Вводная картинка

Европа решила постепенно отказаться от российской нефти. Сможет ли она выжить без нее?

СюжетСтоимость нефти:

5 декабря вступили в силу сразу несколько запретов, разработанных западными странами и касающихся поставок российской нефти за рубеж. Вокруг них было много споров, в том числе среди самих авторов ограничений и их союзников, однако в итоге им удалось договориться к назначенному сроку. Запреты очевидным образом повлияют на российскую и мировую экономику, но каковы будут конкретные последствия, в точности пока не знает никто. Российские чиновники уже грозят Европе критически холодной зимой и остановкой промышленности. Впрочем, в самом Евросоюзе проблем не боятся. Нефтяной шлагбаум — в материале «Ленты.ру».

Подали пример

Первыми от закупок российских нефти, нефтепродуктов и газа отказались США. Это произошло в начале марта. «Сегодня я объявляю о том, что США нацеливаются на основные секторы российской экономики: мы запрещаем любой импорт российских нефти, газа и энергии. Это означает, что российскую нефть больше не будут принимать в американских портах», — говорил американский президент Джо Байден, подчеркивая, что запрет поддержан обеими партиями Конгресса.

В Белом доме предупреждали, что эмбарго не пройдет бесследно и американцев ждет подорожание бензина, однако в итоге оно оказалось не столь драматичным, как прогнозировалось. По состоянию на конец октября рост цен на топливо в США составил 17,5 процента в годовом выражении. Скорое введение эмбарго объяснялось относительно низкой зависимостью Вашингтона от российских энергоносителей. На момент установления ограничений на их долю приходилось около семи процентов от всего импорта нефти и нефтепродуктов. И хотя этот показатель выше, чем у Саудовской Аравии, критичным отказ не стал.

Более того, уже после вступления запрета в силу российская нефть продолжила попадать в США, выяснили журналисты The Wall Street Journal. Трейдеры обходят ограничения, скрывая, что именно российское топливо использовалось при производстве бензина, дизеля и других продуктов переработки. Маршруты доставки топлива, частично полученного на индийских перерабатывающих заводах из российской нефти, проходят через Суэцкий канал и Атлантический океан. Грузы поступают в порты Нью-Йорка и соседнего Нью-Джерси.

Европа традиционно зависит от российских энергоносителей гораздо сильнее, нежели США. И хотя зависимость эта заметно ниже, чем от закупаемого у России газа, полный и резкий отказ стал бы для стран Евросоюза слишком болезненным. Совокупно Москва поставляла в Европу около половины своего экспорта, или 4,5 миллиона баррелей в сутки.

Не могут повторить

Именно поэтому сразу несколько стран долго сопротивлялись мерам, аналогичным тем, что были приняты Вашингтоном. Активнее других возражали Германия, Нидерланды и Венгрия. Ситуация осложнялась тем, что, в отличие от США и некоторых других стран, российские поставки в Европу делятся на морские и трубопроводные. Около двух третей российского топлива поступает в страны ЕС по морю, еще треть по нефтепроводу «Дружба», разделенному на две ветки. К концу весны Брюсселю все же удалось убедить членов ЕС прийти к общему решению.

31 мая был анонсирован поэтапный запрет на импорт российских нефти и нефтепродуктов по морю. При этом Германия и Польша, снабжаемые через северную ветку «Дружбы», добровольно решили отказаться от закупок у Москвы. Таким образом, фактически после введения запрета поставки будут производиться лишь по южной ветке трубопровода, на которую приходится около 10 процентов общего объема, а сокращение составит 90 процентов.

Помимо непосредственных закупок топлива странами-членами ЕС запрет распространяется и на содействие поставкам в третьи государства со стороны европейских компаний, прежде всего транспортных и страховых. Многие из них играют заметную роль на мировом рынке или вовсе доминируют на нем. Около половины нефти из российских портов перевозят греческие компании, а участники британской ассоциации International Group of P&I Clubs, по собственным утверждениям, страхуют 90 процентов всех морских перевозок в мире. Существенную роль на рынке играет и базирующийся в британской столице рынок страхования Lloyd’s of London. Его часто ошибочно называют страховой компанией, но в действительности он представляет из себя площадку, на которой страховщики и андеррайтеры (оценщики рисков) встречаются с брокерами (представителями страхователей).

4,5
млн

баррелей в сутки Россия поставляла в Европу до введения ограничений

Таким образом, западные страны во главе с ЕС решили влиять не только на собственный, но и на общемировой рынок нефти и нефтепродуктов и проводимые на нем сделки. С самого начала стало ясно, что добиться этого будет непросто. Весной на фоне ограничений активизировались китайские и индийские компании, начавшие закупать российскую нефть с существенной скидкой, размер которой доходил до 35 долларов за баррель. Вовлеченность в процесс обслуживающих (транспортных и страховых) компаний, в том числе британских, привела к тому, что Лондон отказался поддерживать общеевропейский запрет на страхование морских перевозок топлива. Вместо этого недавно покинувшая ЕС страна ввела эмбарго на страхование танкеров, везущих нефть и нефтепродукты непосредственно в Королевство, с начала следующего года.

Потихоньку

Европейский запрет, который все-таки был принят, тоже вступал в силу не сразу. До 5 декабря разрешалось разовое исполнение контрактов, заключенных до 4 июня в случае нефти и до 5 февраля 2023 года в случае нефтепродуктов. Болгария сможет и дальше получать нефть и нефтепродукты из России по морю (до конца 2024 года), Хорватия получила право приобретать газойль (до конца 2023-го).

Особняком стоят Венгрия, Чехия и Словакия, подключенные к южной ветке «Дружбы». Их власти добились исключения в виде возможности закупать нефть по морю в случае непредвиденной остановки трубопроводных поставок. Такой сценарий едва не реализовался в ноябре, когда Украина прекратила прокачку нефти по своему участку «Дружбы» из-за резкого падения напряжения в электросетях, однако до возобновления полноценных морских поставок дело не дошло.

Еще одно исключение из общих правил касалось возможности закупать нефть и нефтепродукты, экспортируемые из России, но добытые в другой стране и не принадлежащие российским компаниям. Один из таких примеров — казахстанское топливо, транспортируемое через порт Новороссийска, соединенный с Каспийским трубопроводным консорциумом.

Ограничение российского нефтяного экспорта изначально несло в себе множество рисков и было чревато побочными эффектами, главный из которых — рост цен. К нему неизбежно привело бы искусственное ограничение поставок, причем стоимость энергоресурсов менялась бы неравномерно. Для европейских потребителей предложение, согласно базовому плану, должно было снизиться, в то время как для азиатских, напротив, возрасти — российские компании перенаправили бы туда высвободившиеся объемы. Чтобы смягчить воздействие санкций, некоторые европейские чиновники еще весной заговорили о необходимости донастроить эмбарго на перевозку и страхование российской нефти по всему миру.

Главная идея строилась вокруг установления «ценового потолка» — предельного уровня контракта, выше которого перевозить нефть и нефтепродукты в третьи страны, а также страховать такие перевозки нельзя. Постепенно инициатива приобретала все новых сторонников. По словам главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, введение потолка позволит значительно сократить доходы России и стабилизировать мировые цены на энергоносители. Однако первыми принципиальной договоренности о внедрении новой меры достигли участники «Большой семерки» (G7), в которую входят США, Канада, Япония, Великобритания, Франция, Германия и Италия. Позднее к ним присоединились недостающие страны ЕС и Австралия. Именно в Евросоюзе дискуссии затянулись дольше всего.

Уперлись в потолок

Разногласия начались при обсуждении конкретных уровней потолка. Польша и страны Балтии были настроены радикально, требуя снизить планку до 30 долларов за баррель. Страны с развитой судоходной отраслью, в том числе Греция и Мальта, напротив, выступали за 70 долларов за баррель, что практически соответствовало текущим уровням мировых цен. Важную роль сыграли США, неожиданно выступившие в пользу более мягких ограничений. Позиция Вашингтона сводится к тому, чтобы сохранить у России мотивацию и экономический стимул поставлять топливо на мировой рынок и тем самым не провоцировать дефицит.

Сторонники более жестких ограничений указывали, что в последние недели средняя стоимость нефти российского экспортного сорта Urals равнялась 52 долларам за баррель. США в ответ просили не ориентироваться на эти данные, ссылаясь на непрозрачность нефтяного рынка. По данным Белого дома, более релевантная цена, от которой следовало бы отталкиваться, — 66,47 доллара за баррель Urals.

Согласия удалось достичь всего за два дня до вступления в силу эмбарго, 2 декабря. Вечером того дня было объявлено, что потолок в первое время будет установлен на уровне 60 долларов за баррель. В будущем предельный уровень может корректироваться в любую сторону, в зависимости от ситуации на мировых рынках. При этом он всегда должен быть минимум на пять процентов ниже текущих общемировых котировок.

Примечательно, что и в этом случае есть исключения: инициаторы ограничений согласились вывести из-под действия общих правил Венгрию, чей премьер-министр Виктор Орбан с весны последовательно выступал за смягчение антироссийских санкций. О поблажках для Будапешта рассказал министр иностранных дел Петер Сийярто. Правда, непонятно, как именно ими сможет воспользоваться страна, не имеющая выхода к морю и не играющая существенной роли на рынке морских перевозок и их страхования. О еще одном исключении стало известно уже после вступления запрета в силу. Утром 5 декабря МИД Японии заявил, что потолок не затронет импорт нефти, добываемой в рамках проекта «Сахалин-2».

Ну-ка докажи

Не совсем понятно и то, как будет контролироваться соблюдение запрета. В коалиции стран, договорившихся о потолке, участвуют США, известные своей практикой экстерриториального применения собственного законодательства. Согласно ей, зарубежные нарушители санкционного режима рискуют сами попасть под вторичные ограничения. Однако на этот раз прямой запрет на перевозку топлива и ее страхование распространяется только на компании из стран-участниц соглашения. Американский минфин говорил о дилемме, перед которой, как ожидается, должны встать российское руководство и топ-менеджеры крупнейших компаний: соглашаться на поставки в пределах ценового потолка с использованием услуг ведущих компаний либо продавать дороже, но полагаться на более дорогих и менее надежных партнеров из третьих стран.

Ситуация напоминает санкции в отношении российской авиационной отрасли, введенные в начале весны. Они предусматривали в том числе запрет на страхование самолетов российских авиакомпаний. Многие игроки из третьих стран отказывались страховать рейсы в российские города (необязательно совершаемые российскими перевозчиками), боясь репутационных потерь. Это сделало невозможным прямое авиасообщение со многими государствами. Однако некоторые авиакомпании находили способы продолжать полеты, и среди них — турецкие Turkish Airlines и Pegasus. Более того, турецкие власти создали сразу две новые фирмы, ориентированные на перевозку российских туристов. Египетская Egypt Air привлекла в качестве страховщика собственное правительство, выдавшее необходимые финансовые гарантии.

Россия неоднократно заявляла, что не примет введение ценового потолка и не будет подчиняться искусственным ограничениям со стороны западных стран. Политики и чиновники говорили, что Москва будет сотрудничать только с теми, кто согласится на рыночное ценообразование. Однако уже после того как ЕС договорился об уровне потолка, Financial Times написала о «теневом флоте» из танкеров, который якобы будет предназначен для перевозки нефти азиатским покупателям и позволит не зависеть от западных транспортных компаний.

Утром 5 декабря пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Россия готовит и в скором времени представит собственный ответ на ценовой потолок. Как будет работать механизм, представитель Кремля не пояснил. Бывший президент и премьер-министр, ныне замглавы Совета безопасности Дмитрий Медведев, ранее говоривший о рисках для населения европейских стран и их экономики в связи с отказом от закупки российских энергоресурсов в разгар зимы, отреагировал фразой: «Что русскому хорошо, то немцу смерть».

В свою очередь, большинство европейских стран смогли заблаговременно отказаться от закупок российских нефти и нефтепродуктов, следует из данных агентства Argus. Нарастили закупки в преддверии вступления в силу эмбарго лишь Италия и Болгария.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа