Вводная картинка

Великий лгун. Почему преступника, которого называли смесью Тома Рипли и Ганнибала Лектера, отпустили на свободу?

23 декабря 2022 года новостные ленты крупнейших изданий по всему миру заполонили сообщения о том, что на свободу в Непале отпущен знаменитый мошенник и убийца Чарльз Собрадж. Его как-то назвали смесью Тома Рипли и Ганнибала Лектера. В каком-то смысле он действительно был людоедом, питавшимся жертвами и даже натягивавшим на себя их кожу. Правда, только в переносном смысле. «Лента.ру» рассказывает историю одного из самых загадочных злодеев XX века.

Грандиозный провал

Это должно было быть величайшее преступление в истории: накачать наркотиками и ограбить сразу шесть десятков туристов! Такого грандиозного ограбления не то что осуществить, даже замыслить не отваживался никто. Кроме Чарльза Собраджа. Но премьере великого криминального шоу так и не суждено было состояться.

Подвели расчеты. Препараты начали действовать на французских студентов не одновременно. Заподозрив неладное, те, кто был еще в сознании, скрутили своего гида с подельницами и приволокли в отделение полиции Нью-Дели. Вряд ли тогда, в июле 1976 года, индийские правоохранители поняли, что за птица попала им в клетку.

Если составлять рейтинг самых беспринципных преступников XX века, Чарльз Собрадж точно займет в нем одну из верхних строчек. Его преступная страсть лежала в области манипуляции людьми ради выгод далеко не всегда грандиозных. Куда больше ему, кажется, нравился сам процесс контроля, обмана, а позже, видимо, и изощренного убийства

Собраджа часто называют маньяком. Количество его жертв до сих пор неизвестно. Называются цифры от 10 до 30 человек, хотя сам он не признался ни в одном убийстве. Некоторые приписывают этим жутким деяниям француза вьетнамского происхождения некие чуть ли не оккультные мотивы, но судя по всему, он просто очень любил добиваться своего, и на пути к цели не считался ни с чем.

Детство

Собрадж родился 6 апреля 1944 года во Вьетнаме. Отцом мальчика был преуспевающий портной из Индии, работавший в Сайгоне, а матерью — его любовница из местных по имени Сонг. Индус выгнал подругу с младенцем, отказавшись признавать отцовство.

Вскоре началась Первая индокитайская война, и женщина сошлась с солдатом Альфонсом Дуро из французских сил, захвативших столицу Вьетнама. Молодые люди быстро поженились. Благодаря этому мальчик получил гражданство бывшей метрополии. После крещения к восточному имени Хэтчэнд Бхаонани Гурумух добавилось французское Шарль, или Чарльз на английский манер.

В Париже он оказался в возрасте шести или семи лет. Отчим хорошо относился к пасынку, хотя и имел проблемы с психикой после полученных на поле боя травм. Однако когда у Дуро с Сонг появились собственные дети, Чарльз почувствовал себя лишним в родном доме

По его словам, мать всю жизнь винила его за расставание с тем самым индийским портным, а приемный отец хоть и был добр, не проявлял искренних родительских чувств.

Свое умение манипулировать другими Собрадж впервые проявил еще в десятилетнем возрасте, когда заставил одного из младших сводных братьев совершить кражу из магазина. «Я всегда смогу найти идиота, которой сделает то, что мне нужно», — заявил он тогда матери.

Кривая дорожка

Первый трехлетний срок Собрадж отсидел во Франции за вооруженное ограбление в 1963-м. Через три года после освобождения снова оказался в тюрьме — на этот раз за угон автомобиля.

Школьные учителя характеризовали Собраджа как очень умного, но совершенно неуправляемого ребенка. С возрастом он научился не только самоконтролю, но и блестяще отточил умение управлять другими. В начале 1970-х Чарльз добрался наконец до Азии, куда пытался попасть еще подростком, пробираясь на французские грузовые суда. Его ловили каждый раз.

Считается, что первое убийство Собрадж совершил в 1972 году в Пакистане. Детали этого дела покрыты мраком, известно только, что тогда погиб некий таксист. В том же году Чарльз был арестован в Афганистане за ограбление. И тут уже проявился его криминальный талант

Сначала он пожаловался на плохое самочувствие, а потом накачал наркотиками охранника в больнице и сбежал. Правда, во все том же 1972-м снова попал за решетку в соседнем Иране и провел в заключении год.

Преступления Чарльза, по крайней мере те, о которых знают правоохранители, были похожи друг на друга как куриные яйца. Он втирался в доверие к очередному беспечному туристу, обещал помочь ему купить драгоценности по выгодной цене, потом устраивал вечеринку, накачивал гостя алкоголем вперемешку с наркотиками и грабил. Причем со временем он все чаще забирал не только деньги и ценности, но и паспорта своих жертв.

В 1973-м Собраджа за ограбление арестовывает полиция Нью-Дели. Преступник снова симулирует болезнь и бежит из больницы. Через два года он появляется в Афинах, где его снова хватают на ограблении. Чарльз снова бежит, на этот раз поджигая полицейский фургон.

И именно к 1975 году он, похоже, окончательно отработал свой преступный почерк, который будет сочетать убийства с помощью наркотиков, поджоги тел некоторых жертв и похищение их документов, чтобы не попадаться полиции

Похоже, Собрадж следовал знаменитой формуле из советской комедии «Джентльмены удачи»: «Украл, выпил — в тюрьму!» Правда вот последняя теза «в тюрьму» ему нравилась все меньше. Чарльз любил красивых женщин и красивую жизнь. Рассказывают, что во Франции у него были десятки романов, причем протекали они зачастую одновременно. А еще он любил дорогие рестораны, дорогие гостиницы и не любил ни в чем себе отказывать.

Тропа хиппи

В 60-70-х годах Афганистан, Иран, Индия и страны Юго-Восточной Азии стали невероятно популярны у западных туристов. Купить недорогой тур туда могли себе позволить даже студенты, а духовные сокровища древних цивилизаций этого региона манили десятки тысяч хиппи, вдохновленных примером The Beatles и других кумиров тех лет. Маршрут из Европы через эти страны даже прозвали «тропой хиппи».

Впрочем, интересовались европейцы и американцы не только откровениями буддийских лам и индуистских гуру. Многие ехали в Таиланд и Индию за дешевыми наркотиками и теми самыми драгоценными камнями, которые можно было сбыть дома в несколько раз дороже.

К тридцати годам Собрадж выучил пять языков и умел легко подружиться с интересовавшим его человеком. Молодой преступник всю жизнь увлекался восточными единоборствами, был крайне обаятелен и приятен в общении. Кроме того, он обладал бесценной для злодея способностью врать в глаза кому годно и никогда не терять самообладания

Череда кровавых преступлений Собраджа начинается в конце 1975 года. По крайней мере, полиция уверена в его причастности к этим смертям. Сам Чарльз всегда утверждал, что все погибшие, которых связывают с его именем, умерли случайно из-за передозировки наркотиков, или же он и вовсе не имел к их смертям никакого отношения. Позже некоторые приписывали ему ненависть к хиппи, а расправы над туристами называли чуть ли не ритуальными.

Подобные заявления играли на мрачную репутацию мошенника и убийцы, но сам он, похоже, просто любил красивую жизнь, а преступления были самым простым способом добыть на нее денег.

Бикини-киллер

Это прозвище начало мелькать в таиландских СМИ после того, как рыбак выловил из воды у одного из пляжей на курорте Паттайя тело молодой женщины, одетой в купальник-бикини. Опознать ее не смогли, ясно было только, что она приехала с Запада. Через два месяца в зарослях у того же пляжа нашли еще одну убитую. Ее личность также не смогли установить, снова было ясно только, что женщина приехала из Европы или США.

Самая страшная находка ждала правоохранителей через несколько дней. Недалеко от Паттайи нашли трупы мужчины и женщины.

Тела еще горели, когда их нашли. Это было жуткое преступление

Алан Доусонрепортер Bangkok Post

Выяснилось, что убитых отравили наркотиками, избивали и душили, а потом сожгли заживо. Лица покойных были изуродованы огнем до неузнаваемости. И снова при них не нашли никаких документов или иных вещей, которые помогли бы опознанию. Единственной зацепкой стал чудом сохранившийся ярлычок на одежде женщины с надписью: «Сделано в Голландии».

Только тогда тайские следователи поняли, что скорее всего имеют дело с серией убийств. Правда, они считали, что расправляется с туристами кто-то из местных, потому что иностранцы серьезных преступлений на территории страны почти не совершали. Тем более таких кровавых.

1500 километров

Тем временем Собрадж был уже в полутора тысячах километров от Паттайи — в Катманду. Вскоре на окраине города нашли убитую пару европейцев. Их лица были сожжены. Соседи погибших по отелю рассказали, что незадолго до смерти они познакомились с неким торговцем драгоценными камнями из Франции Аланом Готье.

Человек с таким именем не останавливался ни в одной гостинице Катманду, однако похожего по описанию мужчину припомнила администратор одного из отелей. Вскоре полиция столицы Непала задержала некоего Карла Гессела, гражданина Нидерландов, подходившего под описание.

Он путешествовал с женой Идой Бош и ездил на такой же белой машине, как и Готье. Однако соседка погибших не опознала его, и иностранцев вскоре отпустили. Еще одним криминальным талантом Собраджа было умение блестяще менять внешность и манеру поведения.

В непальской культуре заложено уважительное отношение к любым гостям, особенно иностранцам. С самого начала мы отнеслись к нему без должной подозрительности

Бишвалал Шристадетектив полиции Катманду, расследовавший дело

Имена мертвецов

В то же время в голландское посольство в Бангкоке пришло письмо о пропаже двух граждан — Карла Гессела и Иды Бош. Разбираться в этой истории взялся молодой дипломат Херман Книппенберг. Перед исчезновением голландцы написали родным, что познакомились с замечательным французским торговцем драгоценными камнями, который вызвался им помочь.

Француз был очень доброжелательным, устроил для них отличный обед, а потом пригласил к себе домой. Но они не были уверены, что его желание помочь было до конца искренним. Они подозревали, что у его радушия есть еще какой-то мотив

Херман Книппенбергв 1970-х годах сотрудник посольства Нидерландов в Бангкоке

Дипломат быстро нашел некую Надин, которая знала французского торговца драгоценностями Алана Готье и его жену Мари Леклер, которые жили в том же многоквартирном доме, что и она. Женщина сказала, что между ее приятелями были очень странные отношения, а Леклер как-то заявила в доверительной беседе, что «Алан убьет меня, если я попытаюсь уйти». Правда, позже она назвала свои слова шуткой.

Тем не менее, зайдя однажды в их квартиру, Надин увидела там множество паспортов на разные имена, драгоценности и чемоданчик со шприцами и различными препаратами. Более того, она припомнила, что многие европейцы, с которыми знакомились Готье и Леклер, потом куда-то исчезали.

Книппенберг достаточно быстро понял, что имеет дело с вышедшем из-под контроля мошенником. Именно он в итоге разоблачил Чарльза Собраджа. Правда, никаких прямых улик против преступника у него не было.

Выяснилось, что французский мошенник создал банду из трех человек, в которую помимо него самого входила канадка Мари-Андре Леклер и индиец Аджай Чоудхури. Женщина отлично разбиралась в фармакологии, а Чоудхури был самым настоящим убийцей

После убийств в Паттайе и Катманду троицу неоднократно задерживали, но абсолютное самообладание и постоянная смена личностей помогала им каждый раз выходить сухими из воды. Кроме того, в 1970-х полицейские разных стран хоть и сотрудничали друг с другом в рамках уже созданного Интерпола, обмен информацией был очень долгим. Например, связать убийства в Таиланде и Непале в серию удалось далеко не сразу и только при помощи Книппенберга.

20 лет в тюрьме

Ордер Интерпола на арест Собраджа был выдан в мае 1976 года. К тому времени успевший съездить в родную Францию преступник уже снова был в Индии, где сколотил новую банду — к его обычным подельникам добавились две женщины с Запада: Барбара Смит и Мэри Эллен Итер. Сообщниц он нашел в Бомбее. Там же был убит и ограблен француз Жан-Люк Соломон.

А дальше произошел тот самый инцидент с отравлением группы из 60 французских туристов. Собраджа задержали. Смит и Итер признались во всем. Чарльзу предъявили обвинение и в убийстве Соломона, но в 1982 году обвинение было снято из-за недостаточного количества улик. В 1976 году суд приговорил мошенника-убийцу к 12 годам тюрьмы.

Впрочем, в заключении Собрадж чувствовал себя прекрасно. Он просто купил всех сотрудников, от последнего надзирателя до начальника. Ему в камеру поставляли лучше продукты и напитки, установили телевизор и телефон. Одним словом, заключение было более чем комфортным

Правда, было еще одно обстоятельство. В 1986 году Чарльзу оставалось сидеть два года. Власти Таиланда готовились взяться за убийцу четверых туристов, и там ему грозил уже пожизненный срок. Собраджа подобная перспектива явно не прельщала. И он нашел выход. В марте Чарльз организовал для надзирателей вечеринку, на которой использовал свой проверенный прием — накачал всех наркотиками и сбежал.

Но сбежал он совсем не для того, чтобы скрыться. Чарльза задержали на Гоа в его 42 день рождения, 6 апреля 1986-го. Он спокойно ужинал в дорогом ресторане, а когда подошли правоохранители — сразу же сдался. Срок беглецу пришлось продлить и накинуть еще несколько лет за отравление тюремщиков. Расчет вышел идеальным. На волю Собрадж вышел в 1997-м, ровно через два года после того, как истек двадцатилетний срок давности по преступлениям в Паттайе.

Свобода и несвобода

Чарльз вернулся во Францию и зажил жизнью знаменитости. О нем уже вышло несколько книг и фильмов. Теперь он официально продал права на экранизацию своих приключений за 15 миллионов долларов, а за интервью брал по пять-семь тысяч.

Собрадж появлялся на телевидении, где признавался в том, что действительно накачивал туристов наркотиками и крал у них ценности и документы, однако причастность к убийствам отрицал, или же отвечал уклончиво, чтобы сохранить интригу.

Так продолжалось до 2003 года, когда Собрадж внезапно появился в Катманду. Это главная загадка во всей его истории. В Непале дело на него все еще было открыто, и он не мог не знать об этом. Вскоре его задержали в одном из столичных казино и приговорили к пожизненному заключению за двойное убийство 1975 года. Говорят, что перед поимкой он успел просадить в игорном доме 200 тысяч долларов

После этого он дал несколько интервью западным журналистам. На вопрос о поездке в Непал он ответил Яну Веллману, что работал по заказу одного французского продакшна и собирал материал для документального фильма о местных ремеслах. Стоит отметить, что подобную работу он ранее действительно делал в Пакистане, и есть даже кадры его общения с мастерами.

Автору GQ Андрю Энтони, который умудрился взять интервью у Собраджа в 2010-м, он рассказал совершенно другую историю, куда более захватывающую. По его словам, он прибыл в Катманду, чтобы организовать сделку по продаже оружия для движения Талибан (запрещенная в России террористическая организация), так как якобы был знаком с одним из его лидеров. Кроме того, Чарльз якобы работал и на ЦРУ.

Я рисковал жизнью на войне с терроризмом. Помочь мне они не могли, потому что я был под прикрытием

Чарльз Собраджинтервью Андрю Энтони

Великий лгун

Стоит ли верить словам Собраджа? Вопрос, который, видимо, навсегда останется открытым. Его десятки раз пытались расспросить о мотивах преступлений. Каждый раз он выдвигал новые версии. Одним он говорил, что все дело в тяжелом детстве, другим — что таким образом «воевал с французскими властями», что бы это ни значило. Потом появились истории про ЦРУ и террористов.

21 декабря 2022 года Собрадж вышел на волю. Он почти отбыл 20-летний срок, который в Непале считается равным пожизненному. Кроме того, здоровье 78-летнего преступника начало давать сбои. В 2018 году он перенес несколько операций на сердце.

Впрочем, Чарльз Собрадж явно не потерял былой хватки. Чуть ли не на пороге тюрьмы он заявил, что собирается подать в суд на Netflix и государство Непал. Стриминговый сервис получит иск за мини-сериал «Змей», вышедший в 2021 году. Чарльз заявил, что фильм низкого качества, а к тому же состоит из вранья о нем на 70 процентов

Республика Непал должна заплатить за якобы незаконное осуждение Собраджа. Он до сих пор утверждает, что до 2003 года никогда не был на территории этой страны и не имеет никакого отношения к убийству Конни Джо Бронзич и Лорана Карьера — тех самых убитых и сожженных на окраине Катманду в 1975-м.

Новым лейтмотивом заявлений мошенника после ареста в Катманду стала тема раскаянья. В каждом интервью он говорит, что «совершил много дурных поступков в жизни и хочет навсегда оставить все это в прошлом». Но история Чарльза Собраджа явно еще не закончена, и остается только надеяться, что в ней не появится новых жертв.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа