Вводная картинка

«Что, пацаны поедут, а ты нет?» Как мобилизованные россияне пытаются отстоять право на альтернативную службу

СюжетМобилизация в России: все, что нужно знать

Мобилизованные россияне, готовые служить стране, но не с оружием в руках, пытаются отстоять право на альтернативную гражданскую службу. Пока — безрезультатно. При этом в ноябре 2022 года в закон добавили статью об альтернативной службе в период мобилизации, но касается она только тех, кто прямо сейчас находится на альтернативке. «Лента.ру» побеседовала с теми, кто упорно отстаивает свои убеждения, и вместе с юристом оценила их шансы.

«Да ты хлеб в столовой будешь резать»

В ноябре федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в РФ» был дополнен статьей 17.1 — «Прохождение альтернативной гражданской службы в период мобилизации». В ней говорится, что люди, проходящие альтернативную гражданскую службу, останутся на ней и в условиях частичной мобилизации.

Статья 17.1. Прохождение альтернативной гражданской службы в период мобилизации

(введена Федеральным законом от 04.11.2022 N 421-ФЗ)

1. Граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу в организациях Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в качестве гражданского персонала, при объявлении мобилизации продолжают проходить альтернативную гражданскую службу в указанных организациях.

2. Граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу в организациях, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органам местного самоуправления, могут направляться для прохождения альтернативной гражданской службы на должностях гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований в порядке, определяемом положением о порядке прохождения альтернативной гражданской службы.

Но как быть с теми, кто отработал положенный срок альтернативной службы за день, месяц, полгода или год до объявления мобилизации, — неясно.

Павел Мушуманский из Ленинградской области родился и вырос в многодетной семье глубоко верующих людей — прихожан протестантской церкви, для которых полный отказ брать в руки оружие принципиален даже под угрозой смерти. Мальчик разделяет убеждения своих родных, и когда встал вопрос о призыве, решил воспользоваться правом на альтернативную государственную службу.

«У меня четверо сыновей, Павел — младший. С ним мы уже полностью прошли всю процедуру — так, как этого требовали в военном комиссариате», — рассказала «Ленте.ру» его мать Марина Ивановна. Соответствующее заявление Павел подал за полгода до комиссии. Соблюдены и все другие формальности.

В 2019 году Мушуманский был направлен на альтернативную гражданскую службу — в прачечную психоневрологического интерната. Там он полностью отработал положенный по закону срок, то есть 21 месяц — почти два года.

Спустя три года, 21 сентября 2022-го, в России была объявлена частичная мобилизация, и Павел стал одним из тех, кому принесли повестку.

«Они пришли, по-моему, в 23:30, — вспоминает Марина Ивановна. — Сын уже лег спать, когда кто-то стал фонариками светить по окнам дома. По наивности мы открыли, а там эти двое. Мы не были готовы ни к чему подобному».

В повестке, за получение которой Мушуманский расписался, было предписано явиться на следующий день, потому отец отвез Павла в военкомат. Ни он, ни Павел ни о чем не переживали — были уверены, что это просто недоразумение.

Отстояв очередь, сел за стол к девушке, отдал паспорт, военный билет и повестку. Сказал, что являюсь верующим христианином и не могу проходить военную службу по своим убеждениям. Девушка ответила, что они лишь исполнители и ничего не могут решить, что я поеду в часть и там дальше уже разберутся. Поверил ей

Павел, мобилизованный

Девушка в военкомате вклеила мобилизационное предписание в военный билет Мушуманского и сказала подождать на улице около часа, пока приедет автобус. Так он и поступил. Никакого медосвидетельствования, по его словам, не было, как и самой по себе призывной комиссии.

Мушуманского отвезли в часть, где он вскоре понял, что произошло.

«Все рапорты, которые он подавал, никуда не уходили. Когда я ему позвонила спустя несколько дней, Павел сказал: "Мама, мы тут все бессрочные контрактники"», — говорит Марина Ивановна.

В военном комиссариате родственникам ответили, что их сын по той сетке отбора, которая существует, подходит, — значит, никакой ошибки нет.

«Сказали: "Его разве силком засунули в автобус?" А когда мы пришли к юристу комиссариата, то он отправил нас разбираться в часть — "если вас туда пустят"», — продолжает она.

Матери Мушуманского пришлось целый день провести на входе в воинскую часть, добиваясь, чтобы сына выпустили поставить подписи под документами, которые подготовили для рассылки по разным инстанциям. В какой-то момент им сказали, что паспорт Павла будто бы утерян, а он необходим, чтобы оформить доверенность. Паспорт удалось «найти» только через прокуратуру.

Как, утверждает мать мобилизованного, в Ленинградском областном комиссариате им сообщили, что отсутствие боевого опыта и принадлежность к христианской вере не являются законными основаниями для отсрочки по частичной мобилизации, а возможность замены ее альтернативной службой не предусматривается.

Павел активно проявлял свои убеждения в воинской части: отказывался надевать военную форму и оформлять банковскую карту, на которую мобилизованным начисляют жалование.

Его уговаривали, убеждали, рассказывали о риске уголовного преследования — Мушуманский отвечал, что готов к этому. До нарушения рамок приличия, насилия, избиения и прочего дело, к счастью, не доходило, но на Павла всячески давили.

«Павел — добрейшей души ребенок. Ему говорили: "Ничего страшного, что у тебя нет присяги!", "Да ты хлеб в столовой будешь резать"», — рассказывает она.

В суде заявление от родственников Мушуманского не принимали, требуя, чтобы его принес лично Павел. В итоге мать отправила подписанное сыном исковое заявление по почте, подкрепив его рапортом Павла — в доказательство того, что тот безуспешно пытался решить проблему без обращения в суд.

С большим трудом добились того, чтобы в воинской части поставили входящий номер на рапорт Павла. Я простояла там много часов и сказала, что не уйду, пока этого не произойдет. Потом пришел психолог части и сказал: «Да, ваш сын не подходит! Я говорил командиру, а он меня не слышит. Павел на войну не годен»

Марина Ивановна мать мобилизованного

Этот психолог, по ее словам, и помог получить входящий номер на рапорте.

Суд принял исковое заявление Мушуманского и в качестве меры защиты приостановил решение о его мобилизации. Павел все еще находится в части, но, по словам матери, от него пока все отстали. Судебное заседание по этому делу назначено на 30 ноября.

«Павел уже ранее доказал государству свое право на альтернативную службу. Это и подействовало на суд, полагаю», — рассуждает его мать.

«А почему вы решили, что вообще мобилизованы?»

Известно о нескольких попытках россиян, попавших под мобилизацию, добиться решения о направлении на альтернативную гражданскую службу, но всем им, по словам юриста Александра Передрука, было отказано.

«В частности, это были люди, которые прежде уже проходили срочную службу», — отмечает юрист.

Один из таких — Дмитрий из Красноярского края.

«Я проходил срочную службу в армии в 2018 году, — рассказал он «Ленте.ру». — Когда началась мобилизация, получил повестку на 23-е число "по вопросам уточнения документов"».

Дмитрий не стал уезжать из страны или прятаться. Он пошел в военкомат и встал в очередь в кабинет, откуда, по его словам, все выходили с одним решением: на отправку.

Как и Павел, Дмитрий глубоко религиозный человек. Пацифизм для его церкви имеет принципиальное значение, как и готовность принять муки за веру. «Мои религиозные убеждения не позволяют мне брать в руки оружие и убивать», — сказал он, когда вошел в кабинет. Он попросил комиссию дать ему возможность написать заявление на альтернативную службу.

В комиссариате ему не отказали, дав для этого листок, однако военком не стал обнадеживать Дмитрия, когда он отдал заявление:

Мы не можем тебе дать АГС. Что, пацаны поедут, а ты нет?

Красноярцу выписали новую повестку — на 27 сентября. В ней опять была расплывчатая формулировка «для уточнения вопросов», но он уже догадывался, что в тот день его, как и других, увезут в часть.

26 сентября Дмитрий подал исковое заявление в районный суд и походатайствовал о мере защиты в виде отмены повестки и приостановки мобилизационных действий, чтобы он смог предстать перед судом. На следующий день суд вынес положительное решение. Рассмотрение иска было назначено на 4 октября. На заседании, кроме Дмитрия и судьи, присутствовали военком и прокурор.

«Районный и краевой военкомат предоставили свои возражения. Они ссылались на то, что закон об альтернативной государственной службе работает только для срочников, и там даже отмечено, что человек не должен пребывать в запасе, поэтому на меня закон не распространяется», — говорит собеседник «Ленты.ру».

Когда Дмитрий заговорил о своем вероучении, его прервали, объяснив, что это к делу не относится. В итоге было вынесено отрицательное решение, и красноярцу вновь выписали повестку — прямо в зале заседаний.

«Но у меня оставалась возможность подать апелляцию, и я ею воспользовался. На 10 ноября было назначено новое судебное заседание», — рассказал пацифист.

1 ноября глава региона заявил, что в Красноярском крае завершены все мобилизационные мероприятия, и на апелляцию от военкомата никто не явился. Не было и прокурора. В заседании участвовали только Дмитрий и трое судей. Одна из них спросила истца: «А почему вы решили, что вообще мобилизованы? У вас же нет ни мобилизационного предписания, ни зачисления в воинскую часть, ни протокола заседания».

У красноярца на руках была только повестка, и та — с требованием явки «для уточнения вопросов».

«Вы являлись по этой повестке?» — продолжала спрашивать судья.

«Нет, меня бы сразу забрали. Решение об отмене повестки было принято судом как мера защиты», — недоумевал Дмитрий.

В итоге, как и в суде первой инстанции, было принято отрицательное решение. Теперь планируется рассмотрение уже кассационной жалобы красноярца — через полгода.

Право есть, а закона нет

Адвокат Павла Мушуманского обратился в Гатчинский городской суд с ходатайством о приостановлении производства по делу и направлении запроса в Конституционный суд России.

По его словам, необходимо проверить закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» и Положение о призыве граждан Российской Федерации по мобилизации на их соответствие Конституции, так как в них, на взгляд юриста, не урегулирован порядок направления граждан для прохождения альтернативной гражданской службы взамен военной службы по мобилизации.

Между тем право на альтернативную гражданскую службу четко закреплено в части 3 статьи 59 Конституции, и там говорится о любой военной службе вообще, а не только о службе по призыву.

«Ряд конституционных прав и свобод ограничению не подлежат ни при каких обстоятельствах, включая такое право, как право на свободу совести и свободу вероисповедания, охраняемое статьей 28 Конституции Российской Федерации, и, следовательно, вытекающее из него право на альтернативную гражданскую службу, поскольку они неразрывно связаны между собой», — пишет в своем ходатайстве к суду юрист Александр Передрук.

Будет ли удовлетворено это ходатайство — пока неизвестно. В Госдуме, однако, уже имеется подходящий законопроект, касающийся возможности направления на альтернативную службу в период мобилизации, еще в начале октября внесенный в нижнюю палату парламента депутатами Сарданой Авксентьевой и Максимом Гулиным.

«Предлагается предусмотреть в Федеральном законе "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" норму, согласно которой граждане, пребывающие в запасе, имеют право на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой в период частичной мобилизации», — написали они в пояснительной записке к документу.

Такое право, по словам авторов законопроекта, имеют не только верующие, но и любой гражданин, если он желает «защищать Отечество не в военной форме, а мирным трудом».

7 ноября Совет Государственной Думы направил этот документ в комитет Госдумы по обороне для его подготовки к рассмотрению в нынешнюю осеннюю сессию. Буде ли он принят — предугадать невозможно.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа