Лента бизнеса деактивирована.
Вводная картинка

«Турция ведет большую игру» Эрдоган блокирует расширение НАТО и сотрудничает с Россией. Может ли он изменить свой курс?

Фото: Jonas Gratzer / Getty Images

Турция близка к решению одобрить вступление Финляндии в НАТО — это может произойти уже в марте. При этом заявку Швеции Анкара одобрять не планирует. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган открыто заявил, что не допустит вступления страны в Североатлантический альянс, пока там будут продолжаться «гнусные» антирелигиозные акции. Новый виток напряженности между странами начался после скандальной акции ультраправого политика Расмуса Палудана, который сжег Коран в Стокгольме. Причем этот перформанс согласовали местные власти. О том, что на самом деле скрывается за нежеланием Турции пускать Швецию в НАТО, чего хочет Анкара в обмен на разблокирование расширения Североатлантического альянса и чем угрожает безопасности России такое расширение, «Ленте.ру» рассказал политолог, заведующий кафедрой Европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Константин Худолей.

«Лента.ру»: С чем связана жесткая реакция Турции на акцию с сожжением Корана в Стокгольме и почему она может остановить процесс вступления Швеции и Финляндии в НАТО?

Константин Худолей: Стоит начать издалека. Финляндия и Швеция сотрудничали с НАТО достаточно давно. Обе страны в той или иной форме принимали участие в операциях НАТО на территории бывшей Югославии, а также в Ливии, Афганистане и других странах.

Естественно, НАТО заинтересовано в скорейшем вступлении Швеции и Финляндии в свой состав: это две страны со стабильными политическими системами, развитой экономикой, современными вооруженными силами, которые полностью соответствуют стандартам НАТО. Однако вопрос о вступлении встал в прошлом году достаточно быстро, де-факто решение было принято в феврале-марте, а де-юре официальные заявления были поданы в мае.

Некоторое противодействие возникло лишь со стороны Турции. И это неслучайно.

При Реджепе Эрдогане, который уже почти 20 лет является фактическим руководителем страны, Турция осуществила определенный политический и идейный поворот

Что вы имеете в виду?

До Реджепа Эрдогана в стране была популярна идея первого президента Кемаля Ататюрка о том, что Турция должна интегрироваться в Европу. Но к началу XXI века в турецких правящих кругах созрело понимание, что этот вариант невозможен. Переговоры о вступлении Турции в Европейский союз начались, когда самого союза не существовало, было Европейское экономическое сообщество. А воз и ныне там.

Замечу, что и вступление республики в НАТО проходило в несколько экстраординарных условиях. В 1945-м СССР стал добиваться создания военной базы в Дарданеллах и параллельно предъявил претензии на восточную часть Турции, которая до Первой мировой войны была частью Российской империи. Это было важным фактором, который толкнул Анкару на вступление в НАТО.

Так что Турция почувствовала себя обиженной

При этом в контексте Турции нельзя не напомнить про ошибочное мнение, будто НАТО не принимает в свой состав страны, имеющие территориальные конфликты с соседями. Разве урегулирован спор Великобритании и Испании по Гибралтару? Разве решен спор между Грецией и Турцией по границе в Эгейском море? Можно перечислить уйму таких случаев.

То есть Турции выгодно членство в НАТО?

Да, и она не будет выходить из его состава ни при каких обстоятельствах. Ее вполне устраивает быть под зонтиком НАТО, а те решения альянса, с которыми Турция не согласна, она не выполняет. Кроме того, членство в НАТО — контрбаланс усилению Ирана в регионе, которого опасаются. НАТО это тоже выгодно: Вооруженные силы Турции — достаточно мощная сила, которая может быть использована в нужный момент. Плюс на территории Турции есть американская база Инджирлик.

Но одновременно с этим Турция ведет и более широкую игру, заигрывая и с БРИКС, и с рядом других незападных организаций.

Главная идея состоит теперь не в вступлении в Европейский союз, а в повышении статуса Турции в мировых делах

Это вообще тенденция, которая сейчас присутствует в международных отношениях и которую мы не всегда замечаем: не великие державы, а «средние» государства требуют пересмотра существующих правил мироустройства.

В частности, Реджеп Эрдоган неоднократно критиковал Совет Безопасности ООН, называя орган неэффективным, так как пять его постоянных членов — страны-победительницы в Второй мировой войне — имеют слишком много полномочий. Отсюда и идея расширить орган не только за счет великих держав, но и включив туда страны среднего уровня.

И речь, конечно, в первую очередь о Турции...

Да, и поэтому подход Эрдогана во внешней политике очень выборочный: он делает только то, что соответствует интересам Турции по его собственному мнению. Возьмем другой пример: США оказывают стране военную поддержку, но не в тех объемах, о каких мечтают турецкие власти.

США и ЕС, кроме того, не хотят делиться современными технологиями. Поэтому Турция строит собственную военную промышленность, причем довольно неплохую, судя по эффективности беспилотников Bayraktar

По той же причине Эрдоган заинтересован в получении российского оружия. Россия, в отличие от ЕС и США, не настаивает на том, чтобы технологические вещи оставались только у нее. Отсюда и игра Эрдогана и туда, и сюда: речь идет именно о борьбе за повышение роли Турции.

Что еще важно учитывать, когда мы говорим о политике современной Турции?

Чтобы усилить влияние, Эрдоган ищет союзников: причем в первую очередь не в европейский странах (кроме Балкан), а в мусульманском мире. Отсюда и его высказывания, прославляющие Османскую империю. Отсюда его слова о том, что бывшие территории империи — это зона особого внимания Турции. Отсюда и ее вмешательство в дела Ливии и в целый ряд других конфликтов, в том числе сирийский и иракский.

Отсюда его интерес к укреплению дружбы с Азербайджаном, стремление наладить контакты со среднеазиатскими странами, отсюда же — жесткая позиция о статусе Крыма. Ведь, как вы знаете, Турция отказывается признавать его частью России.

Именно под этим углом зрения — повышения роли в международных делах — руководство Турции и рассматривает ситуацию с приемом в НАТО Швеции и Финляндии

Но как на это реагируют в Швеции и Финляндии? Жители этих стран хотят вступления в НАТО?

Давайте поговорим о политике этих стран. В Швеции и власть, и общество хотят, чтобы страна выступала в качестве стандарта самых высоких моральных принципов. Поэтому когда Турция требует выдать ей тех, кого считает террористами, Швеция отказывается. Она просто не может так поступить без предъявления конкретным людям каких-либо серьезных доказательств их вины.

В шведском обществе сейчас главные дискуссии ведутся не о том, как такие конфликтные ситуации, как сожжение Корана, скажутся на вступлении в НАТО, о том, как Швеция в таких условиях может соблюдать демократические права и свободы

Ограничить сожжение Корана — это отход от шведских стандартов свободы или нет? Вот что сейчас волнует в первую очередь общество. То же самое, в общем, касается и Финляндии, хотя исторически там значительно меньше мигрантов, чем в Швеции.

При этом генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг оптимистично предполагает, что уже в июле, когда пройдет очередной саммит альянса, ситуация с Турцией разрешится. Но ему положено быть оптимистом.

Думаю, что ситуация сложнее, ведь Реджеп Эрдоган, помимо сказанного выше, озабочен и президентскими выборами, назначенными в Турции на середину мая. То, насколько эффективно власти страны смогут организовать работу по преодолению последствий землетрясений, начавшихся утром 6 февраля и унесших тысячи жизней, окажет влияние и на настроения избирателей перед президентскими и парламентскими выборами.

Другая сложность — позиция Венгрии, которая подыгрывает Турции. Так, совсем недавно министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто предложил выдвинуть кандидатуру Реджепа Эрдогана на Нобелевскую премию мира

Причем Венгрия — еще одна страна НАТО, пока не ратифицировавшая документы о вступлении Швеции и Финляндии в его состав....

Да, Венгрия ссылается на то, что у парламента перегружена повестка дня. Не сомневаюсь, что у любого парламента очень напряженная работа, но при желании правительство может найти способы рассмотреть такой важный вопрос — тем более за полгода.

Так или иначе, думаю, с Венгрией проблем не будет. В правительстве заявили, что 20 февраля оно внесет на рассмотрение парламента протокол о ратификации вступления Финляндии и Швеции в НАТО. Так что этот вопрос будет решен в ближайшее время.

Как могут повлиять на решение проблемы с Турцией президентские выборы в этой стране?

Для Эрдогана история с вступлением Финляндии и Швеции в НАТО и критикой акций по сожжению Корана в Европе очень выгодна. Сейчас последние опросы дают Партии справедливости и развития и ее союзникам, как и крупнейшей оппозиционной Народно-республиканской партии, — чуть более 40 процентов голосов. Разницы фактически нет. Многое зависит от 10-12 процентов избирателей-курдов. Эрдоган понимает, что курды вряд ли будут голосовать за него, но он хочет оттолкнуть оппозицию от возможного союза с курдами, потому что это обеспечит ей большинство.

Более того, не исключено, что в первом туре кандидатов от оппозиции может быть несколько. В первом туре вряд ли кто-то победит, но во втором... Шансы оппозиции во многом связаны с экономической ситуацией в стране — за прошлый год цены на продовольственные товары резко выросли, инфляция в январе достигла 58 процентов.

Тем не менее у Эрдогана есть шансы выиграть, хотя, возможно, возникнет проблема с тем, чтобы получить большинство в парламенте

На вступлении новых стран в НАТО это не скажется?

Думаю, что Турция рано или поздно ратифицирует протокол о вступлении Финляндии и Швеции в НАТО вне зависимости от итогов президентских и парламентских выборов. Вряд ли она сможет игнорировать позицию США и всех остальных стран НАТО. Тем более США уже дали Финляндии и Швеции устные гарантии безопасности, и с января начата подготовка американо-шведского соглашения по безопасности.

Но Турция, несомненно, будет добиваться максимальных уступок по другим вопросам. Поэтому я не сомневаюсь, что Швеция и Финляндия станут членами НАТО, однако затрудняюсь предсказывать, произойдет это до ближайшего саммита НАТО или нет и будут страны приняты одновременно или по очереди

Почему Швеция и Финляндия не спешили вступать в НАТО до начала специальной военной операции России на Украине?

Основной аргумент, который был против этого у Финляндии, сводился к следующему: в НАТО есть ряд непредсказуемых стран. Это, в частности, Турция. Если бы в 2015 году, когда Военно-воздушные силы Турции сбили российский бомбардировщик Су-24 в Сирии, Финляндия входила в НАТО, чем для нее могла обернуться эта история? Ведь у нее с Россией общая граница.

Но начало спецоперации перечеркнуло в глазах финнов все другие аргументы. Кроме того, усилились воспоминания о Зимней войне 1939 года. Произошел поворот в сторону жесткой интеграции в западные структуры и, думаю, это надолго.

Чем вступление стран в НАТО обернется для России?

Сначала надо определиться, по какой модели Финляндия и Швеция станут членами НАТО. Если по норвежской, то это будет означать, что в мирное время на территории стран не будет иностранных войск или военных баз. Вторая модель — британская и немецкая, которая подразумевает, что иностранные войска и базы присутствуют там постоянно.

До последних событий я был твердо убежден, что Финляндия и Швеция пойдут по норвежскому пути. Сейчас у меня такой уверенности нет. Думаю, мы будем наблюдать усиление присутствия НАТО в регионе

Причем надо понимать, что политические элиты Швеции и Финляндии уже слишком многое поставили на вступление в НАТО и не откажутся от решения. Кроме того, на это сделали ставку и политические элиты всех 28 государств-членов Североатлантического альянса.

К чему приведет расширение НАТО?

К осложнению ситуации в Балтийском регионе: там все являются членами ЕС, а де-факто уже и членами НАТО. Лозунг о том, что Балтийское море должно стать внутренним морем НАТО, гуляет по региону. Между тем там же находятся Санкт-Петербург и Калининград.

Объявленное Эстонией решение ввести в Финском заливе режим прибрежной зоны не нарушает Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Никаких ограничений для транзитного судоходства не вводится. Эстония получает право досмотра коммерческих судов, если они подозреваются в нарушениях таможенных, фискальных, иммиграционных и санитарных законов и правил, совершенных в ее территориальных водах.

Но этот шаг вызывает в России повышенное внимание, так как ряд формулировок размыт: например, попадают ли вопросы экологии под нарушение санитарных законов и норм? Это происходит и ввиду общей тенденции к ухудшению российско-эстонских отношений и политики санкций, проводимой ЕС.

Напряженность в регионе будет расти в любом случае?

К сожалению, это вполне вероятно. Замечу также, что вступление Швеции и Финляндии укрепляет позиции НАТО в Арктике. Количество спорных вопросов там велико, имеются огромные ресурсы полезных ископаемых, полностью еще не исследованных, важные транспортные пути и так далее.

Вероятность возрастания напряженности велика

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности
Бонусы за ваши реакции на Lenta.ru
Читайте
Оценивайте
Получайте бонусы
Узнать больше