Вводная картинка

«Мы избавились от нацистских медалей» Немецкие фигуристы стали любимцами Гитлера. Как сложилась их судьба после войны?

Немецкие фигуристы Макси Гербер и Эрнст Байер стали олимпийскими чемпионами в парном катании в 1936 году. Они совершили в спорте настоящую революцию: отказались от бессвязных элементов в пользу цельных, интересных программ. Однако запомнились они отнюдь не достижениями на льду. Эти спортсмены были любимцами Адольфа Гитлера и публично поддерживали нацистский режим. За это они впоследствии подверглись жесткой критике, им даже запретили выступать на международных турнирах. Лишь спустя много лет выяснилось, что фигуристы на самом деле не разделяли идей национал-социализма и тайно продали олимпийские медали, чтобы помочь жертвам холокоста.
О непростом пути выдающихся спортсменов — в материале «Ленты.ру».

Революция в фигурном катании

Гербер и Байер начинали карьеру фигуристов как одиночники и к моменту знакомства добились значительных успехов. Эрнст становился призером чемпионатов мира и Европы, а на Олимпиаде-1932 финишировал пятым. Макси побеждала на юниорском первенстве страны.

Будущую партнершу Байер встретил в 1933 году, когда организовал курсы для фигуристов в Берлине. Юная спортсменка (Байер был старше Гербер на 15 лет) пришла на тренировки по настоянию отца, мечтавшего о новых достижениях девочки. Эта встреча стала для фигуристов судьбоносной.

Однажды Байера и Гербер попросили подготовить совместный номер к открытию сезона в Берлинском дворце спорта. Эрнст сначала отнесся к этой идее скептически. В то время парное фигурное катание состояло из разнообразных поддержек, которые не вызывали у него никакого интереса. Его настораживало и то, что Гербер даже в неполные 14 лет никак нельзя было назвать миниатюрной, так что отрабатывать классические элементы было бы проблематично.

Однако в итоге фигурист решился на эксперимент. Для удобства спортсмены практически полностью отказались от поддержек и сделали акцент на прыжках. Кроме того, они творчески подошли к постановке программы: до них парники демонстрировали бессвязный набор элементов, а Байер и Гербер показали на льду цельную историю, которая отлично сочеталась с музыкальным сопровождением.

Это стало настоящей революцией в фигурном катании. Новоявленной паре прочили мировой успех, и немцы решили попробовать.

Байер и Гербер первыми начали исполнять параллельные прыжки, вывели на новый уровень синхронность исполнения элементов, а также использовали инновационный подход при постановке программ

Вне конкуренции

На дебютном чемпионате мира в 1934 году пара шокировала судей новаторством. Гербер и Байер с ходу стали бронзовыми призерами турнира, а в следующие несколько сезонов приобрели статус непобедимых.

Они завоевали четыре титула чемпионов мира и пять раз становились лучшими в Европе, а также не оставили шансов соперникам на Олимпийских играх-1936, которые проводились в небольшом баварском городе Гармиш-Партенкирхен.

Тогда Гербер вписала свое имя в историю как самая юная чемпионка Игр в фигурном катании: на момент триумфа ей было 15 лет, 4 месяца и 5 дней. Превзойти это достижение уже не удастся никому: сейчас до Олимпиады не допускаются спортсменки моложе 15 лет и 5 месяцев.

Байер на тех Играх, кстати, параллельно участвовал в соревнованиях одиночников, где завоевал серебряную медаль, уступив лишь австрийцу Карлу Шеферу.

После этого ни один фигурист на Олимпиаде не сумел подняться на пьедестал сразу и в личном, и в парном зачетах

Нацистский след

Между тем нацистский режим использовал Игры в Гармиш-Партенкирхене, чтобы представить иностранным наблюдателям и журналистам облик мирной и толерантной Германии. И триумф Байер с Гербер оказался очень кстати. Фигуристы никогда не состояли в Национал-социалистической немецкой рабочей партии, однако два обстоятельства заставили весь мир считать их приспешниками Адольфа Гитлера.

Во-первых, фюрер публично заявил, что очень уважает фигуристов и предоставил им свой личный автомобиль для поездки на церемонию награждения. Там Байер и Гербер синхронно вскинули руки в нацистском приветствии, а фигуристка бросила фразу о божественном происхождении фюрера.

Во-вторых, Байер и Гербер приняли участие в съемках документального фильма Лени Рифеншталь «Олимпия». Картина, посвященная летним Олимпийским играм 1936 года в Берлине, получила международные призы, а в 1956 году была включена голливудским жюри в десятку лучших фильмов всех времен. При этом кинолента талантливо воспевала идеалы национал-социализма, в ней также проводилась параллель между спортивной борьбой и военными действиями — крайне неуместная и безнравственная, по мнению общественности.

Сами фигуристы не реагировали на критику и открыто не отрицали своего одобрения гитлеровского режима. Из-за этого после Второй мировой войны Байеру и Гербер было запрещено выступать на международных соревнованиях. Ограничения сняли только в 1947 году

История (не)любви

Однако к тому времени Байер и Гербер уже завершили карьеру. Последние сезоны выдались тяжелыми: слишком тесные отношения между спортсменами негативно сказывались на тренировочном процессе. Макси влюбилась в Эрнста практически сразу после знакомства, и тот, годами пытаясь сохранять дистанцию, в итоге понял, что хочет жениться. Пара узаконила отношения в 1940 году, позже у супругов родились дочь Ева и сыновья Ники и Александр.

В первые годы после ухода из спорта спортсмены зарабатывали на жизнь участием в ледовых шоу, а в 1951-м запустили собственное — «Ледовый балет Макси и Эрнста Байеров».

Идиллия в браке при этом оказалась невечной. В 1965 году 60-летний Байер закрутил роман с 30-летней шведской фигуристкой Биргитте Веннстрем и ушел из семьи. С новой избранницей он родил еще одного ребенка, хотя очень скоро стало понятно, что отношения с Веннстрем долго не продлятся. А когда у шведки начались проблемы с алкоголем и наркотиками, второй брак Байера окончательно рухнул.

После этого бывший фигурист пытался воссоединиться с Гербер, но безуспешно. К началу 1970-х их общий бизнес — организация ледовых шоу — был продан американской компании Holiday on Ice. Не помогло наладить контакт и то, что оба бывших фигуриста одновременно оказались в тяжелом материальном положении.

Дороги их разошлись навсегда: Макси пришлось прибегнуть к помощи Фонда поддержки немецких спортсменов, который выделил ей социальное пособие, а Эрнст пытался развивать собственную школу фигурного катания.

Помочь жертвам холокоста

Репутация поддержавших в свое время нацистский режим преследовала Байер и Гербер на протяжении всей их жизни. «К нам относились как к преступникам», — говорила Гербер. И дело не только в международном запрете, из-за которого спортсмены не могли бороться за награды самых престижных стартов. Во время гастролей с шоу на льду их периодически освистывали, иногда сотрудничать отказывались владельцы ледовых площадок, были проблемы с рекламой и продажей билетов.

Спустя много лет после падения Третьего рейха бывшая фигуристка призналась, что всегда сожалела о своем поведении на Олимпиаде, и отмечала, что была очень молода, находилась в эйфории от победы и мало что понимала в политике. А в одном из интервью Макси сделала сенсационное заявление.

Немка рассказала, что они вместе с Байером давно продали олимпийские медали, а вырученные деньги направили в израильский фонд помощи жертвам холокоста. Кто и за сколько купил награды, Гербер не помнила — важнее, по ее словам, было другое. «Наконец-то мы избавились от нацистских золотых медалей», — несколько раз повторила она.

***

Последние годы жизни Гербер провела в доме престарелых с прогрессирующей болезнью Паркинсона. По иронии судьбы, он находился в Гармиш-Партенкирхене — совсем недалеко от катка, где случился главный спортивный триумф ее жизни.

Немецкая фигуристка скончалась в октябре 2006-го. Она пережила бывшего мужа и партнера на пять лет. В отличие от Макси, Эрнст после завершения карьеры ни разу не выходил на связь с журналистами.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа