Вводная картинка

Может повторить. Эрдоган напомнил Греции про самую страшную резню XX века. Почему он решил перейти к угрозам?

История Турции тесно связана с притеснением этнических и религиозных меньшинств. В стремлении укрепить свою власть в Средиземноморье Османская империя и ее наследница никогда не гнушались применять силу. Сто лет назад войска под командованием будущего первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка заняли Смирну (ныне турецкий Измир) и устроили резню в городе, не желая отдавать его Греции, как того требовали соглашения, подписанные по итогам Первой мировой войны. Трагедия Смирны — лишь один из немногих эпизодов многолетнего соперничества Анкары и Афин, которое продолжается до сих пор. 3 сентября турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган напомнил грекам о трагедии и пригрозил повторением этих событий, если те продолжат «провоцировать» турок. Что произошло в Смирне столетие назад, почему Анкара решила вспомнить о былом, кто и зачем разжигает новый конфликт в Эгейском море — в материале «Ленты.ру».

Век ненависти

Спустя четыре года после окончания Первой мировой войны Турция вновь восстала из пепла. В сентябре 1922 года боями закончилась оккупация страны войсками Антанты. Новое и независимое государство, которое вот-вот возникнет на руинах империи, готовился возглавить молодой офицер, демократ и националист Мустафа Кемаль Ататюрк.

Многотысячная группировка войск, выбив под его командованием греческую армию, триумфально вступает в Смирну (Измир) — город, который по итогам Великой войны формально отошел Греции. Формально, потому как в 1919 году ради защиты 250-тысячного христианского населения союзники позволили греческим войскам взять эти территории под контроль.

40 000

греческих солдат и офицеров попали в плен к туркам во время атаки на Смирну в 1922 году

Планировалось, что Смирна, один из старейших древнегреческих городов, после падения Османской империи вернется на родину. Но за несколько лет у Лондона и Парижа поменялись планы. Заниматься греческим вопросом для них потеряло всякий смысл из-за более выгодного сотрудничества с Ататюрком, потому город, несмотря на сопротивление греков, был возвращен турецкой стороне.

К вечеру 9 сентября, когда последние корабли союзников отплыли от берегов, турки под музыку военных оркестров и на виду у стоявших в гавани боевых кораблей Антанты устроили в городе этнические чистки.

Всего за несколько ночей были полностью сожжены греческие и армянские кварталы, взорваны десятки православных храмов и часовен, зверски убиты, по минимальным оценкам, несколько десятков тысяч мирных жителей. Оставшиеся были принудительно депортированы вглубь страны, как минимум треть из них умерли по дороге.

Только турецкий квартал уцелел... Во многих районах турецкая армия устроила пожар, который разжигался бомбами, непрерывно бросаемыми в пламя. Последовавшие за этим сцены резни были ужасны

выдержка из газеты Daily Telegraph, 1922 год

Греки навсегда запомнят эти события как «величайшее национальное бедствие», турки — как Войну за независимость (Kurtuluş Savaşı— Куртулуш Саваши).

И произошедшее в городе, который в Европе считали малым Парижем Востока, а в Турции называли нечестивым из-за христианского большинства, станет точкой отсчета в становлении современной турецкой государственности.

300 000

человек бежали из Смирны в Грецию в 1922 году

Однако избавление от оккупации Антантой и возвращение контроля над собственными территориями не решило всех противоречий между западными странами и Анкарой.

По итогам Лозаннского мирного договора 1923 года, Турецкая Республика лишилась Северной и Западной Фракии и всех островов в Эгейском море за исключением Бозджаада (Тенедоса) и Гёкчеада (Имброса).

Афины, несмотря на потерю Смирны, восстановили влияние в Восточном Средиземноморье. Греция получила практически все острова в Эгейском море, а вместе с ними — право контроля над большей частью морских вод и воздушного пространства рядом с Турцией, что только углубило заложенные противоречия. Анкара же никогда не забывала старых обид и лишь ждала подходящего момента, чтобы вновь предъявить Афинам счет.

Мы отдали Греции острова в Эгейском море, крик с которых слышен на нашем берегу. Там есть наши мечети и наши святыни. Мы до сих пор боремся за шельф. Эти проблемы возникли из-за тех, кто сидел за столом в Лозанне и не смог защитить наши права

Реджеп Тайип Эрдоганпрезидент Турции

«Помните об Измире»

С годами число противоречий лишь росло. Они стали причиной многих последующих споров между Анкарой и Афинами, которые неоднократно могли привести к войне.

Так, в 1982 году Греция, не вступая в диалог с Турцией, ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву. Афины захотели в одностороннем порядке расширить морскую и воздушную зоны влияния вокруг всех своих разбросанных владений на 12 морских миль (около 22 километров).

Турецкие власти не могли согласиться с этим решением, ведь тогда республика полностью бы лишилась выхода в Эгейское море, а также потеряла всякое право на шельфовую разведку. Анкара отказалась подписывать морскую конвенцию и потребовала от Афин оставить границы территориальных вод вокруг островов до 6 миль (около 10 километров).

В 1995 году турецкая сторона заявила, что, если Афины увеличат свои территориальные воды в Эгейском море, Анкара будет рассматривать это как нарушение своего суверенитета и формальный повод для объявления войны.

Добавило напряженности в отношения между двумя странами и вторжение Турции на Кипр в 1974 году. По его итогам на севере острова была создана непризнанная мировым сообществом и полностью зависящая от Анкары Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК).

В 2020 занятая территория станет для турецкой стороны поводом через ТРСК претендовать на долю от газовых месторождений, найденных Афинами и Никосией недалеко от южного побережья Кипра.

На фоне всех этих неразрешенных разногласий 24 августа 2022 года между Турцией и Грецией вновь вспыхнул конфликт. Министерство национальной обороны республики обвинило греческих военных в преследовании турецких истребителей в Эгейском море. В министерстве рассказали, что турецкие F-16 были взяты на прицел пилотами ВВС Греции во время выполнения миссии НАТО.

Инцидент повторился буквально через несколько дней, только теперь Анкара заявила о наведении Афинами на самолеты ракет системы противовоздушной обороны (ПВО) С-300. В военном ведомстве пообещали поднять на уровне НАТО вопрос о «враждебных действиях» Греции. Афины, в свою очередь, отвергли обвинения, заявив, что турки нарушили воздушное пространство и отказались заранее сообщать план полета.

Эрдоган 3 сентября призвал греков «вспомнить о высокой цене», которую они могут заплатить в случае продолжения провокаций. Турецкий лидер напомнил Афинам о трагедии в Смирне, чтобы продемонстрировать серьезность намерений и готовность применить силу. Политик хотел «освежить в памяти греков» итоги противостояния и еще раз указал на победителя в греко-турецкой войне за независимость.

Хочу сказать Афинам только одно: не забывайте об Измире! (...) В нужное время мы предпримем необходимые шаги. Это может произойти неожиданно и в любую из ночей

Реджеп Тайип Эрдоганпрезидент Турции

А 9 сентября, в День освобождения Измира, президент и вовсе пригрозил нанести удар по Греции в случае эскалации территориальных споров. «Думаю, что в Афинах отныне будут анализировать будущие шаги в отношениях с Турцией. В противном случае, как я уже говорил ранее, в любой момент может быть нанесен удар», — заявил политик.

В чем же причина столь резкого обострения отношений между странами? Совпадение или нет, но первые обвинения в провокациях с турецкой стороны последовали буквально на следующий день после того, как 23 августа у южных берегов Кипра при участии европейских энергетических компаний ENI и TotalEnergies было найдено крупное месторождение газа.

По словам эксперта по Турции Яшара Ниязбаева, автора Telegram-канала «Повестка дня Турции», между Кипром и сегодняшними событиями есть прямая связь. Он полагает, что Анкаре очень не нравится, как Афины и Никосия видят разделение границ между Республикой Кипр и ТСРК. И хотя эти зоны далеки от Турции, Анкару все равно не устраивает, что залежи природного газа не достанутся туркам-киприотам.

Дело вовсе не в нарушениях [границ], а в месторождениях. Пока Греция ведет поиски и готовится приступить к разработке уже найденных ресурсов, Турцию одергивают европейские страны и Соединенные Штаты, указывая на спорность территорий [в Эгейском и Средиземном морях]

Яшар Ниязбаевспециалист по Турции

Другим поводом для исторических параллелей могли стать предстоящие в 2023 году президентские выборы. 9 июня 2022 года Эрдоган подтвердил свое намерение участвовать в президентской гонке.

Однако экономический кризис и рекордная инфляция более чем в 80 процентов сильно ударили по рейтингу турецкого лидера. По последним данным, рейтинг одобрения президента упал в июле до 41,5 процента, что на семь процентных пунктов меньше апрельских результатов.

По мнению турецкого политолога Икбаля Дюрре, Реджепу Эрдогану необходимо консолидировать электорат, и если политик не сможет исправить экономическую ситуацию, то он может предпринять шаги идейного и военного характера.

Все, что делает Эрдоган на международной арене, продиктовано внутренними обстоятельствами. Ему кажется, что достичь внешнеполитических успехов проще, чем исправить внутреннюю экономическую ситуацию

Икбаль Дюрретурецкий политолог

Тем не менее эксперт отмечает, что любые военные инициативы Эрдогана неизбежно столкнутся с жестким противодействием со стороны Соединенных Штатов. Турция — вторая армия НАТО, а Греция та страна, в которую США в последние годы в военном плане активно вкладывались. Вашингтон не может допустить развития подобного конфликта, добавил Дюрре.

В этом ключе непростое положение США может сыграть на руку амбициозному политику. Складывается впечатление, что Эрдоган, не стесняясь угроз и дальнейшей эскалации, стремится привлечь внимание западных стран и Белого дома к проблеме.

Время реванша

Не менее важным в данных обстоятельствах кажется и выбранное для разговора о территориальных претензиях время. Пока США и крупные европейские державы на фоне украинского кризиса всеми силами пытаются сплотить ряды не только ЕС, но и Североатлантического альянса, Турция выбивается из общего ряда, стараясь решить свои проблемы.

И неспроста. Эрдоган уже не первый год хочет усадить Грецию за стол переговоров. Цель политика — раз и навсегда прекратить разговоры о расширении территориальных вод вокруг клочков земли в Эгейском море.

Греции не выгодно соглашаться иметь меньше территорий. Это и есть самый горячий вопрос между двумя странами

Яшар Ниязбаевспециалист по Турции

В контексте же российско-украинского конфликта турецкому лидеру представляется более возможным принудить Афины к диалогу. Необходимость обеспечения солидарности в противостоянии с Россией в глазах западных партнеров может оказаться важнее, чем поддержка Греции и риск создания нового очага у границ Евросоюза.

Изначально Турция была намерена разрешить все противоречия с Грецией самостоятельно, без привлечения ЕС. По словам Ниязбаева, Анкару очень раздражает вмешательство Вашингтона, а также военная, материальная и политическая поддержка Греции со стороны Евросоюза.

В марте Эрдоган встретился с греческим премьер-министром Кириакосом Мицотакисом. Представители государств заявили о планах улучшить двусторонние отношения. Однако 23 мая турецкий лидер выступил с заявлением, в котором высказался о греческом премьере фразой «его для меня больше не существует».

Причиной столь резкой перемены стала поездка Мицотакиса в Вашингтон, где он во время выступления перед американским конгрессом призвал парламентариев не продавать истребители F-16 Анкаре.

После такого для меня больше не существует никого по имени Мицотакис. В любом случае США не будут принимать решения с оглядкой на его заявление

Реджеп Тайип Эрдоганпрезидент Турции

Ниязбаев считает, что провал попыток решить конфликт один на один вынудил турецкого лидера использовать жесткую риторику для привлечения пристального внимание США к переговорам. Эрдоган ждет, что Вашингтон каким-либо образом повлияет на Афины, полагает эксперт.

Несговорчивость и более сильная переговорная позиция Греции, обеспеченная заключенными десятки лет назад договорами, буквально заставляет турецкую сторону повышать градус претензий и угроз. Так, глава МИД Турции Чавушоглу в июне заявил о недопустимости милитаризации греческих остров и потребовал убрать с них военные базы, в противном случае Анкара пригрозила поднять вопрос об их принадлежности.

В то время как Турция усиливает риторику по вопросу территориальных вод и статуса островов в Эгейском море, Греция последовательно заявляет о неприятии действий Анкары.

Мы не будем вести диалог, как того хочет Турция, ставя на повестку дня вопросы, которые суверенное государство не может принять ни при каких обстоятельствах

Мильтиадис Варвициотисзамглавы МИД Греции

Афины указывают на недопустимость угроз и не боятся прибегать к поддержке Европейского союза. В частности, министр иностранных дел Франции Катрин Колонна после слов Эрдогана об ударе пообещала помощь Греции и Кипру при возникновении угрозы их национальному суверенитету. О позиции Франции министр сообщила по итогу переговоров с главой МИД Греции Никосом Дендиасом.

Дендиас же в разговоре с французским министром назвал позицию Турции «неоосманскими нападками». Он посоветовал Анкаре подумать три-четыре раза перед претворением планов об атаке в жизнь. Более того, глава греческого МИД уверен, что слова Эрдогана о Смирне и готовности отобрать «оккупированные» острова есть не что иное, как подстрекательство и выражение презрения к грекам.

При этом Афины, несмотря на существенную разницу в военной мощи между государствами, по всей видимости, уверены в себе и не хотят считаться с мнением соседа. Греческое правительство утверждает, что не нарушило ни единой нормы международного права, расширив воздушную зону и предоставив Соединенным Штатам право размещать на островах военные базы.

Они продолжают вооружать острова у нас под носом в нарушение невоенного статуса, установленного соглашениями. В то же время происходит создание военных баз во главе с США. Когда мы отправимся [в США] на Генеральную Ассамблею ООН, если у нас будет возможность встретиться с господином президентом [Байденом], то мы обсудим предпринятые Америкой шаги

Реджеп Тайип Эрдоганпрезидент Турции

Пока турецкие угрозы носят лишь устный, хотя и грозный характер, Греция продолжит гнуть свою линию и не станет уступать давнему сопернику в регионе. Подпитывает уверенность Афин и поддержка сильных членов ЕС, таких как Франция, нефтегазовая компания которой участвует в разведке месторождений около Кипра.

Современный же взгляд на заключенные век назад договоры породит еще много споров между двумя государствами. Анкара призывает к пересмотру договоров, так как считает подписанные соглашения неравноправными в нынешних реалиях. Лозаннское наследие лишает Турцию преимуществ в регионе и может существенно ограничить доступ страны к доминированию на море.

***

Тем не менее стоит помнить, что никто из сторон не заинтересован в большой войне. Несмотря на весь градус накала, обеспеченный преимущественно высказываниями Эрдогана, главная цель — добиться всего дипломатией. И если тактика Греции заключается в поиске поддержки «больших братьев», то Турция полагается на себя и готова использовать весь арсенал противоречий «дружественных» альянсов, чтобы получить желаемое.

Сам факт противостояния двух союзников НАТО обнажает острое недоверие внутри альянса, члены которого призваны защищать друг друга. Противоречия между Турцией и Грецией вызваны не только формальными юридическими несогласиями. Кризис их отношений спрятан в старых обидах и памяти о национальных трагедиях, на основе которых очень сложно строить партнерские отношения без подозрений.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа