Вводная картинка

Дракона мать. «Кольца власти» и «Дом дракона» подходят к финалу первых сезонов. Кто получит звание фэнтези года?

Самые громкие фэнтезийные сериалы последних лет, «Дом дракона» и «Властелин колец: Кольца власти», подбираются к финалам дебютных сезонов. Шоу по мотивам легенд Средиземья разродится последним эпизодом в середине октября, а приквел «Игры престолов» — к концу месяца, но сильные и слабые стороны обоих проектов видны уже сейчас. «Лента.ру» предсказывает, какое шоу по итогу станет главной фэнтезийной эпопеей года.

Короли, как пела великая Примадонна, могут все, кроме как жениться по любви, — а когда и эту грань монархи переступают, то в королевстве начинает твориться полный бедлам. Вот и Визерис I Таргариен (Пэдди Консидайн), отказавшись после смерти супруги брать в жены 12-летнюю Лейну Веларион (Саванна Штейн) — и заключать тем самым выгодный военно-экономический союз с богатым домом, — женился на своей чуть более взрослой любовнице Алисенте (Эмили Кэри), чем подбросил весомую охапку дров в пожар грядущей гражданской войны.

Теперь уже и его дочь Рейнира (Милли Олкок), которую король вопреки традициям назвал своей наследницей, бунтует, когда отец пытается подыскать ей супруга — боится, что ее упекут рожать наследников в отдаленный замок, а престол в итоге достанется первому сыну Визериса, которого ему родила Алисента. А новоявленная королева, напуганная наговорами отца Отто Хайтауэра (Рис Иванс), видит в бывшей подруге соперницу и угрозу жизни своего ребенка. Да и ухудшающееся здоровье монарха будто бы намекает на то, что Вестерос скоро погрузится в кромешный хаос.

Впрочем, хрупкий, казалось бы, баланс в доме Таргариенов выстоит еще целое десятилетие — Визерис отпразднует два юбилея, повзрослевшая и выданная таки замуж Рейнира (Эмма Д’Арси) нарожает детей (правда, не от законного супруга Лейнора Велариона, увлекающегося мужчинами, а от любовника-телохранителя), свою семью заведет и ее дядя Деймон Таргариен (Мэтт Смит), отказавшийся от каких-либо политических амбиций и отправившийся в скитания по миру.

Клубок интриг к седьмому из десяти эпизодов завязывается туже некуда, при этом за почти весь дебютный сезон сколь-нибудь запоминающихся эпичных битв и кровавых расправ «Дом дракона» так и не показал

Приквел «Игры престолов» куда больше похож на размеренную костюмную драму о дворцовых заговорах и непростых внутрисемейных отношениях, действие которой редко выходит за пределы одного замка. Это, впрочем, никак нельзя назвать недостатком шоу, поскольку при общей стилистической и тоновой схожести с прародителем оно все же умудряется обманывать ожидания относительно сюжета, да и преподносить другие сюрпризы. Чего стоит одна только резкая смена нескольких ключевых актеров в шестом эпизоде на «повзрослевшие» версии.

Более того, «Дом дракона» позволяет себе массу нестандартных визуальных решений: режиссер Клэр Килнер в четвертой серии превращает бордель в подобие кинки-техно-клуба, а Мигель Сапочник (один из шоураннеров, покинувший проект после работы над первым сезоном) в шестом эпизоде переходит на несвойственную ни для «Игры престолов», ни для костюмных драм ручную камеру, показывая, к примеру, продолжительным крупным планом лицо рожающей Рейниры. Если «Игра престолов» на эксперименты со стилистикой решилась только ближе к концу сериала (взять, к примеру, кроваво-клаустрофобную «Битву бастардов» из шестого сезона или до боли в глазах затененную «Долгую ночь» из последней части), то «Дом дракона» предпочел развязать руки режиссерам сразу — и не прогадал.

Все это — более современная, нестандартная техника съемки, сложные межличностные и внутренние конфликты персонажей-интриганов — дает желанный эффект погружения и быстро затягивает во все сюжетные перипетии

В «Доме дракона» нет однозначных антагонистов, каждый герой преследует собственные, зачастую легко объяснимые мотивы, и потому может легко завоевать зрительскую симпатию. А ведь выбрать себе любимчика и топить за него (а также переживать, как бы он не погиб в столкновениях с другими персонажами) — это, в общем-то, всегда было одной из самых увлекательных особенностей «Игры престолов». Вот и «Дом дракона» к концу первого сезона подготовил новый пантеон крайне неоднозначных, да еще и конфликтующих между собой личностей — выбирай да болей.

Совсем другой подход использует «Властелин колец: Кольца власти». Проект Джона Д. Пэйна и Патрика МакКэя, один из самых дорогих сериалов в истории телевидения, безусловно, выглядит в разы масштабнее и эпичнее конкурента. География героев тут куда обширнее и ближе к разбросу персонажей в «Игре престолов» — действие параллельно разворачивается в островном государстве Нуменор, в Мории, в прото-Мордоре, фокусируясь и на эльфах, и на людях, и гномах, и мохоногах, и даже на орках. Но при всем размахе «Кольца власти» работают в плоскости более конвенционального фэнтези — в том числе и в вопросах драматургии.

Сюжет шоу разделен на несколько линий: одна из них повествует о путешествии мохоногов, приютивших в караван упавшего с неба истари (Дэниел Уэйман), вторая — о Галадриэль (Морвет Кларк), которая поднимает на поиски Саурона народ Нуменора, третья вращается вокруг Элронда (Роберт Арамайо) и Дурина (Оуайн Артур), затеявших проект по созданию колец власти, четвертая — вокруг поселения людей в Средиземье, которые отбиваются от неожиданно сорганизовавшихся орков. Командуют сопротивлением эльф Арондир (Исмаэль Крус Кордова) и целительница Бронвин (Назанин Бониади).

Однако у объемного ансамбля протагонистов есть недостаток — большинство этих персонажей лишены даже намека на многогранность характеров. Герои здесь именно что герои в самом конвенциональном смысле этого слова — это, скорее, архетипы, у каждого из которых есть определенный квест и ничего лишнего. К примеру, Галадриэль изображена лишь как упрямая воительница с ПТСР, ее спутник Халбранд (Чарли Викерс) — эдакая смесь Арагорна и удалого Барда Лучника из «Хоббита» (впрочем, все чаще в сети появляются теории о том, что именно этот персонаж — Саурон в новом обличье). Исполнительный солдат Арондир едва ли удостаивается пары строчек диалога за эпизод, а второстепенные персонажи и вовсе сводятся к функциям вроде «помешать или помочь протагонисту».

Наиболее живыми по прошествии шести эпизодов выглядят разве что мохоноги и, как ни странно, орки. Во-первых, шоураннеры раскрывают массу интересных деталей о быте обоих народцев, а во-вторых, касающиеся их сюжетные линии вращаются вокруг куда более харизматичных персонажей. Вожак орочьей стаи Адар (Джозеф Моул) со своим драматизмом увядающего эльфа и вовсе кажется самым ярким героем сериала, при том что появляется на совсем уж небольшой период экранного времени.

Такой подход к изображению героев как раз таки не выбивается из эстетики книжного «Властелина колец» и джексоновской кинотрилогии, но для современного телевидения выглядит и архаично, и попросту скучно — особенно в сравнении с пышущим настоящими, сложными человеческими драмами «Домом дракона»

Куда больше «Кольца власти» налегают на визуальную составляющую, которая, конечно, сделана на ура — деньги, влитые в сериал, кричат о себе из каждого кадра, и шоу то и дело отрывается от сюжетных завихрений ради демонстрации тщательно проработанных пейзажей и портретов, вдохновленных полотнами английских прерафаэлитов и русских баталистов. Эта богатая визуальная эстетика тоже органично сочетается с толкиновским пафосным нарративом, но и тут разбивается о собственный конвенционализм — даже эпичные битвы быстро надоедают, когда становится очевидным, что с ключевыми персонажами сериал в них расставаться не собирается. Это, впрочем, не мешает шоураннерам регулярно ставить протагонистов в «предсмертные» ситуации и раз за разом чудесным образом спасать.

В результате у Amazon выходят дорогостоящие видеообои для рабочего стола — нечто, на что приятно посматривать на большом экране в высоком качестве, отвлекаясь от какого-нибудь другого занятия

И «Кольца власти», и «Дом дракона» имеют много общего: оба сериала созданы по мотивам псевдолетописей (к слову, в случае с первым шоураннеры брали за основу даже не «Сильмалиррион», права на который наследники Джона Рональда Руэла Толкина им не продали, а приложение к трилогии «Властелин колец», то есть краткий пересказ космогонических преданий Средиземья), оба еще до релиза имели обширные фан-базы благодаря ранее вышедшим хитам-прародителям, оба отталкиваются от богатых на сюжеты и ярких персонажей фэнтезийных миров. «Кольца власти» явно пытаются дистанцироваться от архаичной дихотомии добра и зла, в которой существовали герои «Властелина колец», но все же уступают «Дому дракона» в сложности внутренних и межличностных конфликтов. Это, впрочем, не приговор — оба шоу на одном сезоне останавливаться не собираются, и битва за звание главной фэнтезийной телеэпопеи явно затянется.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа