Loading...
Лента добра деактивирована. Добро пожаловать в реальный мир.
Вводная картинка

«И как никто не погиб?» Как снимали самый опасный фильм, в котором сотни львов чуть не лишили лица будущую жену Бандераса

В конце 1970-х в США сняли фильм про семью натуралиста, выживающую в окружении африканских хищников. Актерам и съемочной группе пришлось даже хуже, чем его персонажам. Тигр снял скальп с оператора, режиссер попал в больницу с гангреной, а одной из актрис, будущей жене Антонио Бандераса Мелани Гриффит, после нападения льва понадобилась пластическая операция. Съемки затянулись на много лет, а когда фильм был готов, его отказались выпускать в прокат. «Лента.ру» рассказывает, как и зачем снимали опасное кино.

«Мы должны снять об этом фильм»

В 1969 году американский кинематографист Ноэль Маршалл и его жена, актриса Типпи Хедрен, побывали в заповеднике в Мозамбике и наткнулись на заброшенный дом, населенный дикими львами. Звери лежали на остатках мебели, грелись на солнышке и чувствовали себя там полными хозяевами.

Маршалла настолько впечатлило увиденное, что он сразу же произнес: «Мы должны снять об этом фильм». Супруги решили, что их цель — обратить внимание на проблему исчезающих видов животных и призвать людей сделать все возможное, чтобы их сохранить. Они также хотели продемонстрировать, что, если относиться к животным с добротой, те ответят взаимностью.

По задумке главным героем должен был стать американский натуралист Хэнк, живущий в изолированном африканском поместье с десятками диких кошек разных видов

Однажды жена и дети решают навестить его и с ужасом обнаруживают, что по дому разгуливают львы, тигры и слон по кличке Тимбо. Дальше фильм показывает, как Хэнк и его семья выживают в окружении хищников.

Определившись с сюжетом, пара начала готовиться к съемкам. Маршалл решил сыграть Хэнка сам, хотя в отличие от жены, прославившейся ролью в хичкоковских «Птицах», никогда не снимался в кино. Хедрен получила роль жены натуралиста, а их сыновья Джон и Джерри и дочь Хедрен от прошлого брака, будущая жена Антонио Бандераса Мелани Гриффит, должны были играть детей. Осталось самое сложное: найти львов и тигров.

«Ночью они могли запросто нас съесть»

Знакомый дрессировщик Рон Оксли посоветовал взять львят и выращивать их, чтобы они привыкли к людям. Супруги так и сделали: они поселили двух львят в своем поместье в Лос-Анджелесе, а затем разбили целый зоосад в каньоне Соледад в американском штате Нью-Мексико. Там жили 132 дикие кошки, слон, страусы, фламинго и черные лебеди.

Позднее Маршалл снова переселил часть львов в их с Хедрен и детьми дом. Иногда они находились под одной крышей с 15 опасными хищниками. Поначалу в импровизированном зоопарке работал профессиональный дрессировщик Стив Мартин, а когда тот ушел, его подменил 15-летний сын Маршалла и Хедрен Джон.

Ночью они могли запросто нас съесть, но этого не происходило, и между нами в итоге формировалась связь, возникало доверие

Джон Маршалл

Джон рассказывал, что диких кошек держали в поместье нелегально. Теперь он убежден, что такие животные должны жить на воле. Соседи знали о нарушениях и неоднократно вызывали полицию, но Маршаллам всякий раз удавалось выкрутиться.

К удивлению актерской семьи и очевидцев, за все пять лет львы никого не съели и даже не покалечили. Однако такими терпеливыми и добродушными звери были только до начала съемок.

«Львы, львы и еще больше львов»

Съемки начались 1 октября 1976 года в каньоне Соледад. Там построили похожий на увиденный в Африке дом и соорудили что-то вроде съемочного павильона. Режиссер рассчитывал, что для создания картины ему понадобятся полгода и три миллиона долларов. Но строптивые хищники и стихия раз за разом вынуждали его менять планы.

Во время съемок несколько раз случались пожары, а когда картина была почти готова, произошло наводнение и уничтожило часть отснятого материала. Оборудование тоже серьезно пострадало. Еще сильнее Маршаллов расстроил побег трех львов. Звери представляли опасность, поэтому сотрудникам полиции пришлось их застрелить.

Из-за нанесенного ущерба и простоев бюджет фильма вырос в шесть раз и достиг 17 миллионов долларов. Но и это не остановило Маршалла. Он решил любой ценой довести начатое до конца и не стал прекращать производство. Чтобы покрыть расходы, семье пришлось продать четыре дома и влезть в серьезные долги

Со сроками режиссер тоже прогадал: вместо запланированных шести месяцев на съемки ушло пять лет. Производство неоднократно останавливалось из-за отсутствия денег, форс-мажоров и периодической госпитализации членов съемочной группы. Картина была готова лишь в 1981 году — спустя 11 лет после возникновения идеи.

Рабочее название фильма «Львы, львы и еще больше львов» (Lions, lions and more lions) в итоге было изменено на лаконичное «Рев» (Roar).

Из-за затянувшихся съемок американские прокатчики потеряли интерес к фильму, поэтому организовать показы в США не удалось. Картина вышла в ограниченный прокат в некоторых странах мира и появилась на больших экранах Америки только в 2015 году. Ноэль Маршалл к тому времени уже умер, а Типпи Хедрен, Мелани Гриффит и Джерри Маршалл отказались давать комментарии по поводу премьеры. В итоге эту роль взял на себя Джон Маршалл.

«Это было ужасно глупо»

В начале фильма появлялся дисклеймер: «Во время съемок фильма ни одно животное не пострадало. Чего нельзя сказать про 70 членов съемочной группы».

Первая часть этой фразы не совсем соответствует действительности: три сбежавших льва погибли, а остальные животные наверняка испытывали стресс. Зато вторая — чистая правда. В съемках участвовали от 70 до 100 человек, и почти все получили травмы. Многие отказывались работать из-за опасных условий, а однажды съемочную площадку одновременно покинули 20 человек.

Однако были и энтузиасты, готовые пожертвовать собой ради «Рева». Даже после травм они быстро возвращались к работе, чтобы не прерывать процесс.

Только спустя много лет я поняла, какими наивными и глупыми мы были тогда

Типпи Хедрен

Самого режиссера дикие кошки кусали бессчетное множество раз, причем однажды лев прокусил ему руку и вцепился в шею. Из-за ран у Маршалла развилась гангрена, но и это не стало причиной для остановки работы.

Хедрен отделалась переломом ноги и руки после падения со слона, но избежала серьезных увечий.

Ее дочери Мелани повезло меньше: один из львов ударил ее лапой по лицу, из-за чего ей пришлось наложить более 50 швов и сделать пластическую операцию. При этом незадолго до происшествия девушка хотела завершить съемку, чтобы не лишиться части лица.

Джону тоже досталось, и не раз. Самую серьезную травму он получил, когда лев вцепился ему в затылок. Молодого человека госпитализировали и наложили ему 56 швов, но вместо того чтобы как следует восстановиться, он вернулся на площадку всего через несколько дней после операции.

И как никто не погиб — до сих пор удивляюсь. Мы правда думали, что это невозможно. Это было ужасно глупо

Джон Маршалл

Хуже всего досталось кинооператору Яну де Бонту, которого скальпировал тигр. Джон вспоминает, что взял кусок оторванного скальпа, приложил его к затылку де Бонта, обмотал полотенце вокруг его головы и отправил в больницу. Там пострадавшему сделали срочную операцию и наложили 220 швов.

Как ни странно, оператор выжил. Уже через три недели Ян де Бонт снова был на площадке.

«Просто скажи им, чтобы они перестали бояться»

Джону и Мелани пришлось особенно трудно: их донимали не только хищники, но еще и аллергия на диких кошек. Режиссер никого не слушал и отказывался останавливать съемки даже в самые опасные моменты, чтобы сцены получались реалистичнее и эмоциональнее. Некоторые кадры, вошедшие в фильм, показывают реальные, а не постановочные нападения зверей на актеров.

По словам Джона, Маршалл не боялся львов и тигров, а те воспринимали его как себе подобного и обращались с ним соответственно: играли и кусали с такой же силой и рвением, как сородичей. Джон убежден, что отцу удалось остаться в живых только благодаря смелости.

Если вы покажете им страх, они вас убьют. Чтобы выжить, нужно убедить себя в том, что львы не причинят вреда, что вы сможете их обуздать

Джон Маршалл

Однако не все были так же храбры, как режиссер картины. Мелани и Хедрен нередко просили Маршалла сделать сцены не такими рискованными, но тот не обращал внимания.

Когда они пытались договориться с ним через Джона, он отвечал: «Что за глупости, просто скажи им, чтобы они перестали бояться. Пусть просто сыграют в сцене, как надо».

Актеры выглядели заложниками, которых заставили играть в фильме под дулом пистолета

Мэтт Сингеркинокритик

Затяжные съемки отразились на всех членах семьи: через год после выпуска картины Маршалл и Хедрен развелись. Джон уверен, что во многом это произошло из-за «Рева», работа над которым их истощила.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности