Вводная картинка

«У нас все очень махонькое, и это прекрасно» Как живет одна из самых красивых деревень России

В мире немало деревень, связанных с именами известных художников. Французский Барбезон — это Жан-Франсуа Милле, британская Бибери — Уильям Моррис, каталонский Кадакес — Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. В России одним из таких мест является Бёхово — небольшая деревня на берегу Оки, связанная с жизнью и творчеством живописца Василия Поленова. До недавнего времени о ней, расположенной в нескольких километрах от Серпухова, мало кто слышал, однако в прошлом году она вошла в число победителей конкурса Всемирной туристской организации ООН «Лучшие туристические деревни UNWTO». В конкурсе приняли участие 170 поселков из 75 стран мира. Бёхово возглавило список из 44 претендентов — правда, победители в этом списке были расположены в алфавитном порядке, и на букву «А» никого не нашлось. Чем на самом деле знаменито Бёхово и как сегодня живут его обитатели — выясняла «Лента.ру».

Жбаны, сковороды и петровские конюшни

История Бёхово — деревни, которая так внезапно стала известной, — насчитывает несколько веков. Первые поселения здесь появились еще в домонгольский период: археологические раскопки показали, что на западной окраине села некогда располагалось городище, обнесенное рвом и земляным валом четырехметровой высоты. Ученые, исследуя культурный слой, обнаружили множество обломков древнерусской гончарной керамики (горшки, жбаны, сковороды, светильники, детские игрушки и прочее), относящейся к XII-XIII векам.

В начале XVII века Бехово упоминается как место перевоза через реку Оку, а во времена правления Петра I здесь были царские конюшни, где содержали и объезжали лошадей. Есть даже версия, что изначально деревня называлась Бегово, но когда конюшни исчезли, название изменилось, превратившись в Бёхово, каким и остается до сих пор.

Домик на бугре

Но по-настоящему активная жизнь в деревне началась в конце XIX века — после того, как в эти края из Москвы переселился художник Василий Поленов, автор картин «Московский дворик», «Бабушкин сад», «Заросший пруд». По легенде, в 1887 году он плыл на пароходе по Оке со своим учеником Константином Коровиным, и так влюбился в глухие живописные места на противоположном от Тарусы берегу, что решил построить здесь дом для своей семьи. Три года спустя мечта сбылась.

Как раз в это время император Александр III купил у художника полотно «Христос и грешница» за 30 тысяч рублей серебром. Это были огромные деньги. На них Поленов выкупил именье обедневшей помещицы Саблуковой — 80 десятин пахотной, луговой и лесной земли обошлись живописцу в 7500 рублей

Бехово в тот момент представляло собой небольшую заброшенную усадьбу — одноэтажный дом под тесовой крышей, сарайчик, две старые березы и несколько вязов, потрепанных бурями. Здесь весной 1890 года Поленов поставил свой первый дом — бревенчатый двухэтажный флигель, а затем выменял у крестьян окруженный соснами бугор, на котором сеяли пшеницу, дав за него в два раза больше удобной пахотной земли. На бугре, прозванном Борок, он построил большой усадебный дом, с мастерской, кабинетом, библиотекой, множеством спален и комнат для гостей. А флигель превратил в кухню, перетащив его в Борок и соединив с основным строением крытым переходом.

Перебравшись в новую усадьбу, Поленов о Бехово не забыл. В 1904-1906 годах он построил в деревне храм Троицы Живоначальной. Церковь в деревне существовала с 1799 года, но была деревянной и к началу XX века сильно обветшала. Художник решил возвести каменный храм на собственные средства и по собственному проекту, соединив в одном строении все, что ему нравилось в архитектуре других церквей. Так, образцом фасада послужили церкви Лазаря и Спаса на Нередице в Новгороде, форма куполов была позаимствована у новгородского собора Святой Софии, а интерьер, в оформлении которого принял участие художник Илья Репин, напоминает иерусалимский храм царицы Елены. Любопытная деталь: одну из капителей на мраморной колонне в трапезной Поленов резал сам — показывал строителям, как должны выглядеть элементы декора.

Василий Поленов умер в 1927 году. Он похоронен на кладбище рядом с Беховской церковью — по его завещанию, на могиле стоит простой олонецкий крест. А в доме художника в 1939 году был создан музей, которым по сей день руководят его потомки.

Проживают 58 человек, зимует — половина

Сегодня Бехово — это небольшая деревня в 20 километрах к юго-западу от Серпухова и в 10 километрах от райцентра Заокский. В ней шесть улиц, названия которых отсылают к различным искусствам и ремеслам: Кузнечная, Театральная, Живописная и т.д. Дореволюционных домов сохранилось немного, застройка в основном советская — во времена СССР в деревне было много дач известных художников. По данным переписи населения 2010 года, в Бехово проживают 58 человек. Но это летом, а зимовать остается меньше половины жителей. В селе нет ни газа, ни водопровода. Часто бывают перебои с электричеством. Проводного интернета тоже нет, и когда он появится — пока неясно.

Но места здесь и правда красивые.

Бехово стоит на старых каменоломнях. Когда-то в этих краях добывали известняк, а отвесные берега Оки чем-то напоминают меловые скалы в Нормандии. Особенно живописен холм у Троицкой церкви. В народе его поэтично называют «Обрыв любви». Мы часто сидели здесь детьми, свесив ноги с обрыва

Наталья Поленовадиректор музея-заповедника «Поленово», правнучка художника Василия Поленова

Неудивительно, что Бехово и его окрестности запечатлены на нескольких работах живописца: «Ранний снег», «Золотая осень», «Зимний пейзаж», различные варианты картины «Ока близ Тарусы».

Впрочем, есть в деревне и другое необычное место — родник, который, стекая по лесному склону, образует небольшой водопад. Часть местных жителей считает его святым источником: по преданию, около этого родника трижды было чудесное явление Казанской иконы Богоматери. Другие называют ключ Беховским водопадом или водопадом Поленова. На картах же он обозначен как Громок. Рассказывают, что ключ появился после удара молнии. Скорее всего, он берет начало в затопленных шахтах, в которых добывали известняк и которых по берегам Оки действительно очень много.

В конце прошлого года «Почта России» совместно с Ростуризмом и Русским географическим обществом выпустила лимитированную серию «Открытка из путешествия». На карточках — знаковые достопримечательности двадцати регионов нашей страны. На одной из открыток, посвященных Тульской области, изображена как раз церковь Святой Троицы в Бехово. Чуть-чуть сверху и как будто бы сбоку — так, как любил рисовать Поленов.

«Деревня превратила меня в лирического пейзажиста»

Илья Даньшин, художник:

— Я живу в Бехово с 1983 года. Сначала наша семья приезжала сюда на лето, а десять лет назад я поселился тут постоянно. Дом в Бехово нашла моя теща Раиса Геннадьевна. Тогда, почти 40 лет назад, мы с женой ждали ребенка, и нам нужна была дача, на которую можно было бы выезжать из Москвы. Раиса Геннадьевна сначала хотела купить участок в соседнем Тяпкино, там очень красивые места — прямо как в кантоне Валле в Швейцарии. Но бабулька, продававшая дом, вдруг ей говорит: «Что ж ты, милая, у меня покупаешь? Поезжай в Бехово к тете Нине, вдове летчика, она дом продает». Теща съездила, и так ей там понравилось, что она без раздумий этот дом и купила. Так началась наша деревенская жизнь.

Еще в советские времена в Бехово обосновалась целая группа художников. Моим соседями были Александр Тимофеевич Даниличев, живописец и график, ученик Грабаря и его друг, и профессор Суриковского института Николай Павлович Христолюбов. В деревне были дома художников Евгения Ивановича Данилевского и Вениамина Михайловича Сибирского, балетмейстера Большого театра Касьяна Ярославовича Голейзовского.
А сейчас живет уже новое поколение: Катя Юферева, Алена Шереметьева, Андрей Сибирский. Вроде бы у нас в селе нет ничего яркого: избушечки, сарайчики, мастерские — у кого-то лучше, у кого-то хуже. У кого-то есть свой свет и вода, у кого-то нет. Но все это уходит на второй план ради счастья жить в тандеме с местной природой.

Усилиями жителей в Бехово тоже сделано многое. Например, по инициативе Натальи Шумаковой возрожден наш пруд.

В советские годы в пруду перевернулся трактор, соляра слилась, и экологический цикл водоема нарушился. Долгое время вместо пруда была глиняная лужа, с которой никто не знал, что делать. А потом мы взялись, вытащили тонны грязи, в нем снова забили ключи, и теперь у нас небольшой прудик метров на двадцать пять, который можно использовать как пожарный

Кроме этого, мы очистили от бытового мусора несколько лесных троп. Это сейчас, благодаря внезапной известности, нам поставили мусорные баки, а раньше все зависело от культуры самих жителей — вывезут они помойку или нет.

Конечно, что-то теряется. Речь даже не о домах — мы, например, снесли старый дореволюционный дом, потому что в нем было опасно жить, и построили новый пятистенок. Исчезает природа. Когда водят экскурсии, говорят: вот отсюда Поленов писал поворот реки или осенний крутогор.

А туристы щурятся и не могут понять, где же этот пейзаж. Потому что на картине столетней давности — одно, а в жизни — другое. Надо постараться сохранить исторический облик деревни. Но это скорее задача ландшафтных дизайнеров — сформировать характер пейзажа, вырубив, например, новые заросли кустов, скрывающие контуры, которые мы видим на картине.

У меня в Бехово много любимых мест. Это и мой сад со столетними яблонями и грушей, и мои сараи, которые я оберегаю, и перегляд с Тарусой на том берегу Оки в вечерних сумерках или на рассвете, и уютная Троицкая церковь с ее перезвоном колоколов…

Когда я впервые приехал сюда, я был жестким урбанистом. И долго хлопал глазами: что же мне тут делать? Но со временем деревня превратила меня в лирического пейзажиста. У нас все очень махонькое, и это прекрасно. Для меня Бехово — самодостаточный организм, и если деревню начнут улучшать, чтобы отчитаться перед кем-то наверху, — это неправильно. А вот если ею будут любоваться такой, какая она есть, — я это только приветствую.

«У нас есть природа, которая нас окружает, и люди, которые тут живут»

Елена Никитина, архитектор:

— Наша семья живет в Бехово с 2017 года. Деревню мы знали гораздо раньше, любовались ее красотой. Случайно открыли сайт cian.ru (база объявлений о продаже недвижимости) и увидели, что здесь продается участок. Мы не стали долго раздумывать, купили его и построили дом. Дом у нас зимний, поэтому бываем в деревне часто, одно время жили здесь целых полтора года.

Особенность Бехово в том, что деревня расположена на территории музея-заповедника «Поленово», поэтому для нас, ее жителей, есть определенные ограничения. Например, по закону в охранных зонах нельзя возводить капитальные строения, строить дома выше восьми метров в коньке, затруднена газификация, и так далее. Но мы на своем участке все сделали по правилам: дом на сваях, поэтому считается временным строением, построен по современным технологиям, сберегающим тепло, так что нам хватает печного отопления, а воду мы берем из колодца во дворе. Так что мы всем довольны.

Главное — у нас есть природа, которая нас окружает, и люди, которые тут живут. За эти годы в Бехово сложилось дружное сообщество.

Мы являемся волонтерами музея-заповедника и проводим некоторые акции: прокашиваем тропинки в деревне, чистим овраги, убираем мусор. К сожалению, туристы еще не настолько культурны, чтобы оставлять после себя чистые места

Мусор можно найти и на променаде от музея до холма, и на самом холме. Поэтому многие жители деревни, отправляясь гулять, берут пакет для мусора и собирают то, что находят. Бывает, набирается не один, а два или три пакета.

Другое важное дело: наш холм, с которого открывается «поленовский» вид на церковь, зарастает. Раньше в деревне держали скот, и весь холм, как альпийский луг, был подстрижен козами. А сейчас он покрывается порослью яблони-дички. Но мы, по согласованию с музеем, вырубаем ее для того, чтобы поддерживать исторический вид деревни.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа