Тотальная безопасность. Как Российская армия защищает границы от вражеских ракет, ядерных боеголовок и самолетов?

Надежные и эффективные системы противоракетной и противовоздушной обороны (ПРО и ПВО) — гарантия защиты от нападения с воздуха, включая ядерные атаки. Из всех стран мира, включая США и Китай, наибольшего успеха в создании комплексов ПРО и ПВО достигла Россия. «Лента.ру» в рамках спецпроекта «Оружие России» рассказывает о системах противоракетной и противовоздушной обороны, стоящих на страже безопасности страны, о том, как развивались их технологии на фоне большой истории и каковы перспективы этой сферы в будущем.

1953 год. В знаменитом «письме семи маршалов» высшему руководству СССР сообщается, что в ближайшее время у главного противника — США — появятся баллистические ракеты дальнего действия. По прогнозам, они должны были стать основным средством доставки ядерных зарядов, и советская ПРО в случае возможной атаки не смогла бы справиться с ними. Тогда все было понятно: проблему надо решать. За это взялись лучшие конструкторы страны.

И 4 марта 1961 года их решение успешно опробовали — с полигона Капустин Яр была запущена баллистическая ракета Р-12 с макетом 500-килограммовой боеголовки, которую затем поразила противоракета В-1000. Так была испытана система «А», впоследствии ставшая основой первой советской стратегической системы ПРО.

Поздравить конструкторов тогда захотел сам Никита Хрущев.

Это хорошо, что вы научились попадать своей ракетой в муху в космосе. Но надо научиться управляться с роями этих мух

Никита Хрущевпредседатель Совета министров Советского Союза

Советские разработки превосходят зарубежные. Одна из причин кроется в алгоритмах и программном обеспечении, которое используется в российских комплексах ПВО.

Можно, например, вспомнить осуществленную в 1995 году разведывательным управлением Минобороны США операцию по отправке из Минского высшего инженерного зенитно-ракетного училища (МВИЗРУ) на военную авиабазу в Алабаме одного из комплексов С-300. Изучив на тот момент одно из последних достижений российской военной мысли и технологии, американские инженеры так и не смогли разобраться в его системе управления — а значит, не сумели использовать отечественные технологические решения в собственных разработках.

Однако история российской ПРО-ПВО началась задолго до XX века, о чем нельзя не вспомнить сейчас.

От аэростатов к пушкам

В конце XVIII века, во время войны первой коалиции, австрийцы попытались обстрелять французский аэростат из мортиры. Тот эпизод считается одним из первых в мировой истории примеров зенитной атаки по воздушной цели. Воплотить замысел не удалось, хотя враг, среагировав на угрозу, покинул поле боя. Тем не менее спустя пару лет при осаде голландской крепости Шарлеруа австрийцы повторили попытку — на этот раз успешно: французский аэростат был уничтожен.

В России зарождение ПВО началось в начале XX века, когда военные предприняли несколько попыток сбить японские аэростаты при обороне Порт-Артура во время Русско-японской войны

Впоследствии российские специалисты придумали некоторое количество способов уничтожения летательных аппаратов противника. Все они предполагали поражение не самой цели, а зоны, в которой она находится.

В частности, в 1912 году генерал-лейтенант Русской императорской армии Евгений Смысловский предложил уничтожать пулеметным огнем не отдельный аэростат, а область воздушного пространства перед ним. По его расчетам, «одновременная стрельба из восьми пулеметов в течение пятнадцати секунд должна была вывести из строя одного из трех лиц, летящих на аппарате, который попал в подобную зону обстрела».

Тогда же штабс-капитан Василий Тарновский разработал бронированную автомобильную установку, оснащенную зенитным орудием калибра 76,2 миллиметра. Под названием «Орудие Тарновского — Лендера» ее начало выпускать Общество Путиловских заводов. Установка позволяла при скорострельности 12-18 выстрелов в минуту поражать воздушные цели на высоте до четырех километров.

Незадолго до Первой мировой войны одновременно с наземными установками ПВО российская армия начала использовать только зарождавшуюся истребительную авиацию, основной задачей которой было уничтожение летательных аппаратов противника. Еще за два года до начала войны император Николай II подписал закон «Об изменении и дополнении действующих узаконений о государственной измене путем шпионства». Он предполагал уголовное наказание за несогласованный пролет над военными и другими укрепленными объектами на территории Российской империи.

Один из первых ярких моментов согласованного действия авиации и наземных частей пришелся на 9 сентября 1914 года, когда российский поручик при выполнении разведывательного полета в Восточной Пруссии (современная Калининградская область) обнаружил немецкий самолет. Тот был вынужден пойти на снижение, а потом был обстрелян пехотой. За день до этого, 8 сентября, штабс-капитан Петр Нестеров на аэроплане-парасоле «Моран» использовал воздушный таран для уничтожения австрийского разведывательного самолета типа «Альбатрос».

Тем не менее в годы Первой мировой войны наилучшими средствами для уничтожения воздушных целей оставались 76,2-миллиметровые пушки, которые устанавливались на особые поворотные рамы.

Военное время

В 1930-е вооруженные силы стали уделять все большее внимание воздушной обороне — появились новые истребители, зенитные прожекторы, звукоулавливатели и аэростаты заграждения. Во время Второй мировой войны во многом благодаря истребительной авиации и частям ПВО удалось выдержать блокаду Ленинграда и оборону Москвы. Только в июле и августе 1941 года немцы совершили 17 массированных налетов на Ленинград. Все попытки прорвать оборону были пресечены. Из 1614 вражеских самолетов 232 было уничтожено и лишь 28 прорвались к городу.

Еще более напряженной для Германии была ситуация под Сталинградом, где с 19 ноября 1942-го по 2 февраля 1943-го советские летчики успешно провели 950 воздушных боев. По признанию руководства люфтваффе, эти поражения стали началом конца немецкой бомбардировочной авиации.

Настоящим вызовом для советской ПВО парадоксальным образом стало ракетное нападение Германии на Великобританию летом 1944 года. В ходе него нацисты впервые применили самолеты-снаряды V-1. Готовясь к отражению аналогичной атаки на советские объекты, в СССР приняли решение в предполагаемых секторах нападения организовать полноценную систему ПВО. В нее должны были войти зона заграждения, состоящая из аэростатов, зона огня зенитной артиллерии и зона истребительной авиации. Посты войск воздушного наблюдения, оповещения и связи дополняли радиолокационные станции (РЛС), круглосуточно обнаруживающие и отслеживающие воздушные цели.

7313
самолетов

уничтожили советские средства ПВО за годы Великой Отечественной войны

По завершении войны советские власти, убедившись в важности ПВО, приступили к масштабной реорганизации этих войск. Их задачей стала защита всех важнейших промышленных объектов от удара с воздуха.

«Опыт Великой Отечественной войны убедительно показал, что задачи, стоящие перед противовоздушной обороной страны, чрезвычайно сложны. Нет ни одного средства или оружия, которое могло бы решить их самостоятельно», — пишет в своей книге «Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне» участник войны против фашистской Германии, выпускник Военной академии и Академии Генерального штаба, кандидат исторических наук Николай Светлишин.

Историк объясняет это тем, что борьба с противником в воздухе включает в себя ряд совершенно различных по характеру действий: обнаружение, опознавание, наведение, перехват (уничтожение) и так далее. «Каждая из этих задач может быть выполнена с должным эффектом только при помощи особых средств. Поэтому войска ПВО страны должны располагать надлежащим арсеналом средств, соответствующих характеру их задач», — считает Светлишин.

После войны развитие зенитной артиллерии в стране продолжило набирать обороты. Сразу после перехода на 100-миллиметровый зенитный артиллерийский комплекс ЗАК-100 в 1949 году начались разработки 130- и 152-миллиметровых пушек.

Параллельно с ними развивалась и радарная техника: в начале 1950-х войска получили первую РЛС метрового диапазона с индикатором кругового обзора и аппаратурой защиты от помех. Боевое крещение этого вооружения состоялось в Корейской войне: американская авиация сильно страдала там от советской зенитной артиллерии и истребителей.

Первый ракетный комплекс

Первым созданным в СССР зенитно-ракетным комплексом (ЗРК) стал С-25 «Беркут», защищавший Москву. Одноименная стационарная система противовоздушной обороны включала 56 таких огневых комплексов, расположенных кольцами на расстоянии до 50 и до 90 километров от Кремля, а также РЛС кругового обзора А-100 раннего обнаружения. Один С-25 «Беркут» держал на стартовой позиции 60 ракет и обеспечивал одновременный обстрел 20 целей.

Тем не менее этот зенитный ракетный комплекс был стационарным, а огромные пространства Советского Союза требовали мобильных систем, способных в короткий промежуток времени направиться в заданный район. Так в конце 1950-х появилась система средней дальности С-75 «Двина», способная уничтожать воздушные цели на высоте от 3 до 29 километров, дальности до 22 километров и скорости до 1500 километров в час. Боевое крещение «Двина» прошла 7 октября 1959 года, уничтожив в небе над Пекином на высоте более 20 километров разведывательный самолет B-57 Canberra американского производства.

Следующий триумф этого ЗРК произошел 1 мая 1960 года, когда он в районе Свердловска двумя последовательными ракетными ударами поразил американский высотный самолет-разведчик U-2 с пилотом Фрэнсисом Гэри Пауэрсом на борту.

Хрущев так вспоминал в своих мемуарах о полете Пауэрса: «Когда американцы сами себя запутали небылицей, мы решили выступить в открытую и, сделав более полное сообщение, уличить их во лжи. Мне поручили заявить на сессии Верховного Совета о ходе расследования с точным указанием, на каком аэродроме базируются самолеты такого типа, в какое время и на какой аэродром данный самолет перелетел в Пакистан, когда и каким маршрутом летел через нашу территорию, какая задача была поставлена перед летчиком — проследовать в небе СССР на такой-то аэродром в Норвегии».

В октябре 1962 года С-75 «Двина» отличилась на Кубе, не только зафиксировав нарушение границы воздушного пространства американскими самолетами, но и сбив на высоте 21 километр еще один U-2.

После этих событий полеты U-2 над территорией Советского Союза прекратились, а Соединенные Штаты перестали получать значительную часть разведывательной информации: расположение объектов ПВО, аэродромов базирования истребителей-перехватчиков, позиций зенитной артиллерии и РЛС. Инцидент с Пауэрсом также привел к репутационным потерям для США, вынужденных признать факт шпионажа в воздушном пространстве СССР.

В дальнейшем «Двина» отлично показала себя в ходе войны во Вьетнаме. 24 июля 1965 года в районе Ханоя пуском четырех ракет типа В-750В были уничтожены сразу три самолета F-4 Phantom II. Так впервые в истории ЗРК сработали против сверхзвуковых истребителей-бомбардировщиков. По данным Минобороны СССР, за время конфликта С-75 уничтожили над Северным Вьетнамом около двух тысяч американских самолетов, включая более 60 стратегических бомбардировщиков B-52 Stratofortress.

В ходе арабо-израильской Шестидневной войны, длившейся с 5 по 10 июня 1967 года, египетские С-75 «Двина» сбили, по разным оценкам, от двух до девяти израильских самолетов. Два года спустя египетские ЗРК уничтожили семь израильских самолетов, в 1970-м — пятнадцать. В то время С-75 советского производства были одной из основных целей Военно-воздушных сил (ВВС) Израиля. Эти ЗРК, имевшиеся у египетской армии, не позволили Израилю завоевать господство в воздухе.

В 1967 году на вооружение был принят ЗРК дальнего действия С-200 «Ангара», предназначенный для борьбы со стратегическими бомбардировщиками, переносящими крылатые ракеты класса «воздух — земля».

По информации разработчика, Научно-производственного объединения (НПО) «Алмаз», этот комплекс обеспечивал уничтожение воздушных целей на скорости 360-3500 километров в час на дальности до 160 километров и на высоте до 35 километров. Возможности С-200 настолько превосходили свое время, что СССР вплоть до 1980-х запрещал экспорт этих систем.

Считается, что именно принятие на вооружение С-200 «Ангара» и появление истребителей-перехватчиков МиГ-31 уже в 1970-е сделали невозможными полеты американских сверхзвуковых самолетов-разведчиков SR-71 Blackbird над советской территорией.

Тем не менее развитие средств доставки ядерного оружия — в частности, появление межконтинентальных баллистических ракет (МБР) у Соединенных Штатов, а также активное освоение космического пространства, в том числе с военно-прикладными целями, — привели к радикальному пересмотру советской противоракетной и противовоздушной обороны. Так стали вырисовываться первые очертания того, что сегодня можно назвать единой системой ПВО.

Новый триумф

В 1982 году армии СССР и стран Варшавского договора провели учения «Щит-82», которые на Западе назвали «семичасовая ядерная война». Советский Союз готовился к ядерной войне с США, поэтому отрабатывал все возможные сценарии.

Легенда учений 1982-го и вовсе напоминает сюжет зрелищного кино в жанре альтернативной истории:

«Провокации со стороны США зашли настолько далеко, что привели к вооруженному столкновению в Центральной Европе. В результате спустя несколько часов Рейган отдал приказ о начале полномасштабных военных действий против СССР. За этим последовал упреждающий ядерный удар со стороны Советского Союза»

цитата из легенды учений 1982-го года

Сам удар — конечно, вовсе не в сторону США — нанесли 18 июня в качестве апофеоза этих учений. В течение всего семи часов в Советском Союзе были запущены три космических ракеты-носителя, две межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, одна баллистическая ракета морского базирования, одна баллистическая ракета средней дальности. Также в ходе «семичасовой ядерной войны» двумя противоракетами А-350Р, стартовавшими с полигона Сары-Шаган, были перехвачены две головные части МБР УР-100, запущенные с Байконура.

Впрочем, уже через несколько лет стало очевидно, что значительно больше, чем американские ракеты, Советскому Союзу угрожают внутренние проблемы. Распад сначала ОВД, а затем и СССР остановил построение единой восточноевропейской ПВО, которая должна была обеспечить надежную оборону не только союзникам Москвы, но и западным территориям внутри страны. Выведя войска из Восточной Европы, современная Россия сконцентрировалась на собственной противовоздушной обороне. Для этого в начале 1990-х было выделено около 1500 важнейших объектов на территории страны, подлежащих надежной защите от возможных атак.

В январе 1994 года в России появилась Федеральная система разведки и контроля воздушного пространства, в рамках которой была предпринята попытка через систему автоматизации объединить радиолокационные системы войск ПВО, Военно-воздушных сил (ВВС) и Военно-морского флота (ВМФ) страны.

Несмотря на сложную экономическую ситуацию в 1990-х, оставшийся после Советского Союза задел позволил России относительно безболезненно пережить это непростое время. Уже в середине 1990-х практически полностью с вооружения были сняты С-75 и С-125, а устаревающие С-200 начали заменяться новыми С-300ПМ.

Советская школа программирования была на порядок выше американской. Когда после развала Советского Союза мы фактически ушли в тень, американцы посчитали, что ликвидировали конкуренцию. Но школа на военных предприятиях осталась. И мы видим результат: наши ракеты летают дальше и выше и попадают в цель точнее, чем американские. Так, у нас на одну цель приходится одна ракета, а у них нормативом считается две ракеты на одну цель

Алексей Леонковвоенный эксперт

Настоящий прорыв произошел в 2007 году, когда на вооружение ВВС России был принят ЗРК большой дальности С-400 «Триумф». Для него уязвимы абсолютно все виды современного космического оружия. По заявлению разработчика, всего один С-400 способен одновременно обстреливать до 36 целей, наводя на них до 72 зенитных управляемых ракет (ЗУР). «Триумф» способен поражать самолеты, крылатые ракеты и беспилотники на дальности до 400 километров, а тактические баллистические ракеты, летящие со скоростью до 4,8 километра в секунду, — на расстоянии до 60 километров.

В 2010-х к этому ЗРК большой интерес проявили за рубежом. Первым иностранным покупателем С-400 «Триумф» стал Китай, затем — Индия. В июле 2019 года первые компоненты ЗРК получила Турция. Именно из-за покупки С-400 на эту страну — члена НАТО были наложены санкции США, ограничивающие туркам доступ к программе истребителя пятого поколения F-35 Lightning II. Тем не менее возможности российского комплекса настолько впечатлили Анкару, что она заключила с Россией контракт на покупку новых ЗРК, несмотря на противодействие США.

«На вооружении С-400 теперь стоят новые ракеты — с улучшенной точностью и дальностью по сравнению со старыми. Они достигают дальности до 400 километров, а сам комплекс может одновременно вести огонь несколькими перехватчиками. Для сравнения: американский Patriot за раз может запускать только одну ракету-перехватчик с дальностью 96 километров», — пишет турецкое издание TRT World.

Оборонный зонтик

В октябре 2021 года на вооружение Российской армии была принята последняя и самая совершенная разработка концерна Воздушно-космической обороны (ВКО) «Алмаз-Антей» — мобильный ЗРК С-500 «Прометей». В апреле 2022 года стало известно, что запущено его серийное производство.

В основе этого комплекса лежит принцип раздельного решения задач по поражению целей разного типа (включая низкоорбитальные космические аппараты). Хотя тактико-технические характеристики С-500 «Прометей» засекречены, известно, что это единственная в мире система ПВО, способная эффективно уничтожать гиперзвуковое оружие. Уязвимы для «Прометея» и стелс-самолеты, включая истребители пятого поколения F-22 Raptor и F-35 Lightning II.

Известно, что ракетный арсенал С-500 состоит из ракет 40Н6М (дальность около 600 километров) и гиперзвуковых ракет 77Н6-Н и 77Н6-Н1, тактико-технические характеристики которых не раскрываются. От других ЗРС — прежде всего американского Terminal High Altitude Area Defense (THAAD) — российский комплекс отличает не только возможность перехвата гиперзвуковых аппаратов, но и большая дальность действия. C-500 может уничтожать даже спутники на околоземной орбите на высоте до 1000 километров. Одновременно «Прометей» способен обстреливать до десяти целей, причем время реакции на каждую из них не превышает четырех секунд.

Фактически С-500 «Прометей» стал первым в мире комплексом, сочетающим в себе возможности оперативно-тактической ПВО и стратегической ПРО. В таком виде ЗРК станет основой единой информационной системы ПВО-ПРО, полностью заменив С-300 и еще больше расширив возможности С-400 «Триумф».

Отличия ПРО и ПВО

Противовоздушная и противоракетная оборона (ПВО и ПРО соответственно) — комплекс мер по обеспечению защиты воздушного пространства. Когда появились первые системы ПВО, боевых ракет еще не существовало, поэтому системы были направлены на уничтожение самолетов и других летательных аппаратов противника. ПВО включает в себя истребительно-авиационные, зенитные ракетные, зенитные артиллерийские, зенитные пушечно-ракетные комплексы (системы) и переносные зенитные ракетные комплексы. Они способны поражать все современные средства воздушного нападения в любых погодных условиях и в любое время суток.

После появления боевых ракет (вроде «катюш») встала задача создать отдельные средства уничтожения такого оружия. Средства ПРО состоят из противоракетных комплексов, информационно-разведывательных устройств различной дальности действия, пунктов боевого управления и связи. Они способны засечь любые ракетные цели, включая МБР и их компоненты, на всех участках траектории. В зависимости от назначения они могут быть объектными (для защиты важных точек), зональными (для обороны крупных районов) и территориальными (для обороны всей страны).

Как пишет американский журнал Military Watch, С-500 «Прометей» не имеет равных и станет настоящим убийцей американских истребителей F-22 Raptor и F-35 Lightning II. «С-500 может серьезно содействовать уничтожению самолетов-невидимок. Когда приборы этой системы объединяются в сеть с С-400 и прочими комплексами, они повышают их осведомленность и помогают эффективнее поражать малозаметные цели», — говорится в одной из публикаций.

Еще одно американское издание The National Interest отмечает, что «русские намерены связать воедино С-500 и другие комплексы, такие как С-400, С-300ВМ4, С-350 и прочие, создав единую интегрированную сеть ПВО», и подчеркивает, что новые системы «настолько совершенны», что в США начали опасаться за свои самолеты-невидимки F-22, F-35 и В-2.

***

«До создания С-400 были С-300 и С-200, то есть военно-техническая школа не прерывалась, конструирование не прекращалось, технологии развивались. Но основной фактор, который определяет судьбу оружия на поле боя, — это человек. Человек, который владеет этой техникой. Техника создавалась под человека», — считает военный эксперт Алексей Леонков.

В настоящее время ЗРК С-500 и зенитные ракетно-пушечные комплексы (ЗРПК) «Панцирь-СМ» объединены в единый контур управления. Первые отвечают за поражение удаленных целей, в том числе космических, а вторые — за защиту, в том числе самих ЗРК, от ударов беспилотников и крылатых ракет противника. При этом единая система управления, в зависимости от типа цели, сама выбирает, направлять против нее ЗРС или ЗРПК.

Подобное соединение С-500 и «Панцирь-СМ» обеспечивает эшелонированную оборону стратегических объектов, позволяя отражать абсолютно все известные на данный момент и даже перспективные угрозы. По большому счету, теперь Россия попросту неуязвима для вражеского удара как с воздуха, так и из космоса — вне зависимости от возможностей потенциального противника.