Вводная картинка

Зеленый тупик. Мировые лидеры две недели искали решение климатических проблем. Почему у них ничего не получилось?

Природа снова и снова дает человечеству понять, насколько серьезна ситуация с изменением климата. Все больше людей погибают от аномальной жары, а наводнения уничтожают города. Придумать решение этих проблем мировые лидеры должны были на 27-м климатическом саммите ООН в Египте — COP27. Две недели политики обменивались драматичными речами о глобальном потеплении и выражали беспокойство о планете, однако в итоге не смогли существенно обновить поставленные год назад цели и не достигли внятного соглашения. Климатический тупик — в материале «Ленты.ру».

Не в том в месте, не те люди

Прошедший COP27 привлекал внимание задолго до своего начала. Волна критики обрушилась на организаторов конференции вскоре после того, как местом ее проведения выбрали египетский Шарм-эш-Шейх. Проблема была связана с жестким подавлением климатических протестов активистов в Египте — до и во время саммита люди выходили на улицы и требовали конкретных действий для улучшения состояния окружающей среды.

90
протестующих

арестовали по всей стране в один из дней проведения саммита

Правозащитники предупреждали, что на улицах Каира устанавливали контрольно-пропускные пункты, у идущих по улице людей проверяли телефоны, пытаясь найти данные об участии в протестах.

Кроме того, организация Human Rights Watch (HRW) обвинила Египет в замалчивании важных природных проблем. Власти предпочитали освещать вопросы переработки мусора или использования возобновляемых источников энергии, однако пренебрегали темами, связанными с загрязнением от туризма, агробизнеса, военных и промышленных предприятий. Подобные вопросы стали почти запретными в стране, а активистов, которые освещали их, арестовывали, высылали из страны или не давали им возможность продолжать расследования.

Тень недовольства экоактивистов упала и на компанию Coca-Cola, которая спонсирует COP. Движение по сокращению пластиковых отходов Break Free From Plastic обвинило бренд в лицемерии. Они заявили, что Cola поддерживает конференцию, где решается вопрос спасения планеты, но в то же время ежегодно создает 120 миллиардов одноразовых бутылок и не пренебрегает ископаемым топливом. «Просто поразительно, что компании, которая так тесно связана с индустрией ископаемого топлива, было разрешено спонсировать жизненно важное совещание по климату», — заявила координатор движения Эмма Пристленд.

Особенно резко отреагировали представители ЛГБТК+ сообщества, которые побоялись приезжать в страну из-за преследования людей за определенную сексуальную ориентацию. Экоактивисты Джером Фостер и Элайджа Маккензи-Джексон, которые состоят друг с другом в отношениях, летом написали письмо исполнительному секретарю Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК) Патрисии Эспиносе. Они осудили выбор Египта в качестве площадки и попросили изменить место проведения мероприятия. Пара опасалась за свою жизнь во время поездки. «Быть геем в Египте страшно. Мы не собираемся подвергать свою жизнь опасности и не хотим, чтобы кто-то еще это делал. Это все ужасно. Моя семья очень религиозна, и мне было очень тяжело говорить с ними об этом. Меня травмирует сама мысль о поездке в эту страну», — высказался Фостер.

Сразу после начала конференции молодые люди написали статью для Vogue, где еще раз объяснили свою позицию и постарались привлечь внимание к вопросу гражданских свобод в Египте. «Очень важно говорить и о нарушениях прав человека в Египте, потому что эти вопросы очень взаимосвязаны», — написали активисты.

Перед началом конференции напряжение вокруг нее стало усиливаться, некоторые делегаты отказались от участия. Одной из первых стала шведская экоактивистка Грета Тунберг. Она обвинила Египет в подавлении свобод, а COP27 назвала местом лжи и мошенничества. Вскоре от поездки решил отказаться новый премьер-министр Великобритании Риши Сунак. К тому времени у него накопилось большое количество дел внутри страны, включая принятие бюджета. На него почти тут же обрушилась волна критики, потому что Великобритания считается одним из лидеров в решении климатического вопроса. «Конечно, можно считать пенни, но при этом можно потерять фунты», — заявил бывший президент Мальдивских островов Мохамед Нашид. В итоге Сунак не разочаровал общественность и приехал в Шарм-эш-Шейх.

Климатические бега

В сравнении с конференцией 2021 года, богатой на события, необычные речи и странные появления лидеров по колено в океане, COP27 был в этом плане менее резким, однако некоторые делегаты успели отличиться своими выступлениями и отношением к журналистам. Наиболее ярко о проблеме изменения климата высказался президент Польши Анджей Дуда. Он заявил, что жителей его страны и других европейских государств больше волнует снижение качества жизни, включая энергетические проблемы, а не глобальное потепление.

«Как я сказал вчера и говорю сейчас от имени миллионов моих соотечественников, которые предстоящей зимой не будут спрашивать нас, скольких амбициозных климатических целей мы достигли. Они спросят, почему энергоресурсы такие дорогие и почему их уровень жизни так резко упал», — сказал глава государства. При этом он поддержал переход на альтернативные источники энергии, но рекомендовал осуществить процесс эффективно и не слишком дорого.

Египет в качестве площадки для COP27 вызвал возмущение не только у активистов и правозащитников, но и у делегатов, которые оказались в туристическом Шарм-эш-Шейхе. Курорт популярен в основном среди туристов из Италии и России, которые приезжают на море, а заодно и в Парк динозавров и подобие римского амфитеатра. У одного из шведских делегатов такие достопримечательности вызвали негативные ассоциации: «Это как в Лас-Вегасе, но только хуже», — сказал он. Имя автора оригинального изречения осталось неизвестно.

Во время конференции делегаты не всегда охотно общались с журналистами и предпочитали избегать обсуждения острых тем. Некоторые резко поднимались и спешили уйти в безопасное место, где им не задавали бы неудобных вопросов. Одним из первых убежал от корреспондента глава Всемирного банка Дэвид Малпасс — редактор The Guardian Патрик Гринфилд спросил у него, отрицает ли тот проблему изменения климата. Вопрос отсылал к сентябрьскому эпизоду: глава ВБ заявил, что не является ученым и поэтому не может прокомментировать, способствует ли ископаемое топливо усилению глобального потепления. Однако Гринфилду удалось получить короткий комментарий. «Вы знаете, что я не отрицаю изменение климата!» — заявил Малпасс, попросив корректно передать его слова.

Похожий случай произошел с младшим министром окружающей среды Великобритании Заком Голдсмитом: в кулуарах конференции к нему подошла 11-летняя активистка Лициприя Кангуджам и поинтересовалась, почему власти сажают в тюрьму протестующих, которые выступают против разработки новых месторождений нефти. В начале разговора политик был впечатлен возрастом девочки, однако помощники, услышав ее вопрос, постарались увести его. По словам Кангуджам, Голдсмит заявил, что активисты не должны попадать в тюрьму за свои действия, однако часть из них по-прежнему находится в заключении.

По горло в воде

Почти во всех речах на COP27 содержалось несколько важных тезисов о сдерживании темпов повышения общемировой температуры, трансформации энергетической сферы и о помощи бедным странам. Конференция стартовала не с самой оптимистичной ноты. Одним из первых выступил генеральный секретарь Антониу Гутерриш: в своей речи он красноречиво описал, что человечество в данный момент движется по шоссе в климатический ад, держа ногу на педали газа.

Генсек предложил на саммите конкретные действия по решению проблемы окружающей среды. По его словам, развитые и развивающиеся страны должны подписать между собой исторический Пакт климатической солидарности. Предполагается, что первые смогут рассчитывать на технологическую и финансовую помощь вторых, например, в вопросах перехода на возобновляемые источники энергии. Ответственными за это Гутерриш назначил США и Китай — две крупнейшие экономики, которые должны приложить совместные усилия к достижению климатической солидарности.

Подобное решение проблемы предложил и президент Франции Эммануэль Макрон. Он заявил, что богатые государства должны внести свой вклад в помощь бедным странам, которые сталкиваются с проблемой изменения климата. «Европейцы уже платят, платим только мы. Давить нужно на богатые неевропейские страны, говорить им, что они должны заплатить, внести справедливый вклад», — сказал Макрон.

Лучше иметь в руке одно яблоко, чем слушать обещания о пяти, которые никогда не получишь

Мохамед Адоуэкоактивист, директор аналитической организации Power Shift Africa

Большая часть дискуссии была сфокусирована на проблемах развивающихся стран. Климатический активист, директор аналитической организации Power Shift Africa Мохамед Адоу даже обвинил страны Европы в попытке энергетического колониализма: в поисках альтернативы российским ресурсам они якобы стали использовать Африку в качестве заправочной станции. Недовольство жителей развивающихся стран было услышано: заместитель председателя Европейской комиссии Франс Тиммерманс заявил, что Евросоюз выделит африканским странам миллиард евро на адаптацию из-за изменения климата. Деньги пойдут в том числе на сбор информации о климатических рисках и улучшение системы предупреждения о надвигающихся бедствиях.

На COP27 продолжили обсуждение вопроса использования ископаемого топлива. Как и год назад, делегаты сошлись во мнении, что необходимо снизить зависимость от подобных источников энергии — отказаться от каменного угля и перестать строить работающие на нем электростанции. Примечательно, что этот вопрос обсуждался на фоне энергетического кризиса, который, с одной стороны, осложняет ситуацию с ресурсами во многих странах, а с другой — способствует переходу на менее вредные источники. В Международном энергетическом агентстве (МЭА) пришли к выводу, что сокращение поставок ископаемого топлива из России ускорит переход к возобновляемой энергетике в мире. Притом альтернативная генерация помогает и экономии: исследователи из организации E3G and Ember подсчитали, что благодаря переходу на солнечные и ветряные станции Евросоюзу удалось сэкономить на газе 11 миллиардов долларов.

В этом году на саммите обошлось без красноречивых сравнений человечества с Джеймсом Бондом, которым в 2021 году поделился бывший премьер-министр Великобритании Борис Джонсон. Тогда политик сравнил мировых лидеров с агентом 007, привязанным к машине Судного дня с тикающей бомбой, которая может уничтожить человечество. Правда, за год мало что изменилось, но лидеры не стали устраивать из своих выступлений стендап-шоу. Министр иностранных дел островного государства Тувалу в Океании Саймон Кофе рассказал о повышении уровня воды в стране и заявил, что власти готовят цифровую копию государства для сохранения суверенитета на фоне угрозы полного затопления. Подобными планами он поделился год назад в интервью «Ленте.ру».

Президент США Джо Байден не смог отличиться ярким выступлением. В своей речи он собрал очевидные факты о вреде выбросов в атмосферу и опасности для человечества, призвал объединить усилия, чтобы не допустить повышения среднемировой температуры, и пообещал помочь Африке. По словам американского лидера, страна выполнит свою цель по снижению выбросов до 2030 года. Однако заявление Байдена не устроило экоактивистов: так, Мохамед Адоу заметил, что США дают новые обещания, хотя еще не выполнили старые.

В течение двух недель участникам конференции не удалось прийти к согласию и подписать документ об итогах саммита до его завершения. Черновик посчитали слишком длинным и расплывчатым, в нем также содержались цифры, которые не обсуждали на конференции, — составители написали, что развитые страны якобы должны прийти к нулевым выбросам к 2030 году, однако такие сроки ранее не обозначались. В итоге переговоры продлили еще на один день в надежде прийти за это время к общему решению.

«Я по-прежнему обеспокоен количеством нерешенных вопросов»

Самех Шукриминистр иностранных дел Египта

Чтобы COP27 полностью не копировал предыдущую конференцию, делегаты решили сделать некоторые цели более амбициозными. Ранее Евросоюз хотел к 2030 году сократить вредные выбросы на 55 процентов, а теперь их решили снизить на 57 процентов. В Еврокомиссии заявили, что не будут отказываться от своих «зеленых» обещаний, несмотря на критическое положение в энергетике.

Очевидно, что последующие годы будут непростыми. Пока трудно предположить, с какими промежуточными результатами в борьбе с изменением климата страны приедут на COP28. Политикам придется в прямом смысле перестать убегать от природных проблем и сделать сложный выбор между лучшим будущим человечества и расширением производств. По словам премьер-министра Барбадоса Мии Моттли, мировым лидерам для спасения планеты необходима политическая воля. Моттли заметила, что время еще есть, и пока еще можно изменить ход событий. Однако прошедший саммит показал, что лидерам больше нравится говорить.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа