«Ничего у своей страны и своего народа не украл» Кем на самом деле был Михаил Горбачев?

30 августа в Москве умер Михаил Горбачев — политик, о правлении которого сейчас спорят даже больше, чем об эпохе Бориса Ельцина. Одни говорят, что последний генсек, запустивший перестройку, дал людям свободу и шанс выстроить совершенно новое государство, другие обвиняют в предательстве и развале огромной страны. Одни рассуждают о небывалой для политика человечности, другие вспоминают о периоде, когда он оказался диктатором. Кем на самом деле был Горбачев — рассуждают политики, политологи, историки и журналисты.

«Умер человеком»

Александр Кынев, политолог:

Мы все совершаем ошибки, были они у него. Но сохранить себя и остаться человеком, обладая такой огромной властью, не запачкать себя кровью. То, что мы увидели в 1990-1991-м, — такие мелочи по сравнению с тем, что могло бы быть при другом человеке. Это гражданский и человеческий подвиг. Спасибо за то, что во многом благодаря ему мы не увидели большой войны при распаде СССР. Вечная память.

Оригинал здесь

Екатерина Шульман, политолог (внесена Минюстом в реестр иноагентов):

Умер Михаил Сергеевич. Живым ушедший со страшного советского олимпа, откуда полагалось только вперед ногами, и умерший человеком.

Оригинал здесь

«Сумел не превратиться в монстра»

Николай Подосокорский, публицист:

Это он освободил академика Сахарова и многих политзаключенных, это он закончил бессмысленную Афганскую войну, это он положил начало процессам демократизации в тоталитарном Советском Союзе, это он взял курс на сотрудничество, а не на военное противостояние с Западом.

М.С. Горбачев очень любил свою жену, и это его высокое качество, любовь, распространялось и на других людей. Он был из тех, на ком не бронза, а кожа, был живым человеком, и сумел, получив колоссальную власть, не превратиться в бездушного монстра, коих в избытке можно было наблюдать и до, и после него

Его уход — верный знак скорых политических перемен в стране. СССР в его реинкарнации скоро тоже уйдет в прошлое, и, таким образом, перестройка страны будет окончательно завершена.

Оригинал здесь

«Автор "нового мышления"»

Алексей Кудрин, председатель Счетной палаты:

Умер Михаил Горбачев, автор «нового мышления» и «перестройки», которые были призваны дать стране и всему миру новое дыхание. Историческая, масштабная личность. Светлая память.

Оригинал здесь

Сергей Минаев, российский писатель и бизнесмен:

Как все-таки интересно история управила. Из подписавших Беловежские соглашения в 2022-м умерли Кравчук, Шушкевич и Бурбулис.

И теперь Горбачев, который из-за августовских событий потерял и пост, и страну. И умер тоже в августе.

Оригинал здесь

«Ничего у своей страны и своего народа не украл»

Григорий Явлинский, лидер партии «Яблоко»:

Горбачев дал нам свободу. Он дал свободу сотням миллионов людей в России и вокруг нее, а еще и половине Европы. Как мы в России воспользовались подаренной нам свободой, этой великой возможностью — это уже наша ответственность.

Немногие лидеры в истории оказали такое решающее влияние на свое время. За шесть лет у власти Михаил Горбачев изменил мир.

Горбачев не уехал из России. Его приняли бы с восторгом в любой стране, а он остался на родине, где ему было чрезвычайно нелегко от массового непонимания и неприятия

И еще. Горбачев, обладавший неограниченной властью, ничего у своей страны и своего народа не украл. Когда нужны были деньги для его благотворительного фонда, президент СССР снимался в рекламе. Пройдя испытание властью, Горбачеву удалось сохранить достоинство и остаться Человеком.

Оригинал на странице в Facebook (соцсеть запрещена в России; принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ)

Андрей Макаревич, музыкант:

Он сделал все, чтобы Россия стала равной среди равных, свободной среди свободных. Россия оказалась не готова. Те, кто поливал его грязью, даже не понимали, сколько хорошего он сделал и для них тоже. Чуда не случилось, и страна мало-помалу вернулась в свое обычное состояние. И еще: он не украл ни рубля. Странно, правда?

Оригинал на странице в Facebook (соцсеть запрещена в России; принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ)

«Чемпион демократии»

Сильвио Берлускони, бывший премьер-министр Италии:

Ушел чемпион демократии. Михаил Горбачев — человек, изменивший историю ХХ века. Его проницательности и трезвого мышления будет особенно не хватать в этот сложный момент международной политики.

Оригинал здесь

Джо Байден, президент США:

Он верил в гласность (glasnost) и перестройку (perestroika) не просто как в лозунги, а как в путь вперед для народа Советского Союза после стольких лет изоляции и лишений. Это были действия редкого лидера — человека с воображением, способным увидеть, что другое будущее возможно, и мужеством рискнуть всей своей карьерой, чтобы достичь его. Результатом стали более безопасный мир и большая свобода для миллионов людей

Оригинал здесь

Арнольд Шварценеггер, актер и политик:

Есть старая поговорка: «Никогда не встречай своих героев». Я думаю, что это один из худших советов, которые я когда-либо слышал. Михаил Горбачев был одним из моих героев и для меня было честью и радостью встретиться с ним. Мне невероятно повезло назвать его другом. Все мы можем извлечь уроки из его фантастической жизни. Теперь он принадлежит истории, и я знаю, что он вне себя от радости воссоединится со своей дорогой Раисой, снова переживая одну из величайших историй любви всех времен.

Оригинал здесь

Урсула фон дер Ляйен, глава Еврокомиссии:

Он сыграл решающую роль в прекращении холодной войны и падении железного занавеса. Он открыл путь к свободной Европе. Это наследие мы не забудем.

Оригинал здесь

«У нас в стране не все понимают Горбачева и ценят его»

Нами Микоян, историк-музыковед, журналист:

По какой-то не очень понятной для меня причине у нас в стране не все понимают Горбачева и ценят его. И наверное, конечно, есть какие-то претензии к нему и к тому сложному времени, но, наверное, оценивать его надо, прежде всего сравнивая с другими руководителями страны, и тут придется согласиться с фактами.

Он не начал ни одной войны, а наоборот, остановил — вывел наши войска из Афганистана, он не сажал в тюрьмы инакомыслящих, а наоборот, освободил политических заключенных — Сахарова и других, он не разрушал церкви и не запрещал религию, а наоборот, отпраздновал 1000-летие христианства Руси и впервые за 70 лет дал свободу вероисповедания, он не воровал у своего народа и при нем не было коррупции, он не развалил советское государство, а наоборот, хотел его оставить, преобразив и осовременив, и он дал людям реальную свободы, Свободу слова, Свободу передвижения, Свободу частного предпринимательства и все остальные Свободы, которые должен иметь человек в цивилизованной стране.

Он остановил холодную войну, изменил отношение всего мира к нашей стране и нашему народу. Начал разоружение на планете, что, наверное, является реальным и неоценимым вкладам для всего человечества. Разве этого мало, чтобы его уважать?

Из разговора с «Лентой.ру»

«Историю и историков не обманешь»

Леонид Максименков, историк-архивист:

В многотомной истории Коммунистической партии и советского государства Михаил Сергеевич Горбачев был, пожалуй, самым случайным лидером за 75 лет.

Историю и историков не обманешь. Архивное наследство Михаила Сергеевича вызывает чувство недоумения и сожаления. Ни одной запоминающейся резолюции, действительно неординарной записки или просто мысли. Например, на заседании Политбюро 20 марта 1986 года он говорит [об отказе от встречи с дочерью Сталина Светланой Аллилуевой]: «Если встречаться мне, то потребуется оценивать Сталина, Сталинград и т.д. Я сам из такой семьи. Дяде подорвали здоровье. Пять детей у матери из беднейшей семьи. Я медаль получил за сочинение «Сталин — наша слава боевая, Сталин — нашей юности полет!»

Это классический стиль Горбачева. Кто-то скажет — поток сознания. Другой возразит, что это полубред. Можно ли понять, что хотел сказать Горбачев? Судя по многим документам и тоннам неправленных стенограмм и многочасовых пустопорожних выступлений и докладов, он сам этого не знал.

А ведь этот человек оставил сотням миллионов людей геополитическое и экономическое наследство, которое счастливым и мирным назвать, увы, при всем желании не могу. Метаясь от «руководящей и направляющей роли КПСС» к многопартийности, от рыночной экономики к укреплению железной дисциплины планового хозяйства и госзаказа, он своей абсолютной властью лидера партии и государства расшатал и угробил и то, и другое. Удивительно, что при таком стиле руководства развал СССР и крах КПСС не наступил раньше.

Из разговора с «Лентой.ру»

«Он буквально дал России и другим народам СССР свободу»

Сергей Давидис, правозащитник:

Уверен, что он останется одной из наиболее важных положительных фигур в отечественной истории. Добро, которое он сделал, пусть и не всегда желая именно того и именно так, как получилось, многократно перевешивает его многочисленные недостатки и прегрешения.

Как это ни банально звучит, но он буквально дал России и другим народам СССР свободу. Можно сколько угодно говорить о том, что его заставили это сделать крах экономики, падение цен на нефть или рейгановские звездные войны. Но диктатору, желающему сохранить свою власть любой ценой, это нисколько бы не помешало.

Понятно, что его эпоха — это годы моей юности, но дело не только и не столько в этом. Это годы, которые ассоциируются с весной, с радостью, свободой, движением вперед, с ощущением реальной возможности влиять на будущее страны.

Под конец его правления я, как и многие, думаю, справедливо осуждал и критиковал его, но это частности. А главное — великий результат — практически бескровный в масштабах огромной страны переход от тоталитарной диктатуры к свободе и бесконечным возможностям, который стал возможным благодаря Горбачеву.

Как каждый из нас и страна в целом распорядились этими возможностями, другой вопрос. Но история не кончается, она неизбежно зайдет, уже заходит на новый виток спирали.

Оригинал на странице в Facebook (соцсеть запрещена в России; принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ)

«Помянуть того, кто не стал мешать истории творить себя»

Борис Пастухов, политолог, юрист:

Будет очень много тех, кто сможет сказать слова про его историческую роль. Вряд ли я добавлю даже две копейки здесь — для меня, родившегося пару лет спустя его низвержения, он такая же фигура из истории, как и все его предшественники, никакого личного опыта. Разве что ходил на концерт в честь его юбилея в Royal Albert Hall, да и то — музыку послушать.

Но чем больше времени проходит, тем больше для меня смещается фокус: если впервые слушая о нем, я фокусировался на том, как он упустил контроль над ситуацией и власть, то с каждым годом все больше фокуса было на упущенных возможностях.

На упущенной возможности устроить бойню за власть, на упущенной возможности цементировать систему ради сохранения системы, на упущенной возможности штыками затыкать трещащие швы экономики и страны. Так себе возможности — спасибо, что упустил.

История помнит в основном тех, кто ее творил. Сегодня время помянуть того, кто не стал мешать истории творить себя

Оригинал здесь

«Во многом ему я обязана ощущением внутренней свободы»

Екатерина Курбангалеева, общественный деятель:

Во многом ему я обязана ощущением внутренней свободы. Кто-то вспоминает талоны, а я вспоминаю потрясающие уроки истории и литературы в старших классах моей школы, когда можно было читать, говорить, писать, думать, спорить. Это были настоящие уроки взросления, искренности, уважения и да, свободы.

Помню уже после своей отставки он приехал в нам в МГУ с лекцией, был с нами прост и открыт, ну разве иногда вежливо уклончив. Где-то даже хранится его автограф на зачетке — под рукой больше ничего не было.

Оригинал на странице в Facebook (соцсеть запрещена в России; принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ)

«Иуда! Иуда! Смерть Иуде!»

Григорий Прутцков, доцент факультета журналистики МГУ:

Первого сентября 2000-го года на первую лекцию к первокурсникам журфака МГУ, которую обычно читал Ясен Николаевич [Засурский], приехал экс-президент СССР Горбачев.

(...)

Рассказывали, что однажды к Горбачеву в Омске пустили старушку с букетом роз, и она вдруг начала хлестать его розами по лицу. Когда охранники опомнились, у бывшего генсека уже текла кровь от шипов. С тех пор к Горбачеву людей вообще не подпускали.

Михаил Сергеевич с умилением вспоминал университетскую юность, показывал кресло в 201-й аудитории, где он сидел во время лекций, подробно отвечал на вопросы поданных записок. Вдруг из середины зала встал парень в черной рубашке и на всю аудиторию крикнул: «Иуда! Иуда! Смерть Иуде!»

На секунду в 201-й воцарилась тишина. Охранники бросились к возмутителю спокойствия. Но Горбачев сказал им: «Ребята, не трогайте его. У нас ведь свобода слова: кто что хочет, тот и говорит. Я ведь боролся за то, чтобы каждый мог высказать свое мнение, в том числе и этот парень».

Я не мог поверить своим ушам: человек, руководивший страной, юрист по образованию, не мог отличить свободу слова от, как говорил Солженицын, свободы похабства.

(...)

Охраны у входа на факультет в то время еще не было, и в аудиторию мог зайти любой желающий. Потом выяснилось, что парень в черной рубашке — член партии Лимонова. Лимоновцы откуда-то знали график выступлений Горбачева и подсылали своих людей, чтобы они нарушали там порядок.

Между тем парень оживился и едва ли не каждую реплику Горбачева стал парировать выкриками:

Вы посмотрите на этого Иуду! Эй, Иуда, за сколько ты продал нашу страну? Вот перед вами человек, благодаря которому миллионы людей живут в нищете!

Первокурсники стали просить Горбачева, чтобы он разрешил охранникам вывести крикливого оппонента из аудитории.

«Нет, ребята, я не могу, — развел руками Горбачев. — У нас же в стране свобода слова. Я не хочу нарушать правила, которые я сам вводил с таким трудом».

Так до конца пары они выступали в унисон: Горбачев и лимоновец.

Оригинал здесь

«Онкогематология многим обязана Михаилу и Раисе Горбачевым»

Екатерина Чистякова, член правления фонда «Подари жизнь»:

В Питере остался центр Раисы Горбачевой. И мало кто помнит, но отделение трансплантации костного мозга в РДКБ в 1993 году тоже открылось на средства, собранные семьей Горбачевых. На сайте РДКБ упоминания об этом уже нет, но в отделении раньше висела табличка.

Да и после 1993 года, и после смерти Раисы Горбачевой, фонд Горбачева поддерживал инициативы врачей гематологов, которые теперь представляют известный на всю страну Центр Димы Рогачева, но в те годы это был просто НИИ детской гематологии (НИИ ДГ).

Российская онкогематология, особенно детская, многим обязана Михаилу и Раисе Горбачевым.

Оригинал на странице Facebook (соцсеть запрещена в России; принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ)

«Вспомнил ли он перед смертью о душе?»

Игорь Стрелков, политический деятель, бывший командующий вооруженными силами ДНР:

Единственное, что мне любопытно — вспомнил ли он перед смертью о душе и попытался ли хотя бы перед смертью переосмыслить и переоценить свою жизнь? Или ушел подобно Владимиру Вольфовичу [Жириновскому] — без исповеди и причастия?

Оригинал здесь

«Один сломал, другой потерял»

Евгений Норин, журналист и писатель:

Если чуть более серьезно, то Горбачев правил огромной страной по принципу «Один сломал, другой потерял». Он не был сознательным злодеем. Он был человеком глубоко не на своем месте, уверенно делавшим то, чего совершенно не умел.

Оригинал здесь

Виктор Шендерович, писатель (внесен Минюстом в список инагентов):

Если бы не Горбачев и перемены, связанные с его именем, моя жизнь сложилась бы иначе. До какой степени иначе — тоскливо даже думать.

Как нам повезло, какой счастливый билетик вытащил нам, дуракам, попугай истории. Как бездарно мы распорядились выигрышем.

Но это уже другая тема.

Оригинал на странице в Facebook (соцсеть запрещена в России; принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ)

«Так дальше было жить нельзя, невозможно, неприлично»

Николай Усков, журналист:

Редкий русский правитель, которого не назовешь монстром.

Да, ошибался, да, был нерешителен, но именно он освободил страну от советского кошмара, просто потому, что так дальше было жить нельзя, невозможно, неприлично. Ему это, конечно, не простили. От него, конечно, требовали пролить реки крови ради омерзительных химер ленинизма и сталинского империализма, но он все это отверг. Горбачев, правда, так и не решился радикально порвать с социализмом и возглавить широкое демократическое движение. Однако, проиграв, он просто ушел. За это недалекие люди объявили его предателем. Предателем чего? Насилия, вранья, несправедливости, лицемерия — всего того, что так любит здешняя власть и покорный ей народ. Горбачев это, слава Богу, не любил, поэтому нам выпало несколько нормальных десятилетий.

Неплохой, в сущности, результат для политика, который сидел в Кремле всего шесть лет. И эти шесть лет помнит весь мир как триумф Горбачева, избавившего народы Восточной Европы от угнетения, а всех остальных — от страха ядерной войны. Тогда Россию любили и ею восхищались. Наследники, увы, не смогли сохранить этот огромный капитал любви. Но это не вина Горбачева и его шести лет

Оригинал на странице в Facebook (соцсеть запрещена в России; принадлежит корпорации Meta, которая признана экстремистской и запрещена в РФ)

«Он окружает себя советскими монстрами, которые его же и сожрут»

Тамара Эйдельман, историк:

Как бы ни менялось мое отношение к Михаилу Сергеевичу (а оно ого-го как менялось!), я всегда буду помнить весну 1985 года — весну во всех смыслах слова.

Закончилась долгая зима правления дряхлых старцев, цеплявшихся за свою идеологию и свои привилегии, череда торжественных похорон, ни у кого не вызывавших скорби, гниение режима, казавшееся вечным.

Вот урок, за который я всегда буду благодарна Горбачеву — он показал мне, что ничто не длится вечно и что история может быть совершенно непредсказуемой. Сегодня, когда меня спрашивают о том, что будет дальше с нашей страной (забывая, что историки занимаются прошлым, а не будущим), я всегда отвечаю, что в марте 1985 года никто и представить себе не мог, что в апреле начнется перестройка.

Я очень хорошо помню свое ощущение: ничто никогда не изменится. Один генсек будет сменять другого, я никогда не побываю за границей, империя нерушима, в Москве «в принципе» все есть, но только «в отдельных магазинах нет отдельной колбасы». (Кто понял последнюю остроту, из тех уже песочек высыпается).

И вдруг все меняется. Нет, конечно, еще не все. Но никогда мне не забыть те странные, совершенно сюрреалистические дни весны 1985 года, когда, уложив спать двух маленьких детей, мы точно знали, как использовать тот маленький кусочек свободного времени, которым могут насладиться молодые родители. Мы сразу бросались к телевизору, чтобы слушать очередную длинную речь Михаила Сергеевича.

(...)

Спасибо ему за то, что он так хотел все изменить. Да, наивно верил — сначала в то, что надо просто увеличить количество компьютеров в стране, «ускориться» и остановить гонку вооружений, потом в то, что выборные директора заводов и власть советов сделают однопартийную систему по-настоящему эффективной. А дальше уже все стало так быстро меняться, что ему пришлось действовать по обстоятельствам и видеть, как власть уходит из его рук

У меня есть много неприятных воспоминаний о Горбачеве: вот он злобно перебивает Сахарова, сидя на своей высокой трибуне, вот он организует поношение Ельцина на пленуме ЦК, вот он окружает себя советскими монстрами, которые его же и сожрут, вот он возвращается из Фороса в августе 1991 года и сходит с трапа самолета, еще не осознав, что он уже вообще никому не нужен...

Но я все равно буду помнить то головокружительное ощущение весны в 1985 году, то прекрасное первое знакомство со свободой и надеждой, которое я испытала благодаря Михаилу Сергеевичу.

Оригинал здесь

«От Горбачева отворачиваются все»

Олег Кашин, журналист:

Действительно — справлялся [с ролью диктатора]. В ночь на 13 января (на календаре воскресенье, и в истории Литвы оно с тех пор навсегда — кровавое) 1991 года советские танки вошли в Вильнюс, армия взяла под контроль ключевые объекты столицы Литвы, к тому времени взявшей курс на независимость. В городе пролилась кровь, погибли люди. Боль Литвы отозвалась в Москве — сотни тысяч жителей российской столицы вышли на Манежную площадь выразить солидарность с литовцами — и сказать свое «нет» Горбачеву. На Пушкинской площади, на здании еще одного знакового медиасимвола перестройки, редакции газеты «Московские новости», в те годы пользовавшейся особым персональным расположением Горбачева, — теперь на редакции литовские желто-зелено-красные флаги. Главная перестроечная газета отрекается от Горбачева, в первополосном манифесте прямо обвиняя его в совершении преступления в Литве. Под документом — подписи вчерашних соратников и единомышленников Горбачева, самых знаменитых лидеров перестроечной интеллигенции от Александра Бовина до Михаила Жванецкого. Текст озаглавлен «Преступление режима, который не хочет сходить со сцены».

И он действительно не хочет. Команда Горбачева, бывшая с ним с 1985 года, распалась. Мягкотелый премьер-министр Николай Рыжков заменен на финансиста Валентина Павлова, начинающего премьерскую карьеру с беспрецедентно жесткой, «при Сталине такого не было», конфискационной денежной реформы — крупные купюры прежнего образца превращаются в фантики в течение суток. Кто не успел обменять их на новые по строгой фиксированной норме, тот лишился наличных сбережений, народ ограблен. Свободу слова продолжают душить, зачищено телевидение, уволены нелояльные Горбачеву популярные ведущие (да, сейчас смешно, но это были в том числе они — Дмитрий Киселев, Татьяна Миткова). По новой уголовной статье об оскорблении президента в тюрьму сажают знаменитую диссидентку Валерию Новодворскую — в СССР снова диссидентов сажают в тюрьмы! Той же весной в Твери в тюремной камере находят ****** [мертвым] знаменитого лидера ультранационалистов Смирнова-Осташвили — эта смерть похожа на внесудебную расправу.

Полицейский министр Пуго инициирует совместное с армией патрулирование городов якобы для поддержания общественного порядка, но все понимают, что для подавления протестов — в конце марта, когда в Москве собирается антигорбачевский российский парламент, в город вводятся войска, депутаты идут от гостиницы «Россия» в Кремль мимо танков, и выглядит все как репетиция военного переворота.

От Горбачева отворачиваются все, с чьим именем связаны перестроечные преобразования и надежды

Оригинал здесь.

«Созвал совет предпринимателей и слушать его не стал»

Константин Затулин, директор института стран СНГ:

Политики заходят далеко только тогда, когда не знают, куда им. Очень может быть, что Михаил Сергеевич знал, что ему хочется или чего ему не хочется. Ему не хотелось прежней системы, вот этого советско-партийного единоначалия, так принято считать. Но в желании все это преодолеть он зашел так далеко, что не заметил.

(...)

Я был одним из членов того совета предпринимателей, который после Беловежской пущи он учредил, чтобы найти мосты нового предпринимательства. Мы однажды собрались под его председательством и выслушали его полуторачасовую речь. Нас при этом слушать он не стал. Вместо того чтобы мы ему посоветовали, он нам рассказал, о чем мы думать должны. В этом и был весь Горбачев

Оригинал на сайте телеканала РЕН.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности