Loading...
Лента добра деактивирована. Добро пожаловать в реальный мир.
Вводная картинка

«Я превращался в подлеца» Советский дипломат стал убийцей и самым ценным шпионом ЦРУ. Как за ним охотились агенты КГБ?

Кадр: телесериал «ТАСС уполномочен заявить…»

«Лента.ру»: советский дипломат Александр Огородник стал убийцей и самым ценным шпионом ЦРУ

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых громких скандалах в истории советской и российской разведки. Борьба с внедренными агентами и предателями-перебежчиками была и остается одной из главных задач любой спецслужбы мира. И ставки в этой игре очень высоки, ведь шпион или предатель, имеющий доступ к секретной информации, способен нанести серьезный урон обороноспособности государства. В прошлый раз речь шла о том, как офицер КГБ Владимир Ветров стал французским шпионом и сдал сотни советских разведчиков в Европе. Сегодня наш рассказ — о сотруднике советского МИД Александре Огороднике, который, работая в Латинской Америке и в Москве, годами снабжал ЦРУ ценнейшими секретными данными об экономических связях СССР с другими странами. Обладавший эффектной внешностью и обаянием шпион легко заводил любовниц, но, когда одна из них стала догадываться о его темных делах, он без сожалений ее отравил. Фигура Огородника оказалась настолько яркой, что он стал прототипом главного злодея в знаменитом советском сериале «ТАСС уполномочен заявить...».

«Это [информация от Огородника] была самая важная разведывательная информация, которую я когда-либо читал, будучи главой Госдепартамента» (из воспоминаний бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера).

***

Александр Огородник родился 11 ноября 1939 года в Севастополе. Его отец был военным моряком, и мальчик с детства мечтал пойти по его стопам. После школы 16-летний Александр окончил сначала Нахимовское военно-морское училище в Ленинграде, а затем поступил в Высшее инженерно-техническое училище.

Там на перспективного курсанта обратили внимание представители военной разведки, что очень обрадовало молодого человека. Огородник, которому присвоили псевдоним Стахановец, мечтал о хорошей карьере, для которой ему не помешала бы связь с ГРУ. Для будущего продвижения по службе в 1959 году Огородник вступил в КПСС.

Но с военным делом у Александра не сложилось — ближе к выпуску у него начались проблемы со зрением, и он был отчислен по состоянию здоровья. Чтобы заработать на жизнь, Огороднику пришлось устроиться в типографию и работать там в ночную смену. Но он мечтал о большем, поэтому не сдался и подал документы в МГИМО.

Ему очень повезло: в то время ходило много разговоров о том, что в престижные советские вузы поступают только дети партийных шишек. Чтобы пресечь их, руководство страны дало негласное распоряжение зачислять в лучшие учебные заведения абитуриентов без всякой протекции, если они достаточно умны и талантливы.

Так Огородник, окончивший Нахимовское военно-морское училище с золотой медалью, стал студентом МГИМО — одного из самых престижных университетов в Советском Союзе.

В МГИМО Огородник зарекомендовал себя с самой положительной стороны: учился легко, успешно, был отличником, даже экстерном окончил несколько курсов

Владимир Нечаевветеран контрразведки КГБ СССР

По воспоминаниям бывших однокурсников Александра, он выделялся возрастом (был самым старшим в группе), склонностью к позерству и тем, что был любимцем абсолютного большинства студенток. Между тем во время учебы Огородник под псевдонимом Дмитриев активно сотрудничал с КГБ.

В составе молодежных делегаций МГИМО он часто бывал за рубежом и сообщал кураторам о поведении однокурсников. Окончив вуз в 1967 году, благодаря покровительству чекистов Александр поступил в аспирантуру, в 1970 году защитил диссертацию и стал кандидатом экономических наук.

Опасная связь

Строить свою карьеру в советском МИД Огородник начал с череды командировок в Болгарию и Коста-Рику, в ходе которых зарекомендовал себя как хороший сотрудник. Усердие, настойчивость и продолжавшееся сотрудничество с КГБ дали свои плоды: Александра начали продвигать по службе — он стал вторым секретарем посольства СССР в Колумбии.

Теперь главной задачей дипломата стала подготовка и отправка в Москву секретных документов по экономическим отношениям Советского Союза с рядом других стран. Однако все пошло не по плану. Вместе с Огородником в Латинскую Америку прибыла его супруга Александра Арутюнян, на которой он женился во время учебы в МГИМО.

Но это не помешало Огороднику на новом месте пуститься во все тяжкие: он стал крутить романы с женами других дипломатов. Впрочем, то, что брак был нужен ему лишь для выездного статуса, он и сам прекрасно понимал.

Я постепенно превращаюсь в блудливую собачонку, которая, потеряв голову, носится за сучкой. Я превращаюсь в беспринципного тунеядца и подлеца, ста­новясь одним из тех, кого всю жизнь презирал

Из дневника Александра Огородника

Одной из любовниц — женой сотрудника торгпредства Ольгой Серовой — Огородник увлекся не на шутку. Он даже объявил ее своей невестой и собирался по возвращении на родину подать на развод с женой. Серова тоже собиралась уйти от мужа и связать свою жизнь с Александром, при этом ее не пугала корыстность избранника.

Ему говорили: «Дай закурить». Он давал импортные сигареты и потом брал деньги — десять центов или сколько там. Это смешно, порой в такое даже трудно поверить

Владимир Нечаевветеран контрразведки КГБ СССР

Чтобы подзаработать, Огородник даже пошел на должностное преступление: втайне от начальства он продал свой списанный служебный автомобиль Ford за 800 долларов, а в бухгалтерии назвал куда меньшую цену. Однако обман вскрылся, Александра вызвали на ковер к послу, сделали ему выговор и пригрозили отправкой в СССР в случае повторения.

Кроме того, от Огородника потребовали вернуть присвоенные деньги, которые он к тому времени успел потратить на свой разгульный образ жизни. Чтобы расплатиться с долгами, он стал спекулировать сигаретами и алкоголем на одной из заправок в Боготе.

Причем прибыль Александра была весьма неплохой: покупая бутылку водки в посольском магазине за 5-6 долларов, он перепродавал ее уже за 20. Правда, спекулянт не знал, что хозяин заправки, получавший от дипломата процент с продаж, был агентом колумбийской разведки.

Узнав о темных делах Огородника, колумбийцы решили взять его в разработку при помощи так называемой медовой ловушки — решили свести дипломата с сотрудницей Колумбийского университета Пилар Соарес Беркалой. Их знакомство устроили на выставке «Колумбия вчера и сегодня», которую организовала Пилар.

Та влюбленность изменила их судьбы. С того момента мой отец начал работать на ЦРУ из любви к моей матери. А плодом того запретного романа стала я

Из воспоминаний Алехандры Соарес, дочери Александра Огородника

«Это важнейшая развединформация»

Относительно того, как именно Беркала была связана с колумбийской разведкой, есть три версии. Согласно первой, она была ее штатной сотрудницей. По второй — представители спецслужбы, которые следили за Огородником, связались с девушкой и попросили ее помочь завербовать дипломата.

Год спустя после начала отношений Беркалы и Огородника к нему пришли колумбийцы и заявили, что на него есть компромат — совместные с Пилар интимные фотографии. Незваные гости также сообщили, что Пилар беременна от Огородника, а потом стали настаивать на сотрудничестве.

Огородник прекрасно понимал: если пикантные снимки попадут в советский МИД, его уволят с позором. Однако он не потерял самообладания и потребовал связать его с представителями ЦРУ. Колумбийцы от этого были не в восторге, но все же свели Александра с сотрудниками американской спецслужбы.

На первой же встрече, которая состоялась в турецкой бане одного из престижных отелей, Огородник заявил, что готов сотрудничать с ЦРУ. Впрочем, есть и третья версия: завербованная колумбийцами Беркала познакомила дипломата с некими американскими «журналистами», для которых он согласился написать несколько статей на экономическую тему.

За них Александр получил солидный гонорар в долларах, а затем ему откровенно намекнули, что он может зарабатывать куда больше, занимаясь шпионажем в пользу США.

Олдрич Эймс

Олдрич Эймс

Фото: Public Domain / Wikimedia

Огородник долго не терзался сомнениями: чтобы доказать серьезность своих намерений, он передал сотрудникам ЦРУ сделанную им копию секретного отчета «О состоянии и перспективах советско-китайских отношений». Документ оказался настолько ценным, что привел американцев в восторг. Одним из кураторов нового шпиона стал будущий агент советской разведки Олдрич Эймс. Вскоре после того, как Огородник начал работать на ЦРУ, Пилар на очередном свидании передала ему первые деньги от американцев. В дальнейшем дипломат каждый месяц получал десять тысяч долларов на счет в банке США и еще тысячу наличными. Кроме того, любовница передала Огороднику абонемент на обследование у стоматолога.

В назначенный день он приехал по указанному в абонементе адресу, где его уже ждали кураторы из ЦРУ. Новому агенту присвоили псевдонимы Trianon и Trigon (Трианон и Тригон). Именно стоматологический кабинет стал местом постоянных встреч американцев с дипломатом, который шел туда якобы с зубной болью.

На деле же он регулярно приносил информацию о внешнеполитических планах советского руководства

Ближе к середине 70-х годов кураторы из ЦРУ стали прорабатывать шпиона на перспективу: самый активный этап его работы должен был начаться уже после возвращения в Советский Союз. Для этого Огороднику передали транзистор для приема сигналов из франкфуртского радиоцентра ЦРУ и фотокамеры, замаскированные под обычные ручку и зажигалку.

Огородника научили пользоваться миникамерой, спрятанной в авторучке, а также другим техникам — например, использованию «мертвых почтовых ящиков» (тайников)

Из книги Пере Кардона «Медведи, атомы и шпионы»

«Она не болела — и вдруг умерла»

На родину Огородник прибыл в декабре 1974 года вместе с Ольгой Серовой: оформив разводы, они стали жить вместе гражданским браком. Но вскоре после этого Ольга скончалась от легочной формы гриппа. Лишь спустя несколько лет после ее смерти эксгумация показала, что Александр отравил свою любовницу.

Причиной, по одним данным, было то, что Серова узнала (или стала догадываться) о связи дипломата с американцами. По другой версии, Огородник сам признался Ольге в том, что он шпион, а она его не поддержала и стала настаивать на прекращении контактов с ЦРУ.

Серова не болела — и вдруг внезапно умерла от отека легких. Казалось бы — ни температуры, ничего

Виктор Песокветеран КГБ

Яд, который Огородник подмешивал в пищу Серовой, ему передали кураторы из ЦРУ — советские эксперты так и не смогли определить состав отравляющего вещества. При этом шпион все просчитал: той зимой в Москве была эпидемия гриппа, поэтому смерть Ольги врачей не насторожила.

Александр сумел уговорить отца Серовой, врача по профессии, отказаться от вскрытия дочери. По воспоминаниям тех, кто присутствовал на похоронах Ольги, Огородник, казалось, был просто убит горем, он рыдал и перед погребением надел на палец Серовой обручальное кольцо.

Александр Огородник

Александр Огородник

Фото: Public Domain / Wikimedia

Между тем с каждым месяцем психическое состояние шпиона, боявшегося разоблачения, ухудшалось. Сотрудники ЦРУ даже снабдили его легкими успокоительными средствами и витаминами для укрепления нервов. После смерти Серовой Огородник жил один, но продолжал переписку с Соарес и мечтал о совместной с ней жизни в США. Ему предлагали руководящую должность в столичном Институте Латинской Америки, но он, по понятным причинам, предпочел остаться в МИД. В феврале 1975 года Александр стал сотрудником министерского управления по планированию внешнеполитических мероприятий.

По словам ветерана КГБ Владимира Нечаева, для ЦРУ Огородник на этой должности был кладезем информации. Связь с американцами шпион возобновил в 1976 году, каждый день снимая для них по 80 листов особо секретных документов.

Сотрудники ЦРУ ему писали в своих посланиях: «Дорогой Саша! Ты как-то повыше держи наш фотоаппарат, а то расплывается. Почетче, почетче»

Владимир Нечаевветеран контрразведки КГБ СССР

Охота на шпиона

Некоторое время спустя сотрудники ЦРУ передали Огороднику мини-камеру, рассчитанную на 100 кадров. Спрятанные в контейнеры микропленки шпион оставлял в тайниках по всей Москве, один из них располагался в лесу, на месте которого сегодня находится парк Победы. Александр оставлял там зашифрованные сообщения два года.

Как вы, наверное, заметили, наши пленки из обычного фотографического фильма. Хотя их легче читать, чем другие, они не очень крепкие, и надо осторожно держать их только по краям

Из зашифрованного послания Александра Огородника в ЦРУ

Все это время советские контрразведчики пытались выяснить, от кого идет утечка информации. Поиски «крота» они начали еще в то время, когда Огородник работал в Колумбии. Бытует версия, что в первой половине 70-х годов о действиях Огородника спецслужбы СССР пытался предупредить советский агент в ЦРУ Карел Кехер, но отправленная им шифрограмма попала к одному из самых высокопоставленных американских шпионов — главе советской контрразведки генералу Олегу Калугину. Тот уничтожил сообщение и выдал Кехера американцам.

На то, что у спецслужб США есть свой человек в советском МИД, косвенно указывали и переговоры об ограничении стратегических наступательных вооружений, которые СССР и США вели в середине 70-х годов. Советская сторона не могла не заметить, что американцы ведут себя чересчур уверенно.

Они словно знали о позиции Советского Союза и умело вели переговоры с выгодой для себя. Как бы то ни было, к 1977 году Огородник оказался среди подозреваемых в шпионаже.

На это, среди прочего, указывал тот факт, что именно после возвращения дипломата в Москву контрразведка засекла появление зашифрованного канала связи с Франкфуртом

Поисками «крота» занялась группа сотрудников службы безопасности МИД СССР под руководством офицеров КГБ Михаила Курышева и Игоря Перетрухина. При этом вместе с Огородником под подозрение попали его коллеги-дипломаты Андрей Федотов и Николай Бобин с женой Ириной, но более тщательная проверка показала, что к шпионажу они не причастны.

А вот свет в квартире Александра зажигался ровно тогда, когда начиналась передача зашифрованных сообщений в ФРГ — наборов из четырех чисел. Так Огородник стал единственным подозреваемым. Операцией по его разработке, получившей название «Агроном», руководил замначальника второго Главного управления (ГУ) КГБ генерал-майор Виталий Бояров.

«Он поднес руку ко рту и упал»

Вскоре чекисты решили провести обыск в жилище дипломата — комнате в коммунальной квартире дома №2/1 на Краснопресненской набережной. Для этого был нужен слепок с ключей; к делу привлекли офицера КГБ Игоря Перетрухина, который был знаком с Огородником.

Игорь позвал Александра попариться в бане вместе с друзьями. Дипломат пришел, но вел себя крайне осторожно и осмотрительно. Он боялся, что чекисты добавят наркотик в алкоголь, чтобы развязать ему язык.

Служба наружного наблюдения зафиксировала, что Огородник пошел со всеми в парилку, а потом выбежал и отпил из той банки пива, из которой пил наш сотрудник

Виктор Песокветеран КГБ

Чекистам с большим трудом удалось сделать слепок: они улучили момент, когда Огороднику делали массаж. Теперь им оставалось дождаться подходящего для обыска момента. Он представился в мае 1977 года, когда шпион с одной из новых возлюбленных, 19-летней Ольгой, сотрудницей аппарата Президиума ВС РСФСР, уехал в отпуск в Сочи.

Проникнув в комнату Александра, оперативники КГБ обнаружили множество меток и ловушек, которые оставил хитрый шпион: на дверцы шкафов и тумбочек были наклеены волоски и незаметные ниточки, а предметы на рабочем столе были расположены в особом порядке.

Рисковать чекисты не стали — обыск решили отменить, но в комнате разместили жучки для прослушки. За ней также установили наблюдение — пункт оборудовали в квартире над комнатой Александра. Просверлив потолок в комнате шпиона, контрразведчики установили камеру видеонаблюдения.

Когда в потолке дырочка в миллиметр, а сам потолок под четыре метра, камеру физически не увидишь при всем желании. Даже если на лесенку залезешь и будешь знать, где камера, это все равно нереально

Николай Лейтанветеран Службы наружного наблюдения КГБ

Усилия оправдались: в ходе наблюдения оперативники зафиксировали, как шпион закладывал микропленки в тайники, спрятанные в батарейках обычного фонарика. Дождавшись, когда 21 июня 1977 года дипломат ушел на работу, чекисты вновь отправились в его квартиру и сфотографировали содержимое тайников.

Однако после этого фонарик перестал включаться. И пока контрразведчики пытались устранить поломку, наружка сообщила, что Огородник подъезжает к дому. Коротко посовещавшись, чекисты решили задержать 37-летнего шпиона — санкция на его арест была в кратчайшие сроки получена от главы КГБ Юрия Андропова.

Александра скрутили, когда он заходил домой. После того как ему показали тайники в фонарике, он стал водить оперативников по комнате и показывать другие искусно устроенные тайники. В них лежали два пистолета, инструкции от ЦРУ, блокноты с шифрами и другая шпионская атрибутика.

Рассказал шпион и о тех тайниках, которые он обустроил в своем гараже, а потом попросил чистый лист бумаги, чтобы написать чистосердечное признание. Но это была лишь уловка.

В какой-то момент я краем глаза увидел, что он не пишет, а раскручивает ручку, наконечник ручки или колпачок. Я даже не видел, что у него в руках, — он поднес свою руку ко рту и упал со стула с пеной на устах. И все

Из воспоминаний бывшего сотрудника 2-го ГУ КГБ Владимира Скрипкина

Сотрудники КГБ попытались было разжать зубы шпиона металлической линейкой и извлечь остатки ампулы, но было уже поздно.

Смерть вместо допросов

На место происшествия вызвали скорую, спасти Огородника на протяжении нескольких часов тщетно пытались врачи Института имени Склифосовского. Причина смерти Александра выяснилась после вскрытия тела судмедэкспертами.

Огородников хотел, чтобы ЦРУ обеспечило его «страховкой» — надежным средством на случай, если его поймают с поличным. Он просил смертельную таблетку. Сначала штаб-квартира выступила против, считая это аморальным и неподобающим. Но затем все осознали, что его [в случае задержания] ждут медленные и жестокие пытки

Из книги экс-сотрудницы ЦРУ Марты Петерсон «Вдова-шпионка»

Оказалось, что в колпачке ручки находилась капсула с цианидом, которой американцы заблаговременно снабдили Огородника. Об этом говорила и записка от ЦРУ, которая хранилась в одном из тайников: в ней шпиона просили быть аккуратным с переданным ему ядом.

Мой отец хотел избежать пыток. В письмах, которые Александр писал моей матери, он мечтал о возможности начать жизнь с нуля по другую сторону железного занавеса

Из воспоминаний Алехандры Соарес, дочери Александра Огородника

Этот провал привел к усилению мер безопасности при задержании предателей: головы схваченных в 1980-х шпионов Дмитрия Полякова и Адольфа Толкачева сразу же фиксировали бойцы спецназа «Альфа», чтобы исключить прием яда. Впрочем, по мнению советского агента Карела Кехера, Огородник умер не от яда, а от сердечного приступа.

Другая версия гласит, что шпиона устранили представители советских спецслужб — якобы из-за его связи с дочерью секретаря ЦК КПСС Константина Русакова, который не хотел скандального суда над потенциальным зятем. Как бы то ни было, последний приют Александр Огородник нашел на Хованском кладбище столицы.

А спецслужбы СССР решились на авантюру: располагая каналами связи погибшего шпиона с ЦРУ, они загримировали под Огородника сотрудника 7-го управления КГБ Виктора Песка и стали готовить его к очередной встрече с американцами. Над образом Песка-Огородника трудились лучшие гримеры «Мосфильма»: с 20 метров он был неотличим от оригинала.

Меня гримировали под Огородника: поднимали мне верхнюю губу, поднимали мне крылья носа, брови выщипывали. Он был немножко плотнее, пришлось поддевать поддевку

Виктор Песокветеран КГБ

Эта секретная операция КГБ получила название «Сетунь». Три недели сотрудник КГБ Песок жил под видом Огородника, ездил на черной «Волге» шпиона в компании его молодой любовницы Ольги (та согласилась помочь следствию) и жил в его комнате на Краснопресненской набережной.

В то время у Песка скончался отец, но из-за важности спецоперации он даже не смог побывать на похоронах. Наконец в ночь на 10 июля из радиоцентра во Франкфурте поступили данные о проведении очередной шпионской операции с использованием тайника на мосту через Москва-реку.

Условным сигналом о том, что Огородник придет, должна была стать нарисованная губной помадой черточка на дорожном знаке «Осторожно, дети». Чтобы его отыскать, чекистам пришлось изучить все маршруты передвижения шпиона. Нужный знак нашли на улице Крупской.

Я губной помадой на уровне груди ставил знак о готовности к тайниковой операции. И действительно — резидентура [США] прочитала этот сигнал

Виктор Песокветеран КГБ

Ловушка у тайника

Наконец настал день икс: 15 июля 1977 года «Огородник» прибыл на указанное в шифрограмме место.

Там ниша такая: кирпич кладешь, а если вдруг что — толкнул в Москва-реку, и до свидания, улики нет

Владимир Нечаевветеран контрразведки КГБ СССР

Двойник шпиона запарковал «Волгу» в определенном месте — это был сигнал для ЦРУ, что все идет по плану. Ближе к ночи у тайника появилась вице-консул посольства США Марта Петерсон. Ее муж Джон погиб в организованной партизанами авиакатастрофе во Вьетнаме, после чего она стала идейной антикоммунисткой.

Марта всего за 11 месяцев выучила русский язык и стала сотрудницей ЦРУ, а затем отправилась в Москву под видом дипломата. Сотрудники КГБ задержали ее у тайника: в ее сумке оказался кусок цемента, в котором были спрятаны деньги и много драгоценностей — оплата за работу погибшего шпиона.

Кроме того, у вице-консула нашли бумагу со списком вопросов об очередном раунде советско-американских переговоров, а в бюстгальтере находилось устройство для прослушивания переговоров сотрудников наружки КГБ, которое, впрочем, Петерсон не помогло.

После того как вице-консула посольства США доставили на Лубянку, туда же вызвали посольского советника Гросса. До его появления в КГБ Петерсон старательно притворялась, что не знает русский язык.

Гросс был тогда, видимо, ошарашен. У него на одной руке были часы и на второй руке были часы. Естественно, на одной руке у него были не часы, а магнитофончик вмонтированный, записывал беседу. И Гросс что-то по-английски начал, а она ему чисто по-русски: «А ты вообще заткнись!»

Виктор Песокветеран КГБ

В кратчайшие сроки Марта Петерсон была признана персоной нон грата и выслана из СССР. Американцы еще долгое время думали, что их агент Огородник сидит в тюрьме, и даже пытались обменять его на одного из советских агентов, задержанных в США. К слову, в России с дела американского шпиона до сих пор не снят гриф «совершенно секретно».

***

Летом 1984 года на экраны Советского Союза вышел детективный сериал «ТАСС уполномочен заявить...», его сюжет был основан на истории шпиона Огородника, которого сыграл актер Борис Клюев. Сценарий к сериалу написал Юлиан Семенов, известный по знаменитому многосерийному фильму «17 мгновений весны». Сериал с Борисом Клюевым специально выпустили в августе — его напряженный сюжет должен был перебить интерес советских граждан к Олимпиаде в Лос-Анджелесе, которую решил бойкотировать Советский Союз.

Продолжение следует.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Что думаешь? Оцени!
      Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности