Loading...
Лента добра деактивирована. Добро пожаловать в реальный мир.

«Предлагала ввести меня в транс» Как мошенники и гадалки наживаются на родственниках пропавших в ходе СВО солдат?

00:01, 9 марта 2023

Фото: Константин Михальчевский / РИА Новости

С началом спецоперации в группах по поиску людей стали появляться посты родственников участников СВО, пропавших без вести во время боевых действий. Вместе с ними в интернете активизировались многочисленные мошенники, которые выдают себя за журналистов, ответственных за обмен военнопленными, сотрудников госпиталей, сослуживцев пропавших и даже гадалок, точно знающих судьбу пропавших. С чем приходится сталкиваться родственникам и как работают мошеннические схемы — в материале «Ленты.ру».

В марте Минобороны России сообщило, что открыло дополнительный номер горячей линии по вопросам проведения специальной военной операции — 117. Кроме того, информацию о частичной мобилизации и призыве на военную службу можно получить по номеру информационно-справочной службы 122.

«В плену из него сделают человека»

Екатерина Кобец ищет пропавшего без вести отца, которого мобилизовали в самом начале спецоперации в ДНР, откуда он родом. По словам девушки, сначала его отправили под Донецк, а затем — в Мариуполь. 19 марта 2022 года он последний раз выходил на связь.

Через какое-то время по его телефону неожиданно ответил человек, который представился его сослуживцем. Он сказал, что отец Екатерины ранен, возможности поговорить с родными у него нет. Позже Екатерина звонила еще раз, трубку сняла незнакомая женщина. Она утверждала, что телефон достался ей от украинского военного, имени которого она не знает.

Девушка стала искать отца. Обратилась в официальные инстанции и разместила его фотографию с персональными данными в одной из групп по поиску людей во «ВКонтакте». Она увидела, что один из пользователей публикует скриншоты переписок, в которых якобы разоблачает тех, кто вымогает деньги у родственников пропавших. Пользователь утверждал, что, в отличие от вымогателей, действительно может посодействовать вызволению солдат из плена. Екатерина написала ему, он ответил, что у него есть проверенный человек, и дал его контакт в Telegram.

«Проверенный человек» написал, что обмен будет 8 января, но затем его перенесли на 19 января.

«Мы перевели 12 тысяч рублей, затем еще 25. Прислал якобы список военнопленных на обычном тетрадном листе, где были фамилия и имя моего отца. Правда, скриншоты списка нельзя было сделать, он запретил, — рассказывает Екатерина. — В основном он звонил либо рано утром, либо поздно ночью. Часто давил на жалость: мол, у отца слезы на глазах, его не обменяют, если мы не поторопимся»

До предполагаемой даты обмена военнопленными Екатерина продолжала переписку. Ей сказали приготовить теплые вещи и средства гигиены, она все купила. Но утром 19 января мужчина, который прислал ей аккаунт, удалил свою страницу, а собеседник в Telegram ее заблокировал. Все деньги девушка присылала мошеннику на карту Qiwi без имени и фамилии получателя.

Подруга Екатерины Кобец решила проверить одного из мошенников: написала ему с просьбой найти пропавшего мужа. Он запросил у нее 2500 гривен (около 5000 рублей) за обмен. Та как бы невзначай спросила об отце Екатерины. Как только мошенник увидел знакомую фамилию, сразу же заблокировал и ее тоже.

Екатерина говорит, что мужчина, с которым она начала общаться, рассказывал довольно правдоподобные истории — как про мошенников, так и про то, какими возвращаются из плена люди. В мельчайших подробностях описывал их увечья, в том числе ранения своего брата, который якобы тоже прошел через плен.

Помимо него собеседнице «Ленты.ру» писала женщина, которая представилась журналисткой одного из украинских изданий. Она прислала ссылку на Telegram-бот военной комендатуры Украины, куда необходимо было отправить персональные данные разыскиваемого. Кобец подумала, что может таким образом навредить отцу, и не стала ничего отправлять. Женщина вела переписку довольно агрессивно: говорила, что отец девушки «довоевался», и что «в плену из него сделают человека».

Екатерина пыталась связаться и с гадалками, которые не просили у нее денег за услуги, но и помочь, как вскоре выяснилось, ничем не могли: одна из них написала, что мужчина ушел в другую семью, так как устал от прежней жены, хотя отец Екатерины уже давно жил один.

В итоге, утверждает девушка, она нашла фотографию отца в одном из украинских Telegram-каналов. Публикация появилась в сентябре, у ее отца на фото забинтованы руки и ноги. Где он сейчас — Екатерине так и не удалось выяснить.

«Все время повторяла, что каждая минута дорога»

Марина, еще одна участница группы по поиску людей, стала жертвой мошенницы-гадалки. Женщина искала брата, которого тоже мобилизовали из ДНР. Не зная, к кому обратиться, она выложила пост во «ВКонтакте», указала данные пропавшего и попросила помощи.

Брата Марины мобилизовали в феврале 2022 года. По ее словам, до этого он не служил в армии и не принимал участия в боевых действиях. Последний раз на связь он выходил 19 января 2023 года — созванивался с женой, когда та шла на работу.

Собеседнице «Ленты.ру» написала девушка, которая сказала, что якобы обращалась к одной гадалке, и та помогла узнать ей достоверную судьбу родственника. По словам Марины, тогда она была готова хвататься за каждую соломинку.

Гадалка сначала попросила выслать ФИО и фотографию брата, чтобы посмотреть, жив он или нет. За такую информацию женщина запросила 1000 рублей. После того как Марина перевела ей деньги, она сказала, что мужчина жив, но для того, чтобы узнать его конкретное местоположение, необходимо выслать еще 3300 рублей. Гадалка не отвечала около восьми часов, а затем вернулась с неутешительным ответом: у пропавшего сильная травма головы, и ему срочно нужна медицинская помощь.

«В шоковом состоянии мы с сестрой просили сказать, где он, чтобы как-то помочь. Она сказала, что нужно посмотреть его местоположение с помощью обряда над фотографией, а затем прочитать заговор, который она вышлет после оплаты. Все время повторяла, что каждая минута дорога и нужно торопиться, — продолжает Марина. — Мы перевели еще три тысячи рублей, а затем она написала, что брат находится в центре Донецка. А на момент последней связи он даже не был там. Естественно, после этого она нас заблокировала»

В общей сложности женщина перевела мошеннице 10 тысяч рублей. После этого Марина попыталась связаться с ней через другую страницу. По такой же схеме написала, что пропал родственник, и спросила, сколько будет стоить обряд. Та отказалась обсуждать финансовые вопросы в самом начале беседы и попросила прислать ФИО и фотографию. Собеседница «Ленты.ру» считает, что таким образом она вводит человека в заблуждение, особенно тех людей, которые сейчас находятся в уязвимом положении.

Кроме гадалки, Марине однажды написала женщина, которая сказала, что ее супруг якобы находится в плену вместе с ее родственником. Она назвала несколько фамилий сослуживцев брата Марины.

«Одного из них замполит узнал, но сказал, что встречается с ним завтра лично. Конечно же, мы с сестрой сразу поняли, что это развод», — говорит Марина.

Затем мошенница заявила, что связывалась с военными ВСУ, и они потребовали за каждого военнопленного сто тысяч рублей и миллион рублей за весь батальон.

«Получается будто бы в батальоне десять человек, быть такого не может. Конечно же, сестра, которая с ней общалась, поняла, что это развод, но она хотела вытянуть больше информации. Та наплела ей, что уже насобирали 830 тысяч рублей, осталось совсем немного. Не хотите, мол, поучаствовать и выкупить брата? Конечно, она написала, что никаких гарантий никто не даст, и начала ковырять душу: вы не представляете, что с ними там делают в плену...»

Это была не единственная проблема. После публикации поста о поисках брата на телефон Марины обрушились звонки с украинских номеров. Незнакомцы угрожали ей на протяжении двух недель, в том числе по ночам и через различные мессенджеры.

Затем ей написал молодой человек с Украины, который заявил, что видел ее брата в списках пленных, но поначалу утверждал, что информация неточная. К вечеру он заявил, что данные проверили, и Маринин брат действительно находится в плену.

Марина говорит, что они с сестрой писали запросы в различные инстанции — в военную часть, Красный Крест, военную прокуратуру и уполномоченному по правам человека. В итоге они сами нашли фотографию брата в одном из Telegram-каналов — по предварительным данным, он действительно находится в плену.

После интервью Марина сообщила, что ей звонил очередной мошенник: требовал пять тысяч долларов за выкуп брата и утверждал, что от этого зависит его жизнь.

«Услышала голос, который кричал: "Мама! Мама!"»

Елена Ковальчук разыскивает сына, пропавшего во время боевых действий. Его мобилизовали в ДНР и возили по частям: командиры отказывались брать его к себе из-за многочисленных проблем со здоровьем, в том числе гепатита С. Согласились лишь в Макеевке. В воинской части он числился механиком.

24 декабря 2022 года сын Елены перестал выходить на связь, и тогда мать и жена, кроме обращений в официальные инстанции, стали искать его через социальные сети. После этого на них обрушился шквал сообщений от мошенников.

Однажды Елене позвонил мужчина и сказал, что участвовал в боевых действиях вместе с ее сыном. Ковальчук поверила ему и описала ситуацию, которую она узнала от командиров: сын был в команде из четырех человек, и они попали под обстрел.

«Тогда он [мошенник] сказал, что их окружили с двух сторон и взяли в плен, но лица его он не видел, так как они были разделены на небольшие группы и находились в ста метрах друг от друга. Якобы их с товарищами отвезли куда-то под Киев, и там были какие-то военнопленные, которых украинцы продавали как рабов. Они, по его словам, находились там по восемь месяцев», — говорит Ковальчук.

Разговор с незнакомцем длился час, после чего собеседница «Ленты.ру» обсудила ситуацию с невесткой. Женщин удивило, что звонивший знал их родственника: сын Елены был из Донецка, а парень говорил, что живет в Екатеринбурге. На следующий день Елена перезвонила ему сама.

«У меня появился вопрос: как он мог его знать, если там служат только местные? — говорит Ковальчук. — Он сказал, что развозил горючее, заезжал к сыну в часть, там они и познакомились. Узнал его по фотографии, которую мы опубликовали. На поле боя он группу сына якобы не видел, они все стояли на коленях спиной к ним»

Собеседница «Ленты.ру» поверила — обрадовалась, что сын не убит, а находится в плену. Она стала расспрашивать незнакомца о том, как тот оказался дома. Незнакомец рассказал весьма правдоподобную историю: якобы его сестра опубликовала объявление, и ей написали какие-то люди, которые помогли выйти на украинцев, занимающихся освобождением военнопленных. Чтобы включить его в списки на обмен, они потребовали около 40 тысяч рублей. Елена спросила, есть ли у него контакты, и он прислал ей ссылку на анонимный аккаунт в Telegram.

«Я написала этому человеку. Он сказал, что может пробить, находится ли мой сын в плену. За услугу запросил пять тысяч рублей. Времени было около девяти вечера, он прислал реквизиты, и я отправила ему деньги. После этого он сказал быть на связи в любое время суток, и с четырех утра началось. Он стал писать мне, что сын якобы находится в плену у азовцев (запрещенная в России террористическая организация — прим. «Ленты.ру»), они издеваются, бьют его и не дают есть. Выкупить его очень тяжело».

Затем собеседник прислал женщине контакт, якобы принадлежащий одному из военных, и переписку с ним, где тот говорит: «Пусть мамаша заплатит деньги».

По словам Елены, речь шла о двух тысячах долларов, но у нее на карте было лишь десять тысяч рублей. Это устроило мошенников. Женщина собиралась перед работой зайти в банк, чтобы положить еще денег на счет, но не успела. Параллельно с этим она продолжала переписываться с парнем, который якобы был знаком с ее сыном. Он объяснил ей, почему его так быстро обменяли: получил ранение в ногу, началось гниение, а такие люди им не нужны, от них хотят побыстрее избавиться, чтобы не тратить много времени на лечение.

«Сын пропал в конце декабря прошлого года, а тот мужчина сказал, что уже девятого января был в Ростове в больнице. Мол, ему ампутировали ногу, прооперировали. Когда мы говорили, на фоне была тишина, я очень этому удивилась. По идее, когда человек лежит в больнице, то должны быть слышны какие-то голоса и шум. Я стала спрашивать, где он находится, на что он ответил, что ездил в поликлинику примерять протез», — продолжает Ковальчук.

Супруг собеседницы «Ленты.ру» усомнился в правдивости этой истории. Он сказал жене, что с такими травмами люди лежат в больнице по восемь месяцев, и до протеза ему явно далеко. По просьбе Елены мужчина отправил свою фотографию: он сидит на табуретке без ноги по самое бедро, но лица не видно.

«Хотела переслать ее невестке, но через пять минут он уже удалил фотографию. Зато появилась другая — на аватарке в мессенджере. Невестка пробила ее во "ВКонтакте" и нашла страницу. Она была практически пустая, а стена вся сплошь в рекламных объявлениях. Конечно же, я позвонила ему и сказала, что сына моего он не знает и в больнице столько времени не лежат. Он начал рассказывать сказки про то, что из больницы его через три дня перевезли в Екатеринбург. Причем говорил, что перевезли на машине. Это же сколько километров надо проехать!»

В этот момент Ковальчук окончательно поняла, что столкнулась с мошенниками, но они не отставали: мужчина звонил еще несколько дней, пока она его не заблокировала.

На этом атаки мошенников не закончились. Через какое-то время Елене позвонила «ясновидящая» — предлагала сделать обряд за две тысячи рублей. Потом звонил мужчина, который сказал, что представляет комендатуру Днепропетровской области.

«Сказал, что сына тяжело ранили, у него пробито легкое. Спросил, готова ли я заплатить за него. Я дала утвердительный ответ, но попросила предоставить факты — фотографию или видеозвонок. Они якобы дали ему телефон, и я услышала непонятный, стонущий голос, который кричал: “Мама, мама!” Я попросила сказать, как зовут его жену, но ответа не последовало. Трубку забрал липовый представитель комендатуры и начал кричать, что у него пробито легкое, ничего у него не спрашивайте», — говорит Ковальчук

Через некоторое время собеседница «Ленты.ру» удалила все посты с информацией о пропавшем сыне — атаки многочисленных мошенников и пожелания, чтобы его «сожрали собаки», довели женщину до нервных срывов.

«На одну карту надо было отправить 100 тысяч, на другую — 200»

Ольга Кузнецова рассказывает, что ее брата тоже мобилизовали из ДНР. Он проживал в Горловке, работал на предприятии, куда и пришла повестка. Оттуда мобилизовали 80 человек.

«Так получилось, что 24 февраля 2022 года их забрали, а через два дня они были уже на боевых позициях. За все это время домой никого почти не отпускали, была тяжелая ситуация с продовольствием. Последний раз мы созванивались с братом 24 апреля прошлого года рано утром. Он сказал, что долго разговаривать не может, они готовятся к большому наступлению. Вечером уже не позвонил, а на следующий день приехал ротный командир и сказал, что все ребята, которые пошли на задание, погибли», — рассказывает Ольга.

Собеседница «Ленты.ру» уже давно живет в Санкт-Петербурге, но как только родители рассказали ей о приезде командира, сразу же отправилась в ДНР. Кузнецова утверждает, что до погибших невозможно было добраться, чтобы посмотреть на них своими глазами. Кроме обращений в официальные инстанции Ольга сдала кровь на ДНК для опознания останков родственника. Однако заведующая бюро судебной медицинской экспертизы заявила, что анализы проводиться не будут из-за нехватки специалистов.

Ольгу тоже атаковали мошенники. Собеседница «Ленты.ру» разместила на одном из сайтов фотографию и данные брата. Через несколько месяцев ей написал мужчина, который представился крупным генералом ДНР и сказал, что ее брат находится в полевом госпитале.

«Он сказал, что брату срочно нужна операция, — рассказывает Ольга. — Мол, к нему никого не пускают, и единственное, чем я могу помочь, — перевести деньги на сильнодействующие препараты. Настойчиво просили сначала 50 тысяч рублей, затем сумма увеличилась до 200. Фотографию брата не показал, зато прислал две карты, зарегистрированные на какую-то женщину. На одну надо было отправить 100 тысяч рублей, а на другую 200. Сказал, что когда увидит деньги, то скажет, в каком госпитале он находится. Естественно, я ничего не переводила»

Потом Ольге писали люди, которые представлялись охранниками. Они предлагали видеозвонок с братом. За три минуты запрашивали 15 тысяч рублей и присылали реквизиты банка, зарегистрированного на территории Европы. Однако Кузнецова теперь уже легко вычисляла мошенников: после нескольких наводящих вопросов они, как правило, начинали теряться и не знали, что ответить.

Еще одна собеседница «Ленты.ру», Оксана Наничкина, разыскивает мужа, который пошел на спецоперацию добровольцем. 24 сентября 2022 года он звонил ей в последний раз.

Оксана, как и многие другие родственники пропавших во время СВО, обратилась в официальные инстанции, а после разместила информацию в различных группах. С ней связался человек, который утверждал, что ее супруг находится в госпитале в плену, и предлагал заплатить выкуп — 100 тысяч рублей за «заключенного» и 150 тысяч — за «вольного», не пояснив, что конкретно он имеет в виду. Когда услышал, что у женщины нет таких денег, сразу же сказал, что у него уже есть 80 тысяч, и он готов принять оставшуюся сумму. Оксана ему не поверила.

Тогда он предложил ей созвониться с мужем по планшету, который якобы за деньги выдает медсестра одного из госпиталей, за звонок требовал 600 рублей в час. Мужчина отправлял многочисленные голосовые сообщения, где представлялся медбратом и рассказывал о тяжелом состоянии пленного.

Позже Оксане написала незнакомка, которая прислала ей ссылку на аккаунт в Telegram — якобы человек оттуда может дать ей информацию о пропавшем супруге. Собеседница Оксаны писала и сразу же удаляла сообщения, чем вызвала большое подозрение.

Писали Наничкиной и гадалки — одна из них предлагала бесплатно ввести женщину в транс для того, чтобы помочь ей узнать судьбу мужа.

«Я про себя подумала: ага, сейчас она введет меня в это состояние, а я ей переведу все деньги, которые у меня есть на счетах, или ******* [покончу с собой]. Другие гадалки, как правило, просили оплату за более детальные сведения о муже. Тут становится все понятно»

Как и Екатерина Кобец, Оксана столкнулась с мошенником, который якобы разоблачал других вымогателей денег в группе. Он прислал ей ссылку на аккаунт в Telegram.

«Я отправила ему данные мужа, буквально через 10-15 минут мне пришло сообщение: "Он у нас". Мне сразу стало понятно, что это развод. Ладно, нашли бы через сутки-двое, а тут — за такой короткий срок. Если только сам Зеленский его искал или другие главнокомандующие», — подытожила она.

Ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова утверждает, что методы мошенников не новы, однако новшеством является то, что подобные схемы распространились и в интернете.

«Такое мошенничество возникло еще во времена домашних телефонов. В Чечне тоже были отдельные случаи. Информация передавалась из уст в уста от самих солдат. Тогда не было банковских переводов, и все совершалось через почту, — говорит эксперт. — Затем стали образовываться комитеты солдатских матерей, вокруг которых стали появляться двойники-мошенники. Там люди предлагали встретиться в метро или в центре города и передать 20 или 40 тысяч рублей, обещая все сделать».

Мельникова утверждает, что родственники пропавших в ходе СВО совершают большую ошибку, когда публикуют персональные данные военных в сети. Таким образом они становятся желанной добычей для мошенников.

«В самом начале были фальшивые волонтеры, которые предлагали выкупить у украинцев пленных, — говорит Мельникова. — Я написала во все организации, от имени которых они действовали, в прокуратуру, и ситуация стала получше. Недавно мне написала женщина, у нее требовали 80 тысяч рублей за выкуп родственника. Мы настоятельно порекомендовали ей потребовать телефонный разговор или видео с датой. И всем постоянно напоминаем, что не надо выкладывать данные в интернет. К слову, никто ни разу не просил прислать деньги в долларах, евро или гривнах — везде сплошь российские карточки»

По словам Мельниковой, Украина с первых дней соблюдает Женевскую конвенцию о правах военнопленных, что исключает возможность нелегального обмена или выкупа.

«На военной теме всегда паразитирует много людей. Например, юристы или адвокаты, которые обещают разобраться с уголовным делом за 500 тысяч рублей. Я считаю, что иногда платить деньги таким людям — это душевная лень. Мол, заплатишь — и тебе все сделают. А кто такие эти люди, что ты им отдаешь подобные суммы?» — говорит эксперт.

Валентина Мельникова советует в первую очередь обращаться в официальные инстанции: писать Уполномоченному по правам человека, в российское представительство Международного Красного Креста, отправить запрос на имя начальника военной полиции на сайте Министерства обороны. Необходимо как можно подробнее описать сложившуюся ситуацию: предоставить полные данные о военном, когда он попал на спецоперацию, в каких боевых действиях принимал участие, внешние характеристики, особые приметы. Тогда шансы узнать судьбу родственника будут выше.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности