Вводная картинка

Срам прикрой. Сериал «Монастырь» с Ивлеевой бьет рекорды и возмущает РПЦ. Чем он заинтересовал россиян?

Самый обсуждаемый сериал недели в России — «Монастырь» с блогершей Анастасией Ивлеевой. История грешницы, спасающейся сначала в мужской, а затем в женской обителях веры, уже после трех серий стала самым популярным проектом «Кинопоиск HD», а затем привлекла еще больше внимания скандалом с участием Минкульта и РПЦ вокруг прокатного удостоверения. «Лента.ру» разбирается, может ли на самом деле оскорбить хоть кого-то скандальный сериал, а также почему он оказался так интересен россиянам.

Маша (Анастасия Ивлеева) шикует на курорте в жаркой арабской стране за счет мужа своей подруги Ангелины (Мария Абашова), влиятельного и грозного олигарха Николая (Джаник Файзиев). Утащив Ангелину тусить с парочкой серферов на пляже, девушка подсыпает подруге экстази в коктейль, после чего компания устраивает наркотическую оргию. Проснувшись утром под шезлонгом, Маша обнаруживает, что запись их развлечений оказалась в сети, а девушку теперь активно разыскивает Николай, желающий, чтобы провинившаяся прибыла к нему на ковер.

Прилетев на последние деньги в Россию, Маша обманывает охранников Николая и прячется в мужском монастыре. Его настоятель отец Варсонофий (Филипп Янковский) сперва хочет выставить наглую девицу — та и вовсе пытается его соблазнить, ночью скользнув обнаженной к нему в постель — но сжалившись, передает ее в соседний женский монастырь под присмотр фанатичной игуменьи Елизаветы (Наталья Кудряшова). Маша не чурается тяжелого труда, но вот с соблюдением церковного устава и иерархических порядков у нее явные проблемы — девушка регулярно собачится с игуменьей, не желающей давать лекарства воющей от боли послушнице. Та, утверждают все вокруг, притворяется, чтобы не работать, но Маша на стоны соседки по келье не реагировать не может. Уйти из монастыря тоже не может — прислужники Николая все еще рыскают по окрестностям.

Тем временем отец Варсонофий на манер персонажа Петра Мамонова в «Острове» наставляет дремучих прихожан на путь Божий. Исповедующиеся — один другого лучше: мать, считающая, что сын с синдромом Туретта над ней издевается, отец, застукавший ребенка за просмотром порно, нервный муж, планирующий убийство «слишком борзой» супруги. Попутно настоятель пытается уберечь сына-подростка (Марк Эйдельштейн) от правды о его происхождении, а также от мирских соблазнов, одним из которых и оказывается Маша.

«Монастырь» — первая крупная роль Ивлеевой в драматическом сериале

До этого 31-летняя блогерша могла похвастаться разве что раздачей тумаков в китчевой «Туристической полиции». Китч, кажется, перекочевал в «Монастырь» из комедийного проекта Константина Колесова вместе с Ивлеевой, героиня которой уже в первом эпизоде абсолютно невыразительно выдает даже не фразы, но перлы вроде «слышь, гей, ты хоть на "Кинотавре" был?» или «соленая…» — то ли о воде морской, то ли о собственной подруге после подводного куннилингуса. Кадры пляжных плотских утех с выпяченной провокативностью чередуются с кадрами пострига неназванного послушника, но вишенкой на торте становится флешбэк отца Варсонофия, связанный с потерей его супруги. 40-летний мужчина, живший с двумя дочерями на деньги своей жены, в ужасе (без преувеличения) бежит от нее с детьми в охапку, узнав, что она работает… крупье!

Несмотря на неловкие диалоги и не слишком оригинальную концепцию (еще в феврале этого года — по понятным причинам совсем незаметно — прошла премьера сериального драмеди «Непослушник» Владимира Котта, обыгрывавшего ровно такой же сюжет о принятии бога зарвавшимся блогером), «Монастырю» удалось завладеть вниманием публики. За первые сутки премьерный эпизод посмотрели свыше 250 тысяч подписчиков, и, как утверждается на странице «Кинопоиска» во «ВКонтакте», шоу с Ивлеевой обогнало по просмотрам даже приквел «Игры престолов» «Дом дракона». Вопросы к таким подсчетам тоже имеются — хотя бы учитывая, что «Дом дракона» показывают не на «Кинопоиске», а в «Амедиатеке», а на первом сервисе он доступен только подписчикам, готовым заплатить лишние 500 рублей.

Впрочем, настоящий звездный час проекта наступил чуть позже. С нынешней массой правил о том, что можно или нельзя снимать и показывать в России, сломать ногу может и сам черт, но «Монастырь» показывать, оказывается, нельзя. По крайней мере, так посчитало министерство культуры, через неделю после премьеры неожиданно отказавшее сериалу в выдаче прокатного удостоверения. Причиной стало оскорбление чувств верующих — в ведомстве сослались на экспертное заключение Русской православной церкви, утверждающей, что «сценарий дает искаженное представление о монашеской жизни в женских обителях РПЦ, соответственно, формирует неверное представление о русском православии». Тот факт, что «Монастырь» показывают на онлайн-платформе, для которой прокатное удостоверение не требуется, Минкульт, видимо, не слишком взволновал.

Менее воинственную формулировку выбрал председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата Владимир Легойда, заявивший, что в РПЦ «не говорили об оскорблении чувств верующих»: «Мы говорим о том, что изученные нами материалы создают искаженный образ церкви, и нам не хотелось бы это поддерживать». Из комментария Легойды следует, что создатели шоу перед съемками показывали представителям РПЦ сценарий, но когда к тому предъявили претензии, оборвали диалог. К продолжению разговора в РПЦ, конечно же, готовы, и о какой-то священной войне с «Монастырем» речи вроде бы и не ведут.

Это произведение искусства — пожалуйста, пусть высказываются разные люди

Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата

Тем страннее выглядит кульбит Минкульта, который этим (абсолютно ничего не меняющим, кроме перспективы запустить сериал на федеральных каналах) запретом на выдачу прокатного удостоверения на основе таинственной экспертизы РПЦ, по сути, легитимизирует порывы церкви цензурировать отечественную кинопродукцию, если с ней «не доконсультировались».

Более того, без детальных объяснений от Минкульта и РПЦ сложно понять, какой именно момент мог оказаться «искажением» или тем более «оскорблением». Кадры наркотической бисексуальной оргии на курорте, чередуемые с церковными обрядами, явно делают упор на позитивности последнего. Лубочное изображение церковного быта тоже едва ли содержит хоть каплю критики РПЦ. Наоборот, трудно поверить, что в отечественных монастырях действительно царит столь идиллическая картина — достаточно вспомнить историю со схиигуменом Сергием, ныне отбывающим наказание в колонии.

Наличие в шоу Ивлеевой (и даже голой Ивлеевой) тоже едва ли можно посчитать оскорблением — актриса тут не изображает из себя святую, а предстает во вполне органичном амплуа веселой тусовщицы, которая вдобавок ко всему еще и начинает тянуться к богу. Да и в игуменье, жестокости которой противостоит главная героиня, угадывается образ сильной руки и сурового, но справедливого руководителя, которому привилегированная москвичка с айфоном пытается навязать чужеродную повестку, не разобравшись в монастырских нравах и понятиях. Словом, в нынешнее время власти такой сериал должны чуть ли не на руках носить!

Впрочем, у этого скандала есть очевидное последствие — он явно привлечет к шоу еще больше зрителей. Это не первый раз, когда коллизия с чувствами верующих волей или неволей становится главным промоутером отечественной кинопродукции — та же РПЦ и активисты из «Сорока сороков» провели нехилую бесплатную рекламную кампанию фильму Алексея Учителя «Матильда». И даже если сериал действительно искажает образ Церкви, такого искаженного образа РПЦ едва ли следует опасаться — не часто за столь однобоко-позитивное изображение православных институтов берутся модные московские режиссеры вроде Молочникова, способного одной только грудью популярной блогерши заставить четверть миллиона россиян смотреть сериал про будни монастыря.

Сериал «Монастырь» выходит на «Кинопоиск HD»

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа