Вводная картинка

Новая цивилизация, шаманы и секретные находки Севера: история одной из самых загадочных научных экспедиций XX века

Сто лет назад, осенью 1922 года, завершилась одна из самых загадочных экспедиций в истории российской науки. Группа исследователей под руководством известного ученого, писателя-мистика и оккультиста Александра Барченко работала на Кольском полуострове. По мнению участников экспедиции, в районе Сейдозера им удалось найти следы древнейшей гиперборейской цивилизации. Впоследствии все участники экспедиции были расстреляны, а ее материалы до сих пор засекречены. Об этой экспедиции и тайнах Сейдозера и Ловозерских тундр читайте в материале «Ленты.ру».

На земле есть особые места (или им это только приписывается), где происходят явления странные и труднообъяснимые с точки зрения обычного человеческого опыта. Эти явления принято называть паранормальными, а места, где они регулярно происходят, зонами паранормальной активности. О некоторых из таких зон, как о Бермудском треугольнике, написаны уже сотни книг, другие, как Стоунхендж в Англии или Долина пирамид в Гизе, стали центрами туризма. Но есть места не менее удивительные, о которых известно совсем немного. Объясняется это их удаленностью, труднодоступностью и еще тем, что сведения о них многие годы тщательно скрывались. Одно из таких мест — Ловозерские тундры, находящиеся в самом центре Кольского полуострова и получившие свое название благодаря соседству с крупным и глубоким Ловозером, протянувшимся вдоль гор с юга на север.

Район этот всегда почитался особенным. Коренные жители Кольского полуострова, саами, были уверены, что он населен духами, старались лишний раз с ними не связываться и веками относились к этим местам со страхом и священным трепетом. Бывать здесь могли лишь посвященные шаманы-нойды, да и то строго в определенные дни года. На один из маленьких ловозерских островков они привозили в качестве дани языческим богам все найденные в тундре оленьи рога, прикасаться к которым после этого не имел права уже никто. Обычным же охотникам и оленеводам вообще бывать на этом острове запрещалось под страхом смерти.

Другим строго табуированным местом было небольшое Сейдозеро, расположенное в самом центре кольцевого горного массива. По саамским верованиям, это озеро имело два дна и соединялось с центром Земли. Охраняли его большие волосатые существа, способные неожиданно появляться из ниоткуда и так же неожиданно исчезать прямо на глазах. Кстати, примерно так описывают йети, или снежного человека, жители отдаленных районов Тибета. Там, на Тибете, йети стережет от чужих священную страну мудрецов Шамбалу.

Упоминались в саамских легендах и пришельцы с неба, не раз по своим делам прилетавшие в эти места. В качестве иллюстраций к этим легендам саами делали на скалах рисунки странных головастых существ. Изображения эти сохранились до сих пор.

Стойбища в трансе

Довольно долго никакие достоверные сведения о необычных явлениях, происходящих в удаленном и труднодоступном северном краю Российской империи, до цивилизованного мира не доходили. Обратили на них внимание лишь в конце XIX века, когда появились первые описания загадочного психического феномена, распространенного среди коренных жителей Русского Севера и названного мерячением, или мэнериком.

Если верить описаниям, суть мерячения состояла в том, что целые стойбища по какой-то лишь им ведомой команде впадали в состояние, похожее на транс, длившийся иногда по много часов подряд. При этом люди были практически недоступны естественному контакту, раскачивались или механически повторяли одни и те же стереотипные движения, произносили нараспев длинные фразы на непонятном языке, не чувствовали боль. Очевидцы утверждали, что находящийся в подобном состоянии человек якобы был способен по приказу шамана читать мысли, передавать их на расстояние и даже предсказывать будущее.

Саамы объясняли мерячение проявлением шаманской болезни. Когда умирал старый и сильный шаман, духи, которых он контролировал, разбегались и вселялись в людей. Но если шаман мог вызывать духов по своей воле и управлять ими, то в случае с мерячением духи овладевали обычными людьми помимо их воли и тогда уже вытворяли что хотели. На то они и духи. Безобразие заканчивалось с появлением нового сильного шамана, который загонял духов назад в их мир и закрывал им доступ в мир людей.

Мерячение изучали. Были даже попытки связать этот психический феномен с полярным сиянием — весьма романтично это загадочное явление называли «зов Полярной звезды».

Свое объяснение дали необычному расстройству и психиатры, определив его как полярную истерию (видимо, основываясь на взглядах на истерию популярного тогда Эмиля Крепелина. Однако подробно изучить феномен и понять его причину они так и не успели. Другие события — мировая война, революция и гражданская война — отвлекли внимание Российской империи от загадок Кольского полуострова.

Советский интерес

К изучению загадок Кольского полуострова вернулись в начале 1920-х годов уже в Советской России. В район Ловозера была отправлена экспедиция под началом корреспондента Ученой конференции Петроградского института по изучению мозга и психической деятельности Александра Васильевича Барченко.

В то время Петроградским институтом мозга руководил выдающийся ученый физиолог и психиатр академик В.М. Бехтерев. Одной из важнейших задач института он считал изучение паранормальных способностей человека, а в перспективе — открытие механизмов одновременного телепатического воздействия на большие массы людей и применение их на практике. Русская революция была тогда еще очень молода, и любые, самые невероятные идеи преобразования окружающего пространства, как, например, распространение коммунизма по всему миру при помощи телепатии, не казались ей бредом.

Надо учесть и то, что начало века уже продемонстрировало человечеству безграничные, как тогда казалось, возможности науки. Передача сообщений без проводов, сохранение движущегося изображения, полеты на аппаратах тяжелее воздуха, мгновенное убийство газом тысяч человек и гигантские промышленные империи — на этом фоне создание психотронного оружия не представлялось таким уж невероятным. Тем более революционерам-романтикам из советских ВЧК-ОГПУ.

А Барченко был, наверное, самым подходящим человеком для того, чтобы возглавить такие исследования. Расскажем об этом человеке подробнее.

Секреты Севера

Александр Васильевич Барченко родился в 1881 году в Ельце. Его отец служил в окружном суде, мать происходила из духовного сословия. В начале 1890-х годов Барченко прослушал курс медицины в Казанском (в то время там была одна из лучших психиатрических школ в России), а затем в Юрьевском (Дерптском) университетах, но из-за недостатка средств образование не закончил и работать практическим врачом не мог. Зато увлекся изучением необычных психических феноменов и связанных с ними оккультных теорий и эзотерических практик.

Интерес к мистике и оккультизму был широко распространен среди самых выдающихся русских деятелей науки и культуры России того времени. Так, создатель периодической таблицы химик Дмитрий Иванович Менделеев был известным поклонником спиритических практик и много времени посвятил их изучению, психиатр и физиолог Бехтерев проводил сложные исследования «невидимых мозговых волн человека» посредством опытов с медиумами.

Мистиками были выдающиеся русские философы Павел Флоренский и Владимир Соловьев, писатели Леонид Андреев, Валерий Брюсов, Федор Сологуб, Михаил Булгаков, Андрей Белый, поэт Александр Блок, художник Василий Кандинский, композитор Александр Скрябин и многие другие. А уроженцы Российской империи Георгий Гурджиев и Елена Блаватская признавались самыми влиятельными мистиками и оккультистами во всем мире. В начале XX века в России повсеместно возникали «тайные» мистические ордена, эзотерические общества и кружки оккультистов.

Но даже на таком фоне Барченко не затерялся. В 1911 году при помощи сконструированного им аппарата он демонстрировал изумленной публике возможности телепатической передачи мыслей на расстоянии. Суть опыта заключалась в следующем.

На выбритую заранее голову испытуемого надевали специально изготовленный медный шлем с отходящими от него проводами, присоединенными к точно такому же шлему на голове добровольца, находящегося в соседней комнате. Первому из участников опыта в абсолютной тишине демонстрировался рисунок предмета, после чего второй участник должен был назвать этот предмет

В другом опыте Барченко доказывал возможность передвижения предметов при помощи мысли на расстоянии (телекинез). Для этого на конец тонкой иглы, находящейся внутри стеклянного сосуда, прикреплялось легчайшее хлопковое волокно, после чего из сосуда выкачивался воздух. Сосредоточившись, исследователь мог «силой мысли» повернуть волокно в необходимом ему направлении.

Барченко так искренне верил в экстрасенсорные способности человека и был настолько убежден в существовании на земле древнего тайного знания, доставшегося людям в наследство от другой цивилизации, что все, кто его слушал, тут же загорались желанием разделить с ним эти убеждения.

Рассказывают, что в первые годы революции Барченко так увлек своими культпросветовскими лекциями революционных моряков Балтфлота, что те обратились в Петроградский совет с просьбой разрешить им пробиваться с боями в Тибет, чтобы, достигнув великой Шамбалы, установить связь с ее вождями.

Естественно, столь пассионарный человек не мог не привлечь внимание ВЧК. В 1921 году заведующим Спецотдела ВЧК стал Глеб Бокий. Яков Блюмкин, начальник личной охраны Троцкого (тот самый, что убил в 1918 году немецкого посла графа фон Мирбаха), познакомил Бокия с Бехтеревым и Барченко. И вскоре при ВЧК (с 1923 года — ОГПУ) была создана секретная лаборатория нейроэнергетики, которую Барченко и возглавил. Одновременно он стал консультантом Бокия по всем вопросам, касающимся парапсихологии и паранормальных явлений. Существование и работа лаборатории были строжайшим образом засекречены, а полученные ими результаты до пор являются государственной тайной. Частью этой работы стала экспедиция Барченко в район Ловозера.

В разных источниках сведения об этой экспедиции существенно противоречат друг другу. Наверняка не известен ни полный состав экспедиции, ни ее точные сроки. В конце 1990-х годов моему коллеге, писателю и журналисту «Совершенно секретно» Олегу Шишкину удалось разыскать сына Александра Васильевича Барченко и его внука. В семье бережно хранили то немногое, что чудом удалось спасти в годы репрессий. Помогли и письма еще одного участника той экспедиции — астрофизика Александра Кондиайна, расстрелянного в 1937-м.

Согласно этим источникам, экспедиция прибыла в район Ловозерских тундр в августе 1922 года.

Находки не заставили себя ждать. Между Ловозером и Сейдозером была обнаружена древняя мощеная дорога. На отвесной стене, вертикально уходящей в воды Сейдозера, исследователи увидели 70-метровое изображение стоящего в полный рост человека.

Согласно рассказу местного проводника-саами, это был великан Куйву. По легенде, в древние времена пришельцы пытались захватить священную для саами землю, но потерпели поражение, а их предводитель Куйву был обращен в тень на скале, которая хранит с тех пор огромную энергию. Веками в день летнего солнцестояния саами приходили к возвышению напротив скалы, чтобы совершить ритуальные жертвоприношения.

По другую сторону виден противоположный крутой скалистый берег Сейдозера, но на этих скалах довольно ясно видна огромная, размером с Исаакиевский собор, фигура. Контуры ее темные, как бы выбиты в камне. Фигура в позе лотоса (падмасана). На фотографии, сделанной с этого берега, ее можно было различить без труда

Александр Кондиайниз сохранившегося фрагмента дневника

В ходе дальнейших исследовании района экспедицией была обнаружена огромная желтовато-белая каменная колонна, кубические блоки и несколько пирамид правильной формы.

Из чудом сохранившегося фрагмента дневника Кондиайна известно, что при виде белой колонны с одним из участников экспедиции, завхозом Пилипенко, случился приступ мерячения. Он страшно закричал и впал в транс. Необъяснимый страх и ощущение, что за ними кто-то наблюдает, постоянно преследовал практически всех членов группы. На вершине одной из окрестных гор был обнаружен загадочный провал, но исследователи так и не набрались храбрости в него спуститься, мешал тот же страх и «противодействие незримых сил».

Участники экспедиции смогли лично наблюдать состояния измененного сознания у местных жителей в районе Ловозера. Более того, в разной степени и сами они их переживали: периодически теряли ориентацию, испытывали зрительные и слуховые обманы восприятия. Согласно записи Кондиайна, в подобном состоянии человек выполнял чужие команды и не чувствовал боли: «Если такого человека ударить ножом, то это не причиняло ему вреда». Шаманы же умели произвольно впадать в подобное состояние, вызывая у себя каталепсию и даже летаргический сон.

По возвращении в Петроград Барченко доложил о своих находках в Институте мозга, сделав вывод о том, что экспедиция открыла следы таинственной древней цивилизации — по всей видимости, гиперборейской. Той самой, затонувшей в доисторические времена Гипербореи, легенды о которой существуют практически у всех народов гигантского материка Евразии. Бехтерев высоко оценил полученные результаты, а ОГПУ мгновенно наложило на них гриф секретности.

«Рассекречиванию не подлежат»

В 1923 году Барченко организовал эзотерическое общество «Единое трудовое братство», в которое входил и Глеб Бокий. В середине 1920-х годов в спецотделе ОГПУ готовилась экспедиция по поиску загадочной страны востока Шамбалы. Чекисты рассчитывали овладеть «тайными знаниями великих мудрецов древности», что было необходимо для скорейшей победы коммунизма во всем мире. Барченко рвался в Тибетскую экспедицию, но, согласно одной из версий, нарком иностранных дел Георгий Чичерин вместо него поддержал кандидатуры Блюмкина и, предположительно, связанного с ОГПУ художника Николая Рериха.

В 1937 году Барченко арестовали. В течение нескольких месяцев он писал в камере Лефортовской тюрьмы последние в своей жизни отчеты о проделанной работе. 30 апреля 1938 года, когда отчеты были завершены, Александра Васильевича Барченко расстреляли. На полгода меньше прожил его шеф Глеб Бокий. Блюмкина расстреляли еще раньше, в 1929 году. Были уничтожены все участники экспедиции на Ловозеро, члены их семей были репрессированы.

В начале 2000-х годов автор этого материала сделал запрос в архив ФСБ (бывшая ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ), но там ответили, что все интересующие нас материалы, включая дневники экспедиции 1922 года, до сих пор представляют собой государственную тайну и в обозримом будущем рассекречиванию не подлежат. По другим сведениям, материалы экспедиции были уничтожены в 1941 году, когда немцы подошли к Москве.

Так закончилась история самой загадочной научной экспедиции XX века.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа