Вводная картинка

«Папа, ты же все можешь!» Российский пенсионер своими руками создал горнолыжный комплекс. Что подтолкнуло его к этому?

Петр Григорьев, 78-летний пенсионер, своими руками создал целый горнолыжный комплекс на горе Маяк возле города Сорочинска Оренбургской области: сконструировал подъемник на вершину, провел грунтовую дорогу от города к склону, обустраивает там теплую базу для спортсменов. В беседе с корреспондентом «Ленты.ру» Григорьев рассказал, как ему это удалось, и поведал о своей тяге к изобретательству, конструированию и экстремальным видам спорта.

«Лента.ру»: Расскажите о себе. Вы родились и выросли в Сорочинске?

Петр Григорьев: Нет, я вырос в Киргизии. Школу там окончил и институт политехнический, а в 1972-м году переехал в Сорочинск — отсюда родом была моя первая жена.

Когда увлеклись экстримом?

Горными лыжами я увлекался с юных лет, в Киргизии для этого были все условия. А еще увлекался конструированием. Первый свой токарный станок я сделал в 14 лет.

Поэтому выбрали политех?

Да, я механик по образованию. Технология машиностроения, станки, инструменты — вот сфера моей деятельности. Работал в нефтяной промышленности, в бурении.

Среди наших преподавателей были горнолыжники. Мы катались с ними. Постоянно появлялись интересные идеи на стыке спорта и инженерного искусства. В студенческую пору я построил мотоцикл-амфибию, катался на нем по водному каналу и по дороге вдоль него — по городу гаишники не разрешали ездить, потому что самоделка моя получилась слишком широкой.

Мною заинтересовались ребята, занимающиеся водными лыжами, в том числе мой преподаватель, которого я считаю своим главным наставником. Сперва они цеплялись за трос к моему мотоциклу, потом я сам встал на водные лыжи, а потом на кафедре мне предложили сделать воднолыжный буксировщик. Нашли подходящий проект. Я на его основе построил лодку и до сих пор ее использую, даже после переезда в Оренбуржье.

Еще чем-то увлекались?

Был такой журнал «Крылья Родины». Из него я узнал про дельтапланеризм, который тогда появился за рубежом. У меня родилась идея: переехать на Иссык-Куль, цеплять дельтаплан к лодке-буксировщику и летать над озером. Вместо этого переехал в Оренбуржье, но дельтапланеризмом увлекся всерьез.

У меня, наверное, две косточки только целые, а все остальные были переломаны в разное время. 15 лет участвовал в областных соревнованиях. В 1991 году привез домой Кубок области, а потом этот вид спорта у нас стал захиревать, и летал практически только для себя

Сорочинск — это Южный Урал. Горы здесь уже кончаются. Самая высокая у нас — гора Маяк, всего 50 метров. С нее я и стал летать. Туда же привел сына, когда тот захотел заняться сноубордингом.

Там раньше не катались?

Люди примерно моего возраста в детстве и юности ходили, катались. Но я приехал в 1972-м, и за все время практически не видел таких энтузиастов. И неспроста: у нас такие ветра сильные, что до Нового года на этой горе снега почти нет — его сдувает, а потом заметает так, что не проберешься к склону.

Помню, что после трех подъемов я уже не мог утром с кровати встать — так уставал. Сын тогда и сказал: «Папа, ты же все можешь! Давай сконструируем подъемник». Он меня вдохновил, и мы принялись за дело

Первый подъемник сделали на гидротяге. У меня старенький джип японский, к его раздатке приделал гидронасос, на бампере поставил гидродвигатель, а на горе поставили натяжной ролик — обводную станцию.

Накидывали на гидродвигатель шкиф полуметровый, задом на машине пятились, чтобы натянуть эту систему, и заякорились, для чего в землю забили трубу. Затем заводили двигатель у машины и катались. У этого подъемника были промежуточные опоры.

Вы что-то брали за пример?

Нет. Потом уже ребята-лыжники отвезли меня в Самару на горнолыжку, где я увидел настоящие подъемники, подружился с директором, а еще побывал на специализированном заводе СКАДО (Строительство канатных дорог — прим.«Ленты.ру»), который строит подъемники по всей стране.

Мне понравился немецкий бебилифт — это такой подъемник без опор. Вернулся домой и сделал свою версию на электротяге. Электростанцию для него приходилось каждый раз привозить на машине. Целую будку на колесах с собой таскал, в нее же клали сноуборды, лыжи, ботинки, тюбинги. Там же у нас раздевалка была.

Затем решил сделать подъемник на механическом приводе от задних колес автомобиля и стационарный домик. Взял две трубы на подшипниках, на которые можно заезжать ведущими задними колесами машины. Это похоже на те ролики, с помощью которых тормоза проверяют на станциях техосмотра. Две трубы вращаются, и через коробку передач от «Победы» вращение передается на передний мост от грузовика ГАЗ-66. Я половинку от него отрезал и поставил вертикально. Конструкция позволяет регулировать угол, чтобы трос не слетал и не крутился. Обводной ролик на горе — тоже от этого автомобильного моста.

Эта конструкция работает до сих пор, она получилась универсальная. Для того чтобы привести ее в действие, можно использоваться любой заднеприводный автомобиль, а не только мой. Но еще остается проблема с дорогой.

Дорогу тоже вы строили?

До выхода на пенсию я работал в нефтяной промышленности, в бурении. Что называется, мы, старики, ушли, а следующее поколение работников еще нас помнили. Я обратился к нефтяникам за помощью. Отозвался директор «Оренбургнефти» Виталий Степанов, очень хороший человек. Он дал трактора. С их помощью за месяц я сделал дорогу — не асфальтовую, конечно, а грунтовку. Поднял ее на метр.

Сейчас только вернулся — весь в грязи, но зимой дорога замерзает, снегом присыпается, машинами укатывается, и проехать легче.

Однако все равно переносы снежные большие. Дорогу надо выше поднимать. К марту это уже не дорога, а тоннель в снегу — до четырех метров он по обочинам поднимается.

Власти вашу инициативу поддержали?

Губернатор поддержал, и к горе провели электричество. Я добавил к конструкции подъемника электродвигатель. Теперь он может и от электричества работать, и от колес автомобиля.

А еще построили хороший двухэтажный домик. Отопление я там дровяное сделал, хотя можно было бы электрическое, но пенсии не хватает: сварил печку под водяное отопление на незамерзающей жидкости. Однако все равно надо ежедневно ее топить.

Близкие вас не критикуют за общественную активность, от которой одни убытки?

Жена меня поддерживает и помогает. Со мной ездит. Отопление сейчас улучшаем.

А дети оценили ваш труд?

Да, два сына, дочь со своими семьями и друзьями часто посещают горнолыжку, катаются на лыжах, сноубордах и ватрушках.

Сами катаетесь?

Да, на горных лыжах. В марте я упал и травмировался, ходил летом на костылях. Сейчас уже более-менее восстановился. Если в этом году не получится кататься, то в следующем обязательно буду (коли жена разрешит).

Может, вы рано ушли на пенсию, раз столько энергии осталось?

Я на пенсию вышел по инвалидности в 1994 году, когда мне было 50 лет. Из-за инсульта. Первые месяцы мог только мычать. Пришлось заново учиться разговаривать, ходить. Окончательное восстановление происходило за счет спорта, но из сферы производства я ушел

Соревнования или спортивные фестивали у вас на горе проводятся?

Пока нет. У нас долго оставалась нерешенной проблема со снегом — его нехваткой на вершине из-за сильных ветров. Только в этом году удалось довести до вершины воду высокого давления и купить снежные пушки. Есть надежда, что у нас будут условия для катания всю зиму.

Поддержки еще маловато, но потихоньку наше дело развивается. Теперь у нас уже, к примеру, два подъемника. Один — моей конструкции, а другой — государственный: хороший, построен Воронежским заводом. Они оба, кстати, платные. Только у меня стоимость чисто символическая — 100 рублей в час, для школьников — 50 рублей, но если ученик из числа хорошистов — то 25, а отличники бесплатно катаются. Пенсионеры и военнослужащие у меня тоже льготу имеют. Государственный подъемник стоит в два раза дороже.

Склон один?

Да, но можно ехать по крутой трассе, а можно по более пологой. Протяженность склона — 300 метров.

Вы сказали, что поддержки еще маловато. А местные жители вам помогают?

Да, помогают друзья и знакомые. Фонд Тимченко вот помог. Предприниматели тоже в стороне не стоят. Я составляю периодически некий список работ, которые нужно на горе провести: дрова поколоть, траву покосить, гору почистить. Всегда находятся добровольцы, готовые помочь.

Сейчас вы что-нибудь новое конструируете?

На гусеницы ставлю легковой автомобиль — для того, чтобы с его помощью сделать на горе хороший желоб для «ватрушек» и регулярно его обновлять, укреплять. Вскоре заработает и третий подъемник на горе, специально для тех, кто будет на «ватрушках» кататься.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа