Вводная картинка

«Дикие, вольные и красивые» В России решили спасти редкий вид лошадей и создали уникальный парк. Чем он поражает?

В 120 километрах от Оренбурга, на территории участка «Предуральская степь» заповедника «Оренбургский» расположился Центр репродукции лошади Пржевальского. Здесь в полувольных условиях живут редчайшие животные, которые еще совсем недавно были на грани полного исчезновения. Цель центра — создание условий для сохранения лошади Пржевальского на территории Российской Федерации. В 2015 году сюда были доставлены из Франции первые шесть животных. Сегодня популяция насчитывает уже 85 особей, и они прекрасно себя чувствуют. В заповедник можно не только приехать и увидеть этих великолепных животных, но и усыновить новорожденного жеребенка. О лошади Пржевальского, об уникальном опыте по ее сохранению, о заповеднике и о том, как там можно побывать, читайте в материале «Ленты.ру».

Однажды в Джунгарии

В 1877 году русский путешественник и первопроходец Николай Михайлович Пржевальский возвращался из экспедиции в Центральную Азию. Экспедиция должна была побывать в центре Тибета, в священном для буддистов городе Лхаса, но восстание дунган против правящей в Китае династии заставило ее повернуть назад. На обратном пути Пржевальский обследовал Джунгарию. На Зайсанском пограничном посту его начальник А.К. Тихонов подарил ученому шкуру и череп неизвестной науке лошади. По его словам, эта лошадь водилась в Южной Джунгарии и была там добыта охотником-киргизом.

Во время следующего путешествия (в 1879 году) в одном из самых удаленных и труднодоступных районов Джунгарской пустыни Гоби Пржевальскому удалось первым из европейцев встретить табун диких азиатских лошадей. Вот как он описал эту встречу:

К одному из этих стад можно было подкрасться на меткий выстрел, но звери почуяли по ветру по крайней мере за версту моего товарища и пустились в уход. Жеребец бежал впереди, оттопырив хвост и выгнув спину, вообще с посадкой совершенно лошадиной; за ним следовало семь, вероятно, самок. По временам звери останавливались, толпились, смотрели в мою сторону и иногда лягались друг с другом; затем опять бежали рысью и наконец скрылись в пустыне

Подаренные ему шкуру и череп Пржевальский отправил в Петербург. Здесь в 1881 году лошадь была описана как самостоятельный вид ученым-хранителем отделения млекопитающих Императорского зоологического музея Иваном Семеновичем Поляковым, назвавшим ее лошадью Пржевальского-Полякова.

Совсем другая лошадь

Судя по результатам археологических раскопок, лошадь Пржевальского была широко распространена в Европе и Азии, но с наступлением цивилизации животное постепенно вытеснялось на восток, в самые отдаленные степные районы Центральной Азии, а его популяция быстро сокращалась. Роковую роль в исчезновении дикой азиатской лошади сыграло большое количество огнестрельного оружия, оставшегося в Китае и Монголии после Второй мировой войны, периоды голода, а позднее — освоение целины в СССР в 1950-1960 годах.

В последний раз дикую лошадь на воле видели в 1969 году в Монголии.
В следующие десятилетия лошадь Пржевальского сохранялась лишь в нескольких зоопарках. Сегодня в мире больше двух тысяч лошадей Пржевальского, но все они произошли от одиннадцати чистокровных особей и одной домашней монгольской лошади, отловленных в начале XX века в Джунгарии основателем заповедника Аскания-Нова, российским немцем Фридрихом Фальц-Фейном.

О месте лошади Пжевальского в классификации видов идут постоянные споры. Дело в том, что она не является предком домашней лошади, как думали раньше. В ее геноме обнаружен набор из 66 хромосом, в то время как у обычной лошади их 64. Значительно различается и их ДНК. В то же время домашние и дикие азиатские лошади прекрасно скрещиваются и дают здоровое и плодовитое потомство. В настоящее время есть две основные теории: по одной — это два разных вида, по другой — лошадь Пржевальского считается одичавшим и мутировавшим потомком обычной лошади. Как бы то ни было, но и по внешнему виду, и по своему строению лошадь Пржевальского значительно отличается от всех существующих и существовавших раньше домашних пород лошадей, зебр и ослов.

Авен, Селена, Паприка и другие

В 2015 году в Оренбургском заповеднике стартовала первая в России программа создания полувольной популяции лошади Пржевальского. Для этого был выделен изолированный участок «Предуральская степь» площадью 165 квадратных километров, ранее служивший военным полигоном, но много лет уже не использовавшийся. Благодаря этому степь здесь никогда не распахивалась и сохранилась практически в первозданном виде.

Вся территория огорожена по периметру (52 километра) специальной сеткой, которую сделали на заказ. Она не мешает миграции мелких млекопитающих, но не дает лошадям уйти за территорию и препятствует любым случайным контактам с домашними лошадьми. В короткий срок была создана вся необходимая инфраструктура, включая научно-исследовательский комплекс Центра реинтродукции лошади Пржевальского, и 18 октября 2015 года в Предуральскую степь завезли первую группу чистокровных лошадей из Франции.

Французов было шесть: жеребец Авен, кобылы Сангрия, Селена, Олива и Лаванда, а также полуторагодовалый жеребенок Паприка.

Почти полтора месяца лошади провели в маленькой карантинной зоне, после чего были выпущены в акклиматизационный загон (45 гектаров). Спустя год животных выпустили на основную территорию заповедника; в выпуске принимал участие Владимир Путин.

Наблюдения показали, что в новых условиях лошадки чувствуют себя прекрасно, Предуральская степь им подходит. Из национального парка «Хортобадь» в Венгрии на протяжении 2016 и 2017 годов были завезены еще две группы общей численностью 30 голов чистокровных лошадей Пржевальского. А через год после последнего завоза в заповеднике родился первый жеребенок.

Гарем нужно защищать

Лошади — животные социальные, в их группах всегда сложная иерархия, отношения между особями складываются весьма непростые. Не обходится и без конфликтов. Так, Авен пытался выгнать подростка Паприку, но жеребенка защитила мать Селена. И только после того, как Паприка совершил обряд подчинения, Авен принял его в свою группу. Селена и Олива в первые дни не поделили овес, но жеребец показал, кто тут главный, и быстро навел порядок. Со временем молодой Паприка все-таки в силу возраста был изгнан из родительской семьи, побывал в холостяковой группе, обзавелся гаремом и превратился в матерого жеребца — сегодня у него один из самых стабильных гаремов. В заповеднике его ласково зовут Перчиком.

Селена, мать Паприки, за время проживания в заповеднике принесла еще троих здоровых жеребят. Сейчас она со своим маленьким жеребенком 2022 года рождения живет в объединенном гареме, в котором временно главенствуют два лидера — венгры Сандро и Регнум. Селена занимает достаточно высокие ранговые позиции в женском коллективе. В этом же большом гареме живут сейчас остальные французские кобылы.

Авен — самый возрастной жеребец заповедника, ему пошел 17-й год. Это много, если учесть, что на воле лошади Пржевальского живут примерно 18 лет. Но в зоопарках они живут и до 30. В Предуральской степи условия полувольные, и Авен еще вполне крепкий жеребец. За время пребывания в заповеднике он успел побывать в самых разных социальных позициях: терял свой гарем и снова его обретал, успел побыть и в холостяковой группе, и одиночкой, а теперь живет со своей единственной кобылой Басей.

Бася и Авен

О Басе и Авене рассказывает руководитель центра репродукции лошади Пржевальского Евгений Булгаков:

— Бася — кобылка с непростой судьбой. Она была жеребенком-отказником, родилась в 2019 году. Но когда ей было полтора месяца, между гаремами произошла стычка. Все закружилось, завертелось, смешалось в кучу. А дерутся они очень серьезно. Лошадь Пржевальского — животное сильное, кряжистое, с крепкими короткими конечностями и мощными челюстями с четырьмя клыками. Пробивают копытами шкуру, бывает, что и ребра ломают и куски плоти зубами вырывают. Особенно гаремные жеребцы. У них цель — защитить своих кобыл или отобрать чужих. Да и кобылы тихим нравом не отличаются.

И вот после такой стычки мама Баси ушла с одним гаремом, а жеребенок остался с другим. Мы это обнаружили, пытались ее вернуть, но мать жеребенка уже не приняла — вероятно, забыла. Перед нами встал острый вопрос: либо смерть, либо мы ее забираем и пытаемся выходить силами человека, что нередко тоже заканчивается смертью жеребенка. Мы первые и единственные в мире, кому удалось выкормить маленького жеребенка лошади Пржевальского. И не только выкормить, но и успешно ее потом социализировать в гарем французского жеребца Паприки.

Бася — своеобразная кобылка. Бросила Перчика и его гарем и ушла к Авену, с которым они сейчас живут вдвоем и прекрасно ладят. По старой памяти Бася подходит близко к людям, чем в первое время Авена очень возмущала. Он этого никак не мог понять и с осуждением на нее смотрел. Я ее уже года два гоняю, чтобы она не подходила ко мне.

У них все как у людей

Но история Баси — это скорее исключение. Сотрудники заповедника стараются как можно реже вмешиваться в жизнь лошадей.

В заповеднике есть резервный запас свежего сена, которое, что важно, готовится на этой же территории — на случай особенно суровой снежной зимы и корки льда (джута). Ежегодно запас обновляется, но пока еще ни разу не пригодился. Лошади Пржевальского показали, что прекрасно способны себя прокормить. Зимой они могут достать корм, тебеня (то есть раскапывая) метровый слой снега. Но обычно снежный покров в степи не превышает 30-40 сантиметров. Морозы в 30-40 градусов они переносят прекрасно, как и жару 30-40 градусов.

Если лошадь заболевает или получает травму, за ней внимательно наблюдают. В случае, если повреждение незначительное, люди не вмешиваются — это естественный процесс, и животные должны уметь справляться с проблемами самостоятельно. Так они жили тысячелетиями. Но если лошадь пострадала сильно или тяжело заболела, ей, безусловно, помогут.

Для этого существуют специальные пневмоинъекторы, при помощи которых необходимое лекарство можно ввести на расстоянии, получить образцы крови и тканей, провести курс антибиотиков. Был случай, когда у кобылы после родов не выходил послед, и ей делали таким способом инъекции окситоцина. Но сделать укол бывает нелегко: дикая степь, а лошадь — животное неглупое, быстро соотносит боль от инъекции с направленным на нее пневморужьем. Так что иногда на один укол уходят пять-шесть часов упорной «охоты».

Чипов для биолокации (определения местоположения животного) на диких лошадях нет, и с помощью коптеров за ними тоже не следят.

Личное общение не заменит никакая техника. Мы столько лет с ними проработали, что уже буквально до часов знаем, где они сейчас и что будут делать. Нужно просто быть рядом, каждому в глаза посмотреть, понять, как они себя чувствуют. И если надо — помочь

Евгений Булгаковруководитель Центра репродукции лошади Пржевальского Оренбургского заповедника

Сотрудники центра великолепно знают своих подопечных — их настроение, характеры, симпатии и антипатии, особенности взаимоотношений.

Так, красавица Олива — блондинка с потрясающей гривой и бархатистой шерстью — до появления первого жеребенка была самой вздорной и задиристой. Половина конфликтов в популяции были спровоцированы ее поведением. Теперь она взрослая серьезная кобыла, мать троих жеребят, таких же красавцев-блондинов.

Лаванда — самая молодая из французских кобыл, сразу же после завоза начала проявлять интерес к людям, наблюдать за ними, изучать. С появлением первого жеребенка ее любопытство поутихло, но лишь на время, пока жеребенок не окреп и не стал самостоятельным. Примечательно, что все жеребята Лаванды переняли от матери это любопытство.

Лошадки хорошо различают людей, и их симпатии очень избирательны. Арге с самого детства очень нравится Евгений Булгаков, другим лошадкам его коллега — Максим Арбузов. Но есть и интроверты, предпочитающие проводить время в одиночестве. В общем, все как у людей.

Сделать селфи и покормить лошадку морковкой не получится

Несмотря на всю научную серьезность проекта и его экологическую важность, Оренбургский заповедник и Центр репродукции лошади Пржевальского можно посетить, увидеть лошадок своими глазами и даже провести на его территории несколько дней. Но есть правила, которые необходимо соблюдать.

Для начала нужно подать заявку и получить разрешение на посещение заповедника, а затем ознакомиться с правилами. Лучше это сделать заранее, так как желающих много, а количество туристов ограничено. Форма заявки есть на сайте.

Добраться можно на своей машине или на экскурсионном автобусе туроператора из Оренбурга. Расстояние — 120 километров, из них 70 километров асфальта и 50 вполне приличной грунтовки. Входной билет на пересечение границы заповедника стоит 150 рублей. Организованная экскурсия — 600-700 рублей для взрослых и 500-600 для детей. Отдельно придется заплатить за парковку и аренду снаряжения. С расценками можно ознакомиться здесь.

О туристической составляющей проекта рассказывает заместитель директора по экологическому просвещению и познавательному туризму Антон Тыщенко:

— Экскурсия проводится по оборудованной экологической тропе «Дыхание степи» с экскурсоводом. Во время экскурсии посетителям расскажут о лошадках и работе центра репродукции. Затем все заходят в акклиматизационный загон, где на расстоянии примерно десяти метров можно увидеть этих прекрасных животных.

Но заранее предупреждаю: обняться с лошадкой для селфи вам не удастся, как и покормить ее морковкой, яблоком. Лошадь — дикая, и морковка в рацион ее питания не входит. А вот овес они любят, и каждая экскурсия сопровождается небольшим ведерком овса (но овсом подкармливают лошадей только лично закупленным и только сотрудники заповедника). К такому угощению они придут охотно. При общении с лошадками нужно соблюдать правила: не делать резких движений, не издавать громких звуков и не пытаться их потрогать. Иначе они уйдут и общения не получится.

Ты заходишь в загон, за тобой закрывают дверцу. И они скачут перед тобой в трех-четырех метрах, красуются. Молодые лошади разбились на две группы и принялись выяснять, кто круче: лягали друг друга, прикусывали. Мне было реально страшно, потому что они такие дикие. Но они вольные и красивые. Мы были на экскурсии, но там можно и переночевать, и поесть, и в поход сходить

Ксения Колыхалова, турист из Москвы

Как усыновить жеребенка

А еще в заповеднике есть программа усыновления жеребят лошади Пржевальского. Участником ее может стать как организация, так и самый обычный человек. Усыновитель получает официальный паспорт жеребенка, свидетельство об усыновлении, имеет право дать ему имя, под которым он войдет в общую племенную книгу, куда заносится каждая чистокровная лошадь Пржевальского. Своего жеребенка можно посещать и регулярно получать информацию о нем. С условиями программы можно ознакомиться на сайте.

Программа усыновления жеребят интересна в первую очередь тем, кто хочет стать действительно ближе к настоящей живой природе, лучше ее понять и почувствовать, а также внести реальный вклад в ее сохранение. Все деньги, полученные от нее, идут на улучшение жизни питомцев.

Минимальная плата за усыновление — 20 тысяч рублей. Но есть разные уровни, означающий разные степени вовлеченности приемных родителей в жизнь жеребенка.

Среди приемных родителей немало известных в стране людей. Так, жеребенка, родившегося в мае 2020 года от жеребца Ориго у венгерской кобылы Саванны, усыновил Вячеслав Фетисов. Жеребенка он решил назвать Стэнли — в честь главного хоккейного турнира НХЛ, который выдающийся российский хоккеист выигрывал дважды (1997, 1998), а также в честь первой лошади своей дочери.

За семь лет лошадки Пжевальского прекрасно освоились в Предуральской степи. Для большинства из них это уже не только дом, но и родина. Нынешней весной родилось 15 здоровых жеребят, а всего популяция увеличилась уже в два с половиной раза. В ближайших планах — открытие Центра реинтродукции на базе Хакасского заповедника и переселение туда части табуна. Едва не уничтожив это прекрасное животное в прошлом, люди дают ему теперь вторую жизнь.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности