Loading...
Лента добра деактивирована. Добро пожаловать в реальный мир.
Вводная картинка

«У меня два высших. Здесь я так, для души» Девушка сходила на эротический массаж и разочаровалась. Что пошло не так?

Фото: G-Stock Studio / Shutterstock / Fotodom

Эротический массаж для женщин — не самая распространенная услуга. В Санкт-Петербурге ее предлагают лишь в одном салоне, причем спрос, судя по всему, не особенно велик. Журналистка «Ленты.ру» сходила туда, поговорила с обнаженным массажистом и выяснила, почему подобные заведения не пользуются популярностью.

Эромассаж, как правило, популярен в странах, где процветает сексуальная индустрия, особенно при легализованной проституции. Подобного рода услуги предоставляют в Амстердаме, Таиланде и прочих популярных у секс-туристов местах.

Однако эросалоны можно найти и в России, причем как в столицах, так и в провинциальных городах. При этом их деятельность в принципе не регулируется российским законодательством, так как нет четких критериев, что считается эромассажем. Многие салоны боятся предоставлять такую услугу, поскольку сексуальные действия могут попадать под определение проституции, но всегда находятся те, кто готов на риск ради заработка.

Клиенты обычно хотят расслабиться и снять стресс, а также испытать интимную близость или новые сексуальные ощущения. Один из сотрудников такого салона рассказал, что к ним приходят в основном богатые люди: владельцы компаний, чиновники, «элита общества». Так они отдыхают от нервной работы.

На весь город я нашла только один салон, где эротический массаж делают женщинам. Записалась на сеанс заранее, потому что на сайте огромный выбор девушек и всего два парня. У меня появились догадки, что парни не сидят там круглосуточно.

Эромассаж привлекает как женщин, так и мужчин, но последних в большей степени. Именно этим объясняется тот факт, что в Петербурге удалось найти только один салон для женщин

По телефону сказали, что обычный тариф — пять тысяч рублей. Сеанс длится час, в него входит обычный массаж и массаж одной эрогенной зоны. В этом тарифе нельзя взаимодействовать с массажистом. Второй тариф более люксовый: стоит 13 тысяч рублей, в него входят авторская программа, массаж двух эрогенных зон, игрушки, можно взаимодействовать с массажистом. Что именно это значит — не уточнили.

Многие массажные салоны, к слову, отказываются от включения такой услуги, поскольку боятся за безопасность массажисток. Клиенты в порыве страсти могут не совладать с собой и перейти границы дозволенного.

Я же решила выбрать первый тариф. По телефону сразу предупредили: никакого секса!

Записали меня на первое же время, которое я назвала. Видимо, услуга не особо популярная, раз так много свободных мест

Я начиталась про эти салоны много плохого, поэтому подготовка у меня была на высшем уровне: оставила дома паспорт, все банковские карточки, сняла все украшения, взяла только наличными шесть тысяч рублей и проездной билет.

Пришла по адресу почти вовремя. Внутри помещение выглядит как «Мулен Руж». На ресепшен девушка сразу приняла оплату, что меня порадовало: на выходе не будет никаких сюрпризов. У меня спросили:

— Вы к Кириллу?

— Я не знаю.

— Значит, к Кириллу.

В салоне темно и много комнат. Администраторша проводила меня до моей. Сказала, что массажист придет через десять минут, за это время я могу принять душ. В душевой два крана — один возле кушетки, второй ближе к двери. На стуле лежали запечатанные (гарантия соблюдения гигиены) мочалка, расческа, два пробника шампуня. Одноразовых трусиков и шапочки, как в обычных массажных салонах, не было.

Я быстро помылась и, замотавшись в мокрое полотенце, села на стул. Кроме него в комнате имелась низкая кровать (или скорее высокий матрас) с одной подушкой и непромокаемым покрывалом. Он занимал практически всю площадь комнаты. Напротив стояли два стула, а между ними — стол. На одном стуле лежали мои вещи, на другом сидела я.

«Неиспорченные сюда не ходят»

Сидеть и грустить пришлось недолго. Появился Кирилл, спросил, можно ли войти. Он был в белом махровом халате.

— Ложись, — сказал Кирилл, показывая рукой на кровать.

— Мне можно снять полотенце? — спросила я.

— Ну конечно.

— У меня под ним ничего нет.

— Я знаю.

Я сняла полотенце и села на кровать. Он что-то доставал из портфеля, который совсем комично смотрелся на фоне махрового халата.

— Ты так внимательно смотришь, что я делаю, — сказал Кирилл. — А я всего лишь достаю массажное масло.

Он достал поллитровую бутылку без этикетки. Последний раз я такие видела со святой водой.

Кирилл был смазливый, невысокий, подкачанный, загорелый. Напоминал Данилу Козловского. Когда-то давно была мода на такой типаж парней. Сейчас стандарты поменялись — во всяком случае, не знаю людей, который в 2023 году ходят в солярий.

На потолке висела черно-красная светящаяся подвеска с узорами. Все узоры так или иначе напоминали половые органы или процесс совокупления. Чтобы это заметить, требовалась определенная степень испорченности, но неиспорченные сюда не ходят

Я легла на живот. Он спросил, можно ли ему снять халат. Я решила уточнить, есть ли что-нибудь под ним. Он ответил «да».

— А если бы не было, не разрешила бы?

— Я бы подумала, — сказала я, наперед зная, что разрешила бы.

Он снял халат. На нем были желтые трусы.

Кирилл вылил масло мне на спину, начал растирать его. В самом начале массажа он сказал, что я высокая. Причем это звучало не как комплимент, а как претензия.

— Капец ты высокая! Какой у тебя рост?

— 173-174, где-то так.

— Ты спортсменка?

— Нет.

— Генетика?

— Наверное.

— А ты местная?

— Ну вообще нет, но живу сейчас здесь.

— Просто к нам часто заходят женщины из Москвы, которые приехали в командировку в Питер. А как ты нас нашла? — продолжал смолток Кирилл.

— Загуглила. Я так понимаю, это единственный салон в городе, где есть услуги для женщин.

— А какой запрос ты вводила?

— Эротический массаж для женщин.

— Его еще йони называют.

«На удовольствие лучше не рассчитывать»

Кирилл массировал очень слабо. Хотя салон и уверяет, что у них работают только профессионалы, никакими пройденными курсами там и не пахло. Не церемонясь, Кирилл перешел к ягодицам. Помассировав немного их, сказал мне перевернуться на спину. Я закрыла глаза и на протяжении всего сеанса не хотела их открывать. Во-первых, Кирилл мне не нравился внешне. Во-вторых, было неловко на него смотреть.

Он спросил, можно ли ему снять трусы, иначе они испачкаются в масле. Я помню, что в моем тарифе нельзя взаимодействовать с массажистом, поэтому не трогала его, чтобы меня не обвинили в домогательствах. Но он как будто случайно начал тереться о мою ладонь. Я не реагировала на эту провокацию.

Он чуть-чуть помассировал мою грудь. Пока мне все нравилось. Затем он начал спускаться ниже. Я подумала, что он форсирует события. Кирилл с переменным успехом нащупал особо чувствительные части тела, но почти сразу решил их оставить, перейдя к агрессивной мастурбации. На этом моменте я была уже в ступоре, поскольку ожидала легкой стимуляции эрогенных зон, а не проникновения, тем более без перчаток.

Своими действиями он напоминал пса, роющего ямку. Было ясно, что никакого образования массажиста у него нет. Поскольку оргазм бывает только клиторальным, а про эту часть моего тела он забыл буквально сразу, ни на какое удовольствие можно было не рассчитывать.

Безумно интересно, как Кирилл сюда устроился. Сдал какие-то вступительные экзамены? Показал портфолио?

Я лежала с закрытыми глазами и с трудом понимала, что там внизу происходит. Подумалось: может, показать ему, как нужно делать? Но меня остановила мысль, что я плачу пять тысяч за час не для того, чтобы преподавать какому-то псевдомассажисту основы мастурбации.

Мне удалось выяснить, что клиенты-мужчины, как правило, пользуются услугами женщин. Клиентки же могут выбрать как мужчину, так и женщину. Некоторые считают, что женщина лучше понимает другую женщину, поэтому и удовольствие доставит больше, чем мужчина. Возможно, после Кирилла я тоже начну так думать.

«Я радовалась, что это все заканчивается»

Кирилл очень старался. Иногда он спрашивал, нравится ли мне.
Я попеременно отвечала то да, то нет. Он был мокрым, пот капал с его волос, спина стала липкой. Наверняка еще и руки устали. Когда он клал голову на мое колено, оно моментально становилось влажным.

В какой-то момент Кирилл спросил что-то про руку. Я не поняла, о чем идет речь, но на всякий случай отказалась. В какой-то момент он спросил с улыбкой: «Кончаешь?»

От удивления я громко крикнула «Нет». Он испугался, застыдился, а потом засмеялся. Раз уж у нас возникла пауза, я решила попросить водички, потому что мне сильно сушило губы. Он спросил: «Обезвоживание? Вся влага в другое место ушла?» — и открыл при мне бутылку, а затем продолжил: «Я чувствовал, что там до сквирта было недалеко».

«Ага, а оргазм, наверное, прям за углом стоял», — подумала я.

Атмосфера была уже совсем не той. Если сначала я с интересом воспринимала эту мясорубку, то теперь мне стало неприятно

Я хотела остановить его и попросить уйти, но перед этим решила дать ему еще один шанс и несколько минут понаблюдать за ощущениями. К счастью, он начал закругляться. Это я поняла потому, что он стал слишком часто смотреть на стену. Оказывается, там висели часы. Он сказал, что обычно администраторы звонят, а сейчас, видимо, забыли. На часах было около 18:20. Администраторы не звонили, потому что мы начали позже 17:20. Мне было безразлично его отлынивание от работы. Я радовалась, что это все заканчивается.

Изредка он целовал какие-то части моего тела, например, ляжки или живот, лизал сосок, но до поцелуев в губы или куннилингуса дело не дошло. Какой принципиальный мужчина!

В конце он начал водить руками по моему телу, потом взял меня за руку и просто смотрел на меня. Выглядело так, словно нам по 16 лет, и мы влюблены друг в друга. Затем он начал суетливо доставать салфетки.

— Я в порыве страсти масло пролил, — как провинившийся мальчишка сказал он и начал судорожно вытирать масло.

«Его выражение лица стоило этих пяти тысяч»

Я мечтала спокойно помыться и уйти, но Кирилл не торопился меня покидать. Видимо, чтобы женщина не чувствовала себя брошенной, с ней надо поговорить минут десять после всего этого процесса. Он сделал мне комплимент. Сказал, что у меня очень красивое тело. Потом уточнил, не гимнастка ли я. Впервые вижу человека, который так отчаянно отказывался верить, что я не спортсменка.

— Почему ты тогда такая гибкая? Растяжкой занимаешься?

Мне не хотелось говорить, что у меня дисплазия, поэтому я просто ответила, что в детстве занималась хореографией.

— На шпагат, получается, садишься?

— Есть такое.

— Женщины, которые садятся на шпагат, легче рожают.

— Я не планирую рожать.

— Сейчас или вообще?

— Вообще.

— Ой, да, конечно. Это ты сейчас так говоришь, потом материнские инстинкты заиграют. А ты вообще сквиртуешь?

Тут я выпала с этого слова. В моем окружении принято говорить «сквиртишь».

— Ну, было пару раз, — сказала я честно.

— А почему сейчас не получилось?

— Я привыкла, чтобы это делали по-другому.

— Ты про секс или про массаж?

— Я об оргазме и сквирте.

— Нет, просто есть разница… Что именно ты привыкла делать по-другому?

— Я привыкла, чтобы клитору уделялось больше внимания.

— В сексе или в массаже?

— Да во всем. И в сексе, и в мастурбации.

— Просто я поначалу, ты помнишь, пытался стимулировать клитор, но ты вообще не чувствовала. Я и решил, что надо по-другому.

— Я часто не выражаю эмоций во время секса, потому что сосредоточена на внутреннем процессе. Именно поэтому стоны или их отсутствие не является каким-то показателем.

— А ты сквиртовала как? От секса или сама?

— Ну… сама…

На его лице было удивление.

— Это как?

Дальше начался отыгрыш. Он пытался изобразить женщину, засовывающую в себя два пальца. Я спросила:

— Сколько тебе лет, если не секрет?

— Тридцать… один, — задумавшись, ответил он.

— Ты так долго вспоминал свой возраст?

— Ну да, — серьезно сказал он. — А тебе сколько?

— На сколько выгляжу?

— Выглядишь совсем молодой, лет 19-20.

— Мне 17.

Его выражение лица стоило этих пяти тысяч. Я чего-то испугалась и решила признаться, что мне 23. Забавно, я же и вправду похожа на 17-летнюю девушку, а у меня даже не спросили паспорт на ресепшен

— Студентка?

— Нет, уже окончила.

— У меня есть два высших образования. Здесь я так, для души. Одно образование спортивное, второе инженерное. Но я работаю тренером: кросс-фит, ОФП. А ты на кого училась?

— Это секрет.

— Врач?

— Я похожа на врача?

— Ну да.

— Нет. Могу дать подсказку: нас все боятся.

— Органы?

— Нет.

— Актриса?

— Нет.

— Ветеринар?

— А их-то чего бояться?

— Ну мало ли.

— Я журналист.

— А кто их боится-то?

— Да все. Постоянно говорят: «Вот напишешь сейчас про меня что-нибудь».

— Ой, а напиши про нас! Мы будем только рады рекламе.

— Без проблем.

— У нас сейчас не хватает хороших журналистов. Даже те, кто на YouTube, оппозиционеров я имею в виду, скатились. Раньше были честными, а сейчас продались. Со всех сторон одна пропаганда, никакой объективности. А если не продашься, будешь жить в нищете. Я считаю, настоящий журналист должен быть бедным. А по поводу сквирта… Обычно женщины со мной часто сквиртуют, я их стараюсь расположить к себе, но не всегда получается.

На этом моменте я вспомнила, как он пытался расположить меня к себе, когда в самом начале говорил, что я «капец высокая».

— Ты же знаешь, — продолжил он, — что сквирт — это производная от мочи жидкость? Многие женщины сталкиваются с психологическим барьером, потому что они не готовы обоссаться при незнакомом мужчине. Я стараюсь показать, что при мне можно.

Затем Кирилл спросил, можно ли попить из моей бутылки, собрал вещи, напоследок поцеловал мне руку, сказал, что был рад знакомству, и ушел.

«Вы же понимаете, это мужчины»

Я была счастлива, что это закончилось. Чуть-чуть посидев на матрасе, я пошла в душ. Размышляя о всяком, хотела провести там час или два, но заставила себя выйти. Вытерлась, оделась, напоследок украла одноразовую расческу, которую так и не вынула из упаковки. На память.

Когда я вышла, мне было неловко проходить мимо стойки администратора. Девушка за стойкой спросила: «Ну что, как отдохнули?»

Я невольно вздрогнула. Это называется отдых…

— Нормально, — с ненатуральной улыбкой ответила я.

— Точно?

— Точно.

— Как-то неуверенно вы говорите.

Я поняла, что меня не отпустят, пока я не скажу что-то убедительное, а мне поскорее хотелось убежать. Поэтому я, к своему удивлению, рассказала все как есть. Максимально мягко, как смогла:

— Я ожидала немного другого…

— Чего?

— Ну… что больше внимания будет уделяться клитору.

— Вам стоило акцентировать на этом внимание. Вы же понимаете, это мужчины.

Напоследок администратор дала мне ВИП-карту со скидкой десять процентов на следующие посещения. Не дав ей договорить, я спросила, можно ли ее кому-то подарить, дав понять, что возвращаться сюда не собираюсь. Мне ответили «да», и я ушла.

Что думаешь? Оцени!
      Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности
      Бонусы за ваши реакции на Lenta.ru
      Читайте
      Оценивайте
      Получайте бонусы
      Узнать больше