Вводная картинка

«Есть две дороги — с нами или на кладбище» Как украинские бандиты в 1990-е устроили войну за контроль над Крымом

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций об истории украинского криминала и о самых ярких его представителях. Преступные группировки с Украины стали одними из самых мощных этнических криминальных сообществ постсоветского пространства, но специальная военная операция осложнила их положение, заставляя искать для своей деятельности более спокойные места. Сегодня перед украинскими ОПГ открываются два наиболее вероятных пути: на запад — в Европу или на восток — в Россию. И в том, и в другом случае украинской мафии предстоит искать новые источники дохода и делить сферы влияния с местным криминалом. Этот цикл — первое в российских СМИ исследование украинского криминала, который может оказаться куда ближе к России, чем когда-либо в истории. Сегодня наш рассказ — о том, как в лихие 90-е преступные группировки устроили кровавый передел сфер влияния в Крыму. Самой опасной из них стала ОПГ «Сэйлем», которая с помощью бесконечного насилия пыталась установить контроль над всем полуостровом.

Декабрь 1994 года. Симферополь, улица Дмитрия Ульянова. К торговому центру подъезжает автомобиль, за рулем которого находится криминальный авторитет Магомед Булачев — бригадир ОПГ «Греки». Он напряжен: его группировка вступила в конфликт с ОПГ «Сэйлем», которая отказалась вернуть долг — 500 тысяч долларов.

«Зато мы поставили их на счетчик — они должны нам уже больше миллиона. И платить все равно придется», — рассуждает про себя Булачев. Его мысли нарушают звуки выстрелов и звон разбитого стекла: лучший киллер ОПГ «Сэйлем» Петр Анкудинов буквально в упор расстреливает машину бригадира из автомата Калашникова.

Расстреляв магазин, киллер скрывается с места преступления. Авторитет Булачев не успел узнать, что ОПГ «Сэйлем» даже не собиралась возвращать деньги, а просто подписала всем «грекам» смертный приговор.

***

Одним из основателей ОПГ «Сэйлем» стал Евгений Хавич, известный в криминальных кругах как Жид. Он родился 24 марта 1944 года в Омске, позже перебрался в Крым. На криминальный путь Хавич встал еще в юности, примкнув к крымским шулерам. Они в основном кидали приезжих, с которыми знакомились в поездах, на вокзалах и в аэропорту.

Под видом случайных попутчиков Евгений и его подельник садились в такси с человеком, приехавшим на отдых, и прямо там начинали играть в карты. До места назначения жертва, как правило, доезжала уже с пустыми карманами. Правда, у Хавича был свой «кодекс чести»: обманутому человеку он всегда оставлял денег на дорогу домой.

В апреле 1965 года, едва отпраздновав 21-летие, Евгений получил свой первый срок, но, освободившись несколько лет спустя, преступное ремесло так и не бросил. Кроме отдыхающих, жертвами обмана Хавича становились выходцы с Кавказа, торгующие на местных рынках цитрусовыми (за это их прозвали «мандаринами»).

Чтобы усыпить бдительность «мандаринов», Хавич предлагал им купить новую колоду карт в магазине неподалеку от рынка. Жертвы и не подозревали, что продавцы там были в сговоре с Евгением и держали наготове крапленые колоды.

Кроме того, Хавич получал процент с симферопольских «катранов» — квартир, где собирались профессиональные картежники

В 1974 году Хавич вновь попал на скамью подсудимых: на это раз он отправился в Кременчуг «на химию» — исправительные работы на вредном производстве. Там он познакомился со своей будущей женой Ольгой, девушкой из приличной семьи военного. Правда, родители Ольги Хавича невзлюбили, отправили дочь в другой город и там устроили ее свадьбу.

Но вскоре семья Ольги распалась, она вернулась домой, возобновила связь с Хавичем и стала его женой. Между тем на новый уровень Евгений вышел незадолго до распада СССР, создав торгово-закупочный кооператив (ТЗК) «Ай-Петри». Негласно эта организация крышевала крымских коммерсантов.

Заместителем Хавича в ТЗК стал его знакомый шулер Олег Слатвинский, получивший за высокий рост кличку Жираф. Свои дела партнеры обычно обсуждали в симферопольском ресторане «Сэйлем», названном в честь импортных сигарет Salem. Так в начале 90-х родилась одна из самых могущественных и крупных группировок полуострова — «Сэйлем», численность которой в лучшие годы составляла более тысячи человек.

Цель номер один

Одним из первых, с кем ОПГ «Сэйлем» начала непримиримую войну, стал криминальный авторитет Владимир Гужев (Гуня) — легендарный крымский уголовник, влияние которого распространялось на весь полуостров. Первое время под крышей Гужева находился и «Сэйлем», но позже Хавич и его подручные решили избавиться от своего покровителя.

Повод не заставил себя ждать: вскоре Гужев попытался взять ТЗК «Ай-Петри» под свой контроль. Тогда Олег Слатвинский организовал на него первое покушение: боевик Гужева Виктор Приходько (Макаленок), тайно перешедший на сторону «Сэйлема», подложил в машину босса самодельное взрывное устройство (СВУ).

Оно сработало, когда Гужев запирал дверь гаража — именно она, массивная и металлическая, в итоге спасла жизнь криминальному авторитету, послужив своеобразным щитом. Гужев отделался синяками, но из соображений безопасности перебрался с Украинской на Свободную улицу в Симферополе, в новый особняк.

Однако Олег Слатвинский добрался и туда. Однажды дом Гужева сгорел дотла, но авторитет и во второй раз уцелел. Тогда группировка «Сэйлем» еще раз направила к противнику боевика Приходько с новым СВУ.

Бандит и во второй раз потерпел фиаско: бомба случайно взорвалась в его машине, убив водителя на месте

После этого Гужев благоразумно решил покинуть Крым, и Слатвинский почувствовал себя победителем. Но полгода спустя, в 1989 году, его противник вернулся на полуостров погостить. Тогда Слатвинский отправил к Гужеву команду ликвидаторов. Когда авторитет ехал домой из ресторана, по его машине открыли огонь.

Телохранитель Гужева погиб на месте, а его босс получил серьезные ранения и был госпитализирован. Едва придя в себя, он навсегда покинул Крым: сначала отправился в Донецк, а оттуда уехал за границу, решив больше не испытывать судьбу в бандитских разборках на родине.

Бегство Гуни в 1989 году стало своеобразным рубежом в развитии крымского криминалитета. После него на долгое время в Симферополе и в Крыму в целом не было отчетливого лидера — все время шла борьба между бандами. В ходе этой перманентной войны совершенствовалось боевое мастерство, приемы конспирации, разведки и диверсионной работы

Из книги Константина Чернецова «Крым бандитский»

Война с «Башмаками»

Впрочем, вскоре бежать за рубеж пришлось и самому Олегу Слатвинскому. Причиной этого побега стало ожесточенное противостояние ОПГ «Сэйлем» с крупнейшей украинской группировкой «Башмаки» — они сошлись в переделе сфер влияния на южном побережье Крыма.

Симферополь разделили быстро и сравнительно мирно, не столько по территориальному, сколько по производственному принципу. Свои, городские, если не вливались в объединения, то соседствовали на договорных принципах

Из книги Константина Чернецова «Крым бандитский»

Бандитская война началась с конфликта между Олегом Слатвинским и бизнесменом, подконтрольным «Башмакам», который рассказал о ссоре своим покровителям. Лидер «Башмаков» Александр Ткачев (Сахан) решил проучить Слатвинского, и киллеры устроили на него засаду.

Ударив Слатвинского по голове и запихнув в машину, его увезли в направлении, известном только «башмакам», — в Джанкойский район. Но похитители допустили оплошность: во-первых, почему-то не убили жертву, очевидно, надеясь таким образом шантажировать «Сэйлем», а во-вторых, приставили к высокому и спортивному Олегу всего лишь одного охранника

крымский журналист Юлия Исрафилова

Сломав охраннику шею, Слатвинский бежал и стал вынашивать планы мести. Но Ткачев решил ударить первым и устроил новое покушение на Олега — киллеры попытались расстрелять его в безлюдном месте. Но, как и Гуня, Слатвинский словно был заговорен — в него не попали ни разу.

В ответ участники ОПГ «Сэйлем» расправились с Константином Кравченко — одним из «башмаков». Так в Крыму началась настоящая криминальная война, в которой погиб лучший боевик «Сэйлема» Сергей Оразмурадов. Всего же жертвами противостояния стали 17 «сэйлемовцев» и 13 «башмаков».

Лидер ОПГ «Башмаки» Александр Ткачев (Сахан)

Лидер ОПГ «Башмаки» Александр Ткачев (Сахан)

Конец этому противостоянию положил своим непререкаемым авторитетом Евгений Хавич, которого уважали даже «башмаки», сыграла свою роль и масштабная милицейская операция против бандитского беспредела в Крыму. Олег Слатвинский не стал дожидаться ареста и уехал в Польшу — там он хотел заняться перегоном машин из Германии, а также крышеванием проституток и представителей игорного бизнеса. Но в апреле 1992 года криминального авторитета расстреляли на вокзале в Варшаве.

Кто стоял за этой расправой, так и осталось загадкой. По одним данным, дело все-таки довели до конца участники ОПГ «Башмаки». По другой версии, Слатвинский ездил в Москву и поссорился со столичными криминальными авторитетами, которые вначале сожгли его автомобиль, а после ликвидировали самого Олега.

Криминальный авторитет Олег Слатвинский (Жираф)

Криминальный авторитет Олег Слатвинский (Жираф)

В Крым тело Слатвинского доставили в закрытом гробу и похоронили на симферопольском кладбище Абдал вместе с другими представителями преступных группировок. Местные жители с сарказмом нарекли этот участок «Аллеей героев». Впрочем, по словам очевидцев, захороненный гроб был довольно небольших размеров и явно не соответствовал высокому росту Слатвинского. Поэтому до сих пор ходят слухи, что он инсценировал свою смерть, а сам до сих пор живет за границей и шлет оттуда деньги своей семье.

«У тебя две дороги»

К моменту гибели Олега Слатвинского Евгений Хавич отошел от руководства ОПГ «Сэйлем» и вплотную занялся игорным бизнесом. Он собрал команду собственных боевиков — они составили костяк группировки «Казино». В ближайшее окружение Хавича вошли «сэйлемовцы» Сергей Благодатский (Гасконец), Александр Вишняков (Вишня) и Сергей Мишак (Кривоножка).

Бригадир ОПГ «Сэйлем» Александр Вишняков (Вишня)

Бригадир ОПГ «Сэйлем» Александр Вишняков (Вишня)

К слову, одной из особенностей ОПГ «Сэйлем» стало то, что ее участники старались принимать самое активное участие в политической жизни Украины: становились общественными деятелями и депутатами, основывали союзы и партии. К примеру, 1 ноября 1992 года при активном участии «сэйлемовцев» была основана Партия экономического возрождения Крыма — ее возглавил Владимир Шевьев, бывший руководитель одного из предприятий, подконтрольных Хавичу и Слатвинскому.

Активно пошли в политику и другие приближенные Хавича, братья Валерий и Олег Любичи — они сыграли главную роль в ликвидации этнической ОПГ «Греки» — конкурента «Сэйлема». Лидером и создателем «Греков» стал Константин Савопуло, известный в криминальных кругах как Грек.

Лидер ОПГ «Греки» Константин Савопуло

Лидер ОПГ «Греки» Константин Савопуло

Савопуло утверждал, что он потомок того самого крымского купца, чье имя высечено на арке у городского фонтана. Правой рукой лидера ОПГ был его сын Иван, а в группировку, кроме греков, входили татары и болгары. Сфера влияния ОПГ впечатляла: в нее входил целый ряд объектов на юго-западе Симферополя, в том числе крупный завод «Совхоздеталь». Под влиянием «греков» также оказалась ресторанная сеть «Марина», практически все обменники на Центральном рынке, бары и десятки магазинов. Группировка не знала нужды в деньгах, и Савопуло легко одолжил полмиллиона долларов ОПГ «Сэйлем», с которой в тот период состоял в хороших отношениях.

Но когда пришла пора возвращать долг, оказалось, что «сэйлемовцы» делать это совершенно не намерены. Тогда возмущенные «греки» поставили их на счетчик, и сумма долга быстро превысила миллион долларов. Решить проблему вызвались братья Любичи, которые просто вынесли кредиторам смертный приговор.

К делу подключили лучшего киллера ОПГ «Сэйлем» Петра Анкудинова. Он родился в 1971 году в Железногорске, но из-за проблем со здоровьем вместе с матерью и старшим сводным братом перебрался в Крым. В преступный мир Петра привел именно сводный брат Андрей Дрожжин, который еще в начале 90-х вступил в бригаду киллеров Валерия Любича.

Андрей сказал мне: «Пойми, у тебя две дороги — с нами или на кладбище. Это не я так считаю, меня попросили тебе это передать». После этого я лег в больницу (официально — для лечения от наркомании), думал как-то перекантоваться. На первое преступление меня оттуда и забрали

Из интервью Петра Анкудинова

Ликвидаторы Любича действовали под прикрытием его же фирмы «Аудит-резерв», которая формально занималась аудитом и посредничеством. И когда у ОПГ «Сэйлем» начался конфликт с «греками», киллеры получили приказ от Любича устранить одного из бригадиров конкурентов Магомеда Булачева (речь об этом шла в начале статьи).

«Отказ будет смертным приговором»

В результате покушения шальными пулями были ранены случайно оказавшиеся на месте преступления подросток и сотрудник одного из магазинов. Бригадир «Греков» Булачев скончался на месте. Его жизнь Валерий Любич оценил в 1,5 тысячи долларов, которые передал Анкудинову перед Новым годом.

Вскоре, 11 января 1995 года, на выходе из аптеки, расположенной на углу улиц Севастопольская и Самокиша, «сэйлемовцы» ликвидировали еще одного «греческого» бригадира Ивана Иорданова.

А что вы хотите? Пять группировок в одном городе. Симферополь маленький, а денег хочется всем

Из воспоминаний киллера ОПГ «Сэйлем» Петра Анкудинова

Впрочем, уже в феврале ОПГ «Сэйлем» тоже стала нести потери: около здания поликлиники на улице Киевская был расстреляна вишневая «девятка», в которой находились ключевые бригадиры группировки Вишняков и Мишак. Оба погибли на месте.

То, что к этой атаке причастна ОПГ «Башмаки», в «Сэйлеме» узнали не сразу, а потому весь гнев группировки обрушился на «греков». 17 октября 1995 года «сэйлемовские» киллеры добрались и до самого Грека — ликвидировать Константина Савопуло Анкудинов отправился вместе с братом.

Я говорил брату о моем нежелании участвовать в убийстве, но он мне объяснил: отказ будет смертным приговором — обратного пути нет

Из допроса Петра Анкудинова

Убийцы подкараулили Савопуло, когда его машина остановилась на перекрестке улиц Севастопольской и Козлова. Ликвидаторы подбежали к автомобилю с двух сторон и изрешетили его из автоматов, убив на месте криминального авторитета и тяжело ранив его охранника Петра, спасти его врачам удалось с большим трудом.

После этого расстрела ОПГ «Греки» прекратила свое существование: похоронив отца, Иван Савопуло переехал в Болгарию.

А в начале февраля 1996 года Андрея Дрожжина, сводного брата киллера Петра Анкудинова, неизвестные зарезали возле городского пруда в Симферополе

После этого Анкудинов попытался вернуться к нормальной жизни: он покинул ОПГ «Сэйлем», попытался устроиться на работу, но был задержан в 1997 году. Киллера приговорили к смертной казни, которую вскоре заменили пожизненным лишением свободы.

Пули для крестного отца

Следующей мишенью братьев Любич стал их босс, наставник и основатель ОПГ «Сэйлем» Евгений Хавич. Почему они решили устранить крестного отца группировки, так и осталось загадкой, — во второй половине 90-х Хавич окончательно отошел от дел и уехал в Израиль.

Криминальный авторитет Евгений Хавич (Жид)

Криминальный авторитет Евгений Хавич (Жид)

Вся власть над «Сэйлемом» фактически оказалась в руках Любичей, но они все равно решили ликвидировать Хавича и воспользовались моментом, когда в конце 1995 года он вернулся в Крым, чтобы закончить оставшиеся дела. 12 декабря криминальный авторитет, не подозревая об опасности, прибыл на встречу в фирму «Макс» на улице Карла Маркса. Не успел Хавич выйти из машины, как раздался выстрел — на спусковой крючок нажал ожидавший у входа в здание бывший охранник босса Александр Сараев. Убив Хавича, киллер бросился бежать, но его задержал случайно оказавшийся неподалеку милиционер Михаил Винокуров.

Хавичевский телохранитель, здоровенный парень с приличной подготовкой, бросился бежать, хотя, как вы понимаете, центральная улица среди бела дня — не лучшее место для погони со стрельбой. Но погоня продолжалась всего несколько секунд: на пути беглеца оказался милиционер и, оценив ситуацию, сбил киллера с ног

Из книги Константина Чернецова «Крым бандитский»

И хотя охранник Хавича опознал в киллере одного из приближенных братьев Любичей, тот своих заказчиков так и не сдал — утверждал, что пошел на преступление из-за того, что три года назад криминальный авторитет якобы увел у него девушку по имени Лена. До суда киллер не дожил — совершил суицид в камере СИЗО.

Впрочем, и братья Любичи недолго руководили ОПГ «Сэйлем»: первым погиб Валерий, который успел стать депутатом горсовета Симферополя. Криминального авторитета рядом с его домом 15 сентября 1996 года застрелил его собственный телохранитель. Через некоторое время его брата Олега, который тоже занял депутатское кресло, постигла та же участь.

Любичу-младшему отрезали ухо, изуродовали лицо, побили камнями и добили контрольным выстрелом в голову. Обоих братьев похоронили рядом с могилой Хавича на «Аллее героев». Последним убитым лидером «Сэйлема» стал Сергей Благодатский (Гасконец): 7 октября 1996 года его расстреляли около строящегося дома на Евпаторийском шоссе.

«Он погиб потому, что не послушал паханов»

Окончательно ОПГ «Сэйлем» разгромили после теракта, который в 1998 году был совершен на турбазе «Таврия».

Вице-премьер Крыма Александр Сафонцев

Вице-премьер Крыма Александр Сафонцев

В начале февраля там жил вице-премьер Крыма Александр Сафонцев. Он курировал практически все бюджетные организации полуострова, а также отвечал за туристическую сферу. 5 февраля чиновник возвращался в свой номер, и когда он проходил мимо чугунной урны, грянул взрыв — мощность СВУ была равна 400-600 граммам в тротиловом эквиваленте. Сафонцев погиб на месте. Первыми под подозрение попали именно «сэйлемовцы», с которыми у погибшего был конфликт.

Сафонцев погиб потому, что не послушал паханов, которые в то время руководили в Крыму, и выдвинулся по пятому избирательному округу кандидатом в депутаты Верховного совета Крыма

бывший начальник ГУ МВД Украины в Крыму Геннадий Москаль

Помимо участников «Сэйлема», сотрудники правоохранительных органов взялись за все коммерческие структуры, принадлежавшие ОПГ или сотрудничавшие с ней. Нарушения нашли практически у всех фирм, многие из них после проверок закрылись. А против руководства трех банков, подконтрольных группировке, возбудили уголовные дела.

Следователи нашли около 30 фирм-однодневок, через которые бандиты отмывали деньги. После этого ОПГ «Сэйлем» постепенно начала распадаться: кто-то из рядовых бандитов решил завязать с криминалом и подался в бизнес и политику, другие примкнули к группировкам-конкурентам. Между тем действовать в Крыму продолжали главные конкуренты «Сэйлема» — ОПГ «Башмаки».

***

Продолжение следует.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа