Вводная картинка

«Они надеялись, что это ненадолго» Зачем Сталин вывез из Испании в СССР тысячи детей и при чем здесь ЦРУ

85 лет назад, в 1937 году, в СССР прибыла первая партия детей из Испании, спасавшихся от гражданской войны на своей родине. Как они потом пережили Великую Отечественную войну? Почему их пребывание в нашей стране затянулось на целых двадцать лет и какой вклад испанские дети оставили в ее истории? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра испанских и португальских исследований Института всеобщей истории РАН Георгий Филатов.

Дети ужасной войны

«Лента.ру»: По масштабам жестокостей и зверств гражданская война в Испании не уступала Гражданской войне в России за двадцать лет до этого. Кем принималось решение о вывозе в 1937 году испанских детей в Советский Союз? Это была сугубо гуманитарная акция или она имела в том числе идеологический и политический подтекст?

Георгий Филатов

Георгий Филатов

Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

Георгий Филатов: Да, гражданская война в Испании 1936-1939 годов была очень жестокой и кровопролитной. Что касается целей вывоза детей, то одно не исключало другого. С одной стороны, Советский Союз действительно искренне хотел спасти испанских детей от ужасов гражданской войны. С другой стороны, для Москвы пропагандистский аспект этой акции тоже был важен. Тем более что к тому времени в СССР уже проживало немало семей испанских коммунистов.

Решение об этом в обеих странах принималось на самом высоком уровне. Испанское республиканское правительство, эвакуируя детей из зон боевых действий за границу, руководствовалось понятными соображениями — избавить детей от бомбежек, обстрелов и прочих ужасов войны. Ситуация осложнялась тем, что территория страны, контролируемая республиканцами, была разделена на две зоны — центральную (вокруг Мадрида) и северную (Астурия, Страна Басков, Кантабрия). В первом случае детей отправляли от линии фронта в сторону Средиземного моря, а во втором — через Бискайский залив сразу за рубеж.

Республиканское правительство, принимая такое решение, наверняка верило в быструю победу над мятежниками и скорое возвращение всех детей обратно?

Да, конечно. Никто и подумать тогда не мог, что война затянется на три года и в ней победит Франко, чья диктатура продлится еще целых 36 лет. Республиканцы всерьез надеялись, что все это ненадолго.

Известно, что детей из Испании вывозили не только в Советский Союз, но и в страны Западной Европы. Но там их распределяли по приемным семьям, а в СССР для них создавали специализированные детские дома. Зачем?

Поначалу в 1936 году в Политбюро поступило предложение о распределении испанских детей по приемным семьям. Почему потом советское руководство приняло иное решение, пока сказать нельзя. Во всяком случае, в наших архивах еще не обнаружили соответствующих документов.

Но тут важно понимать, что из воюющей Испании в Советский Союз морскими рейсами отправлялись не только дети (всего их было почти три тысячи человек). Вместе с ними в нашу страну уехали педагоги, няни, сестры милосердия и прочий персонал, который должен был их обслуживать. Возможно, именно по этой причине советские власти создали для маленьких испанцев отдельные детские дома, где те учились на родном языке и по своим учебным программам.

Почему после окончания гражданской войны в Испании Советский Союз, в отличие от западных стран, не позволил детям вернуться домой?

Действительно, из других стран многие испанские дети довольно-таки быстро вернулись, хотя с началом Второй мировой войны этот процесс сильно затянулся. Причина в том, что многие западные государства, тоже приютившие детей из Испании, после окончания там гражданской войны быстро признали режим Франко. Но СССР принципиально не желал иметь с новой испанской властью никаких контактов. Советский Союз считал франкистскую Испанию враждебной страной и только в 1977 году, спустя полтора года после смерти каудильо, восстановил с ней дипломатические отношения.

Тем более не могло быть и речи о возвращении испанских детей домой в годы Великой Отечественной войны, когда Франко фактически выступил в качестве неформального союзника Гитлера. Как известно, каудильо послал на Восточный фронт Голубую дивизию, официально укомплектованную добровольцами. Только несколько десятков маленьких испанцев тогда вернулись на свою родину, потому что в 1942 году воспитанники одного из специализированных детских домов не успели эвакуироваться и попали под немецкую оккупацию. В Испании по этому поводу официальная франкистская пропаганда устроила шумную кампанию о «вызволении наших детей» из рук русских коммунистов.

В Стране Советов

Это правда, что в Великую Отечественную войну многие повзрослевшие молодые испанцы были призваны на фронт, из которых около полутысячи, в том числе Герой Советского Союза Рубен Ибаррури, погибли?

Таких было немного — в Великой Отечественной участвовали 182 испанца из числа повзрослевших детей, из которых 78 человек погибли на фронте (всего на стороне СССР воевало 815 испанских граждан, из них 181 человек погиб). Большинство вывезенных в СССР испанских детей на момент эвакуации были не старше 13 лет, поэтому их в принципе не могли призвать на фронт. В блокадном Ленинграде те из воспитанников испанских детдомов, кого не эвакуировали и кому уже исполнилось 15 лет, участвовали в обороне города.

Почти все из чуть более ста погибших испанцев были взрослыми людьми. В основном это члены испанской компартии и члены их семей, которые жили в СССР еще до гражданской войны или уехали в нашу страну после ее завершения. Именно к ним и относился сын будущей главы коммунистической партии Испании Рубен Ибаррури, погибший под Сталинградом в 1942 году в возрасте 22 лет. Но его случай был уникальным — поскольку испанцы считались иностранцами, то их в основном отправляли в войска НКВД для диверсионной работы.

Если вернуться к детям, то они в своих позднейших воспоминаниях военные годы характеризовали двумя словами — холодно и голодно. Потом это давало повод некоторым испанским историкам утверждать, что в СССР к маленьким испанцам плохо относились. Разумеется, это не так.

Надо понимать, что в годы Великой Отечественной страдала и бедствовала вся страна. Например, моя бабушка, которая тогда в 14-летнем возрасте работала на заводе под Новосибирском, рассказывала, как после двенадцатичасовой смены собирала мерзлую картошку. По сравнению с обычными советскими людьми испанские дети находились в относительно привилегированных условиях, хотя те из них, кто был постарше, в эвакуации тоже работали на фабриках и заводах.

Режим Франко постоянно обвинял Советский Союз в насильственном удержании на своей территории малолетних испанских граждан. На ваш взгляд, имелись ли для подобных упреков какие-либо основания?

Это сложный вопрос. Наверняка большинство детей, если бы их об этом тогда спросили, искренне хотели уехать обратно. Но, с одной стороны, 1940-1941 года — это пик репрессий франкистского режима против бывших республиканцев и их сторонников. В Испании это было не самое лучшее время для людей, как-либо связанных с Советским Союзом.

За все годы диктатуры Франко в стране было вынесено до 50 тысяч смертных приговоров, из них около 30 тысяч было приведено в исполнение

Подавляющее число этих казней пришлось именно на начало 1940-х годов, а еще примерно 250 тысяч человек тогда сидели в тюрьмах и лагерях. О точных данных историки спорят до сих пор, но для Испании это очень внушительные цифры.

С другой стороны, после окончания Второй мировой войны большинство испанских детей достигли совершеннолетнего возраста, и тут действительно мог возникнуть вопрос: почему желающим не позволяют вернуться домой? Хотя в годы позднего сталинизма из СССР вообще мало кого выпускали.

Теплоход «Крым» и родная гавань

Почему после смерти Сталина советские власти позволили многим выросшим в СССР испанцам вернуться на родину?

Когда в 1953 году умер Сталин, новое советское руководство приняло принципиальное решение улучшить взаимоотношения с западными странами. СССР помирился с Югославией, согласился на перемирие в Корейской войне, вывел войска из Австрии, закрыл военно-морскую базу Ханко в Финляндии, признал ФРГ и отпустил домой немецких и других военнопленных. Согласие на возвращение на родину испанских детей тоже было в русле нового внешнеполитического курса Советского Союза. В этом году в одном из наших архивах я нашел документ 1956 года, где прямо говорилось о необходимости налаживать контакты с салазаровской Португалией, франкистской Испанией и монархической Грецией. В результате в 1954 году из СССР были выпущены последние военнопленные из испанской Голубой дивизии в количестве около 300 человек, а потом настал черед и бывших детей республиканцев.

Но как тогда Хрущеву удалось договориться с Франко? Ведь между нашими странами не было официальных дипломатических отношений, а испанского диктатора в Советском Союзе иначе как фашистом не называли.

Переговоры между СССР и Испанией велись по линии представительства Международного Комитета Красного Креста в Париже и через послов обеих стран во Франции. В итоге 21 января 1957 года, почти двадцать лет спустя после эвакуации с родины, советский теплоход «Крым» доставил домой первую партию из 412 человек. Причем испанские мужчины могли вернуться вместе со своими советскими семьями, а женщины — только с детьми. Всего приехало обратно более двух с половиной тысяч человек.

Но некоторые из них потом вернулись обратно в СССР. Например, так поступила Арибе Орбад Хермане, мать будущего знаменитого советского хоккеиста Валерия Харламова, которая сначала репатриировалась вместе с детьми, а через несколько месяцев уехала к мужу в Москву.

Такие были, но их оказалось немного. Во-первых, в Испании не признавались советские дипломы, поэтому не все вернувшиеся могли найти работу по специальности. Во-вторых, и это даже более важно, испанские дети хоть и не забыли за двадцать лет родной язык, но выросли и сформировались как личности в сталинском СССР. Они с трудом адаптировались к порядкам и нравам франкистской Испании, где все было совсем по-другому.

Если в Советском Союзе их воспитывали в духе верности идеалам Маркса, Ленина и Сталина, то в Испании коммунистическая партия находилась под запретом, а ее члены подвергались репрессиям. Настороженное отношение, недоверие и ореол «красности», подозрение в работе на КГБ и, как следствие, негласная слежка — вот с чем столкнулись на родине повзрослевшие испанские дети. Нам здесь в России, помнящим о недавнем советском прошлом, все это очень знакомо.

Это правда, что к вернувшимся испанцам, выросшим в СССР и работавшим на советских оборонных предприятиях, повышенный интерес проявляли западные спецслужбы?

Да, правда. Эта секретная операция называлась Project Ninos (проект «Дети»). Причем, речь шла не только о работавших на оборонных заводах (особенно авиационных) и в конструкторских бюро, а обо всех вернувшихся испанцах, которыми заинтересовалось ЦРУ.

Дело в том, что у США в то время было крайне мало сведений о Советском Союзе. Поэтому все испанские граждане, возвратившиеся из СССР, подвергались подробным опросам, информация о которых обрабатывалась и передавалась американцам. Тех в первую очередь интересовали военные предприятия и все, что с ними связано: их месторасположение, выпускаемая продукция и прочие детали. Два года назад в Испании вышла книга, где об этом обстоятельно рассказывается, и там даже опубликованы опросные листы.

Но не надо думать, что к вернувшимся из СССР применяли физическое или психологическое насилие, что им, например, светили лампой в лицо. Я общался с режиссером испанского документального фильма об этой спецоперации и с гражданами, ставшими ее объектами. Они рассказывали, как после приезда из СССР с ними проводили несколько углубленных интервью, во время которых люди заполняли анкеты о подробностях своей жизни в Советском Союзе.

Но ветераны советских спецслужб жаловались, что из-за этой операции их американских коллег возвращение испанцев домой нанесло колоссальный ущерб обороноспособности нашей страны.

Мне об этом трудно судить. Могу только сказать, что настоящих носителей секретных сведений из СССР так и не выпустили, несмотря ни на какую оттепель. К тому же надо иметь в виду, что еще в 1947-1948 годах людей, не имеющих советского гражданства, постепенно убирали с оборонных и прочих секретных предприятий. Если американцы и получили какие-либо данные, то они к тому времени уже были устаревшими. Поэтому если от рассказов испанцев и имелся какой-либо ущерб, то вряд ли он был критическим. На мой взгляд, гораздо больше вреда обороноспособности нашей страны в то время нанесли регулярные пролеты над территорией СССР американских самолетов-разведчиков U-2, которые продолжались с 1956-го по 1960 год.

Испанское наследие

Выпускали ли испанцев из СССР в более поздние времена?

После 1960 года, когда уехала основная масса испанцев, этот процесс продолжался в вялотекущей режиме, немного оживившись после смерти Франко в 1975 году и установления в Испании демократического строя. Насколько можно судить по архивным документам, руководство СССР не чинило в этом препятствий, в отличие, например, от еврейской эмиграции. В последние годы советской власти немногочисленные репатрианты уезжали в Испанию в основном по экономическим причинам. В некотором смысле этот процесс продолжается до сих пор.

Тем более что в 2007 году в Испании приняли закон об исторической памяти, согласно которому все потомки людей, уехавших из страны во время гражданской войны и диктатуры Франко, имеют право на подданство королевства.

Насколько я знаю, большинство ныне живущих в России испанцев, вывезенных 85 лет назад в СССР, и их потомков давно имеют испанские паспорта. Главное место их общения в Москве — Испанский центр на Кузнецком Мосту.

А недавно в Испании приняли новый закон, который все 36-летнее правление Франко объявил нелегитимным.

Вне закона режим Франко никто не объявлял, иначе пришлось бы отменять все изданные им законодательные акты. Те из них, что носили репрессивный характер, в том числе обвинительные приговоры политзаключенным, уже давно признаны недействительными. На самом деле закон о демократической памяти, принятый в июле 2022 года (он должен вступить в силу осенью 2022 года после утверждения сенатом), запретил восхвалять режим Франко.

Мы, историки, подобного рода законодательные новеллы не любим, потому что они сильно мешают нам работать. Например, у меня есть статья про социальную политику франкизма, где рассказывается, сколько школ было построено при диктатуре и насколько выросли пособия для многодетных семей. Получается, теперь об этом нельзя объективно писать, иначе констатация таких очевидных фактов может расцениваться как восхваление режима Франко со всеми вытекающими последствиями.

Все эти сюжеты нам, россиянам, тоже очень знакомы. Испания остается едва ли не единственной страной Западной Европы, где до недавнего времени имелись политзаключенные (члены правительства Каталонии, которые в 2017 году организовывали референдум о ее независимости) и где можно получить реальный срок за тексты в социальных сетях. Например, большой общественный резонанс недавно вызвало уголовное преследование рэпера Пабло Хаселя. Несмотря на бурные протесты общественности и заступничество известных деятелей культуры Испании, его приговорили к двух годам заключения (потом срок снизили до девяти месяцев) за оскорбление королевской семьи и оправдание терроризма.

Пример Испании показывает, что проблема исторической памяти чрезвычайно сильно политизирована

В 2007 году прежний закон об этом был принят, когда у власти, как и сейчас, находились социалисты. Когда их сменили правые, то они не стали этот закон официально отменять, но перестали финансировать его исполнение. Что будет с нынешним законом, если правые снова когда-нибудь окажутся у власти, неизвестно. Испанцы по этому поводу сейчас шутят: «Приходят левые — выносят Франко из Долины Павших; вернутся правые — занесут обратно».

Да, в этом наши страны действительно похожи. Но если вернуться к советским испанцам, то какой вклад они внесли в историю России?

У нас больше знают испанских детей и их потомков из числа спортсменов: хоккеиста Валерия Харламова, баскетболиста Хосе Бирюкова или футболистов Руперто Сагасти Сан-Висенте и Хесуса Варела-Савелу. Но я хочу сказать о том, что мне ближе, — о науке.

Когда я учился в аспирантуре, испанский язык мне преподавала педагог с испанскими корнями. Несколько поколений наших студентов и аспирантов, в том числе и я, учили испанский язык по классическому учебнику Елены Родригес-Данилевской, изданному еще в 1969 году. Не будет преувеличением сказать, что современная отечественная испанистика, особенно изучение испанской филологии, во многом создана потомками испанцев, вывезенных в СССР в 1937 году.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа