Вводная картинка

«Стреляй в сердце — не порти лицо» Банда «гастролеров» совершала налеты по всему СССР. Почему ее годами не могли поймать?

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных бандах СССР. Своей дерзостью и жестокостью бандитские группировки советских времен ничуть не уступали тем, что появились в лихие 90-е на руинах СССР. В прошлый раз речь шла о том, как лучшие сыщики страны охотились на последнюю банду сталинской эпохи, которую сколотил красногорский передовик производства Иван Митин. Сегодня «Лента.ру» рассказывает о том, как в начале 70-х годов бандиты Вадим Сидоров и Юрий Казаков устроили кровавые «гастроли» по городам Советского Союза, совершая налеты в каждом из них. Жертвами жестокой банды становились не только инкассаторы и простые обыватели, но и милиционеры.

«Не такой уж я хладнокровный убийца, меня мучили трупы. Я знал, что такая жизнь долго продолжаться не может, плохая жизнь была. Мы не встали на честный путь, так как это было трудно после того, что натворили» (из показаний участника банды «гастролеров» Юрия Казакова).

***

21 октября 1971 года около казанского кафе «Осень», расположенного в доме №186 по улице Декабристов, остановилась «Волга» с двумя инкассаторами. Это было такси: в тот день в управлении инкассации Ленинского района Казани не нашлось свободных служебных машин.

Наша машина должна была быть, но водитель отпросился. Должна была подъехать машина такси, но и ее не было. Нам начальник сказал: «Идите на улицу, может, какую найдете машину такси»

из воспоминаний инкассатора Георгия Григоряна

Автомобиль нашли — подзаработать согласился таксист Рафкат Халитов. Он провез инкассаторов по 15 точкам маршрута, где они собрали почти 67 тысяч рублей, и кафе «Осень» была последней. Инкассатор Георгий Григорян, действуя по инструкции, прошел внутрь кафе через задний вход, получил от кассира пакет с деньгами и отправился назад.

Но Григоряна ждал неприятный сюрприз: он понял, что не может выйти на улицу — кто-то запер дверь снаружи. Тем временем к «Волге» подбежали двое мужчин. Один из налетчиков, Юрий Казаков, почти сразу сделал четыре выстрела, убив таксиста Халитова и ранив в правую руку инкассатора Мансура Нигматуллина.

Я зашевелился, чтобы пистолет левой рукой достать. А на второй раз пуля попала в левую руку. Налетчик видит, что я все равно за пистолетом лезу, — третью пулю пустил

из воспоминаний инкассатора Мансура Нигматуллина

Тут Казаков заметил, что за налетом наблюдает случайная прохожая Татьяна Морозова, которая шла домой. Юрий наставил на нее пистолет и крикнул: «Стой, ни с места — убью!» Женщина замерла, а второй разбойник, Вадим Сидоров, в это время выхватил из рук раненого Нигматуллина мешок с деньгами, а самого инкассатора вытолкнул из салона.

Отбросив тело убитого таксиста Халитова на переднее пассажирское сиденье, Сидоров сел за руль. Дождавшись, когда Казаков сядет сзади, налетчик нажал на газ, и «Волга» умчалась с места преступления.

Друзья детства

Будущий разбойник Юрий Казаков родился 3 мая 1945 года в поселке Верхняя Тура Свердловской области. Это стало неприятным сюрпризом для главы семьи: мужчина воевал на фронтах Великой Отечественной войны, домой вернулся лишь после Победы и никакого отношения к зачатию Юрия не имел.

Измены жене он не простил и ушел из семьи, выплачивая алименты лишь на родную дочь Валентину. Но и этих скудных средств вскоре не стало — в 1949 году Казакова-старшего убили бандиты.

Матери Юрия пришлось работать не покладая рук, чтобы прокормить двоих детей, — жили Казаковы очень бедно

В раннем детстве Юрий подружился с соседом Вадимом Сидоровым, который родился 17 ноября 1944 года и был старше Казакова всего на полгода. Отец Сидорова был мастером на механическом заводе, мать трудилась сначала медсестрой, а потом — гардеробщицей в столовой города Свердловск-45: работу она совмещала с воспитанием сына и дочери.

Вадим рос спортивным мальчиком: с 13 лет успешно занимался боксом, стал перворазрядником и многократным победителем турниров, в том числе и городской спартакиады. Помимо этого, Сидоров увлекался стрельбой из мелкокалиберной винтовки.

Пример друга вдохновил Казакова. Он тоже начал заниматься спортом, благодаря хорошей реакции стал вратарем футбольной команды и получил разряд по волейболу. Главным в паре был Сидоров: Казаков относился к нему как к старшему товарищу, подражал во всем и беспрекословно слушался.

Пути друзей разошлись после окончания школы: Казакова призвали в армию и он отправился служить в Среднюю Азию, после демобилизации еще год жил в городе Зарафшане, а затем вернулся в Туру.

А Сидоров, который в 15 лет похоронил отца, уехал в Новосибирск и поступил там в физкультурный техникум

Однако учебу Вадим так и не окончил — в 1965 году совершил ограбление и попал за решетку. Освободившись в 1970 году, он попытался было восстановиться в техникуме, но, получив категорический отказ, отправился на родину. Там его уже ждал друг Казаков, который работал на Верхнетуринском машиностроительном заводе.

Удар «Молнии»

Сидоров устроился на водную станцию этого же предприятия, возглавил «Молнию» — заводскую секцию бокса — и быстро вернулся к криминалу, потащив за собой Казакова. Научив того мощному нокаутирующему удару, Сидоров убедил его поехать в Нижний Тагил. Там они вместе совершили первое преступление: ограбили местного пьяницу.

Вскоре товарищи поставили нападения на поток. В окрестностях Туры они вечерами караулили местных алкоголиков и грабили их. Правда, с деньгами у пьяниц было негусто. И бандиты стали ждать лета 1971 года: в это время у Сидорова истекал срок административного надзора по судимости, что давало ему право надолго покидать родной город.

И вот, в конце июля, ставший свободным, Вадим вместе с товарищем отправился в Ригу. Там, прямо на вокзале они обчистили пьяного пассажира, который на свою беду проболтался, что везет с собой немало денег. Забрав у жертвы около 500 рублей, Сидоров и Казаков сразу же отправились на поезде в Киев.

По пути бандиты обсудили новое дело — ограбление инкассаторов, но для этого им нужно было оружие, в идеале — пистолет Макарова. Дело в том, что Казаков хранил десять патронов к ПМ, украденные еще в армии. Сообщники решили похитить пистолет у постового, который охранял Киевский горисполком в доме №32 по улице Крещатик.

Охота на инкассаторов

В полдесятого вечера 31 августа 1971 года, дождавшись, когда последний сотрудник горисполкома покинет здание, Сидоров быстрым шагом подошел к дежурному — старшине милиции Ивану Жарову. Бандит сильным ударом в лицо сбил милиционера с ног, но тот сразу же вскочил и начал дуть в свисток.

Тогда из темноты на него напал Казаков и восемь раз ударил ножом в шею, грудь и живот. Забрав пистолет с восемью патронами у истекающего кровью милиционера, бандиты скрылись. Спустя два часа Иван Жаров скончался в местной больнице. К этому времени разбойники прибыли на вокзал Киева, где поздней ночью тайно пробрались на крышу проходящего поезда в Одессу.

Там бандиты сходили в баню, а затем отправились в город Горький (ныне Нижний Новгород), где Сидоров первым делом смастерил кобуру для пистолета Макарова из футляра для очков. После этого подельники решили угнать автомобиль из местного гаражного кооператива. Прежде чем идти на дело, Сидоров познакомился с рабочим завода ГАЗ.

Тот за 10 рублей продал ему связку из 90 ключей зажигания. С ней бандиты пришли к одному из гаражей, взломали его и нашли внутри старый «Москвич». Завести машину они не смогли и отправились в соседний бокс, где стояла «Волга М-21», которая завелась без проблем.

На ней Сидоров и Казаков отправились в Казань, где и задумали напасть на инкассаторов

В Казани бандиты похитили из гаража Казанского мостостроительного завода номерной знак 87-08 ТТЕ, который переделали в 37-03 ТТЕ и закрепили на угнанной «Волге». Закончив все приготовления, Казаков и Сидоров стали выбирать объект для нападения. В какой-то момент они обратили внимание на одну из инкассаторских машин, за которой установили слежку.

Спустя несколько дней стало ясно — за один рейд сборщики объезжают 16 точек, начиная с кафе «Весна» и, как правило, заканчивая у кафе «Осень». Возле него бандиты и запланировали нападение, после которого собирались скрыться на «Волге». Но тут машина сломалась.

Впрочем, отменять преступление Сидоров и Казаков не стали

Бросив «Волгу» неподалеку от школы №46, налетчики облюбовали себе подвал одного из ближайших к «Осени» домов. Там из найденных книг они соорудили просторный лежак, а еду добывали, взламывая сараи и унося оттуда все съестное.

Каждый вечер Сидоров и Казаков наведывались к кафе «Осень», но уходили ни с чем — во дворе всегда было довольно людно. Наконец Вадим выбрал день для нападения — 21 октября. Тогда жертвами налета стали инкассаторы Григорян и Нигматуллин, о которых шла речь в начале статьи. Врачи сумели спасти раненого Нигматуллина, проведя ему сложнейшую операцию.

Клад на пустыре

Оперативники прибыли на место налета в тот момент, когда инкассатора Нигматуллина загружали в скорую. По следу налетчиков тут же пустили служебную собаку, но та не смогла их отыскать. Вскоре обнаружилось такси с телом убитого водителя: разбойники бросили его всего в 450 метрах от места преступления — во дворе дома №5 по улице Ибрагимова.

Забрав мешок с наличными, Сидоров и Казаков, следуя своему плану, прошли дворами к дому 91/2 на перекрестке улиц Гагарина и Короленко. Около одного из подъездов стоял ящик с углем, куда сообщники спрятали награбленное.

Затем они залезли на чердак и полтора часа наблюдали оттуда за двором

Убедившись, что опасность миновала, разбойники спустились вниз, достали деньги и попытались растолкать их по карманам. Но наличных было слишком много, и тогда часть добычи преступники закопали на ближайшем пустыре у деревни Савиново, а потом переночевали на чердаке.

Утром Сидоров и Казаков купили новые костюмы и серые пальто с черными бархатными воротниками, золотые часы и перстни, а от старой одежды избавились. Для перевозки денег раздобыли старый саквояж. 29 октября сообщники сели на поезд и спокойно уехали в Туру.

Бандитские гастроли

Мать Казакова поначалу не узнала сына — тот отпустил усы, отрастил бороду и смотрелся старше своих лет. В подарок ей Юрий привез дорогой капроновый платок, а затем каждый месяц присылал по 100 рублей. Чтобы как-то объяснить свое богатство, бандиты придумали легенду о своих успехах на боксерском поприще.

Сидоров якобы был успешным тренером, а Казаков — высокооплачиваемым спортивным массажистом. На родине они были недолго, отправившись в большое путешествие по СССР. Разбойники успели побывать в 19 городах, среди которых были Душанбе, Фрунзе, Алма-Ата, Самарканд, Таллин, Минск, Москва, Иваново и другие.

В Таджикской и Киргизской ССР Сидоров и Казаков отдыхали в санаториях

Они всюду заводили романы и сорили деньгами — в ресторанах брали только элитный алкоголь и курили импортные сигареты. Когда деньги стали заканчиваться, они вернулись за оставшейся добычей к тайнику на пустыре под Казанью.

Тут бандиты с досадой обнаружили, что часть денег оказалась испорчена плесенью. Впрочем, и уцелевших банкнот оказалось вполне достаточно для безбедной жизни. Сложив наличные в саквояж, Сидоров и Казаков отправились в город Шевченко (ныне — Актау) у Каспийского моря.

На берегу они нашли пещеру, где устроили новый тайник и спрятали пистолет и сумку с деньгами. Между тем Сидоров заметил, что Казакову наскучила праздная жизнь, и предложил тому поступить в Харьковский юридический институт. Чтобы облегчить эту задачу, сообщники решили достать будущему абитуриенту блестящий аттестат.

Для этого они приехали в Новосибирск, залезли ночью в школу №73 и похитили оттуда бланки аттестатов, печати и две серебряные медали. Время до вступительных экзаменов бандиты решили скоротать на отдыхе в Ялте. Там, во дворе дома №5 по улице Мухина, они устроили новый тайник, где спрятали оружие и патроны.

Ялтинские миллионеры

Тем временем в Казани сыщики, на подмогу которым прибыла следственная бригада из Москвы, не теряли надежды найти жестоких налетчиков. К делу подключили сотни оперативников и тысячи внештатных агентов. Когда сыщики нашли похищенную «Волгу М-21», то решили предать дело банды частичной огласке.

Главам казанских предприятий поручили устроить срочные собрания, показывать всем сотрудникам фото машины и просить при наличии любой информации обращаться в милицию. Похожим образом к жителям Казани обращались и дикторы телевидения.

Версий было очень много. Отрабатывался буквально каждый подозрительный человек, у которого либо была попытка купить автомобиль, либо много денег

Максим Беляевзаместитель председателя Верховного суда Татарстана

В итоге следователи проверили 83 тысячи человек, опросили 2 тысячи таксистов, задержали 116 преступников, раскрыли 131 преступление и изъяли 109 единиц нелегального оружия. Им удалось выйти на механика, к которому обращались Сидоров с Казаковым, и таксиста, который помогал бандитам «прикуривать» автомобиль.

Свидетели рассказали, что незнакомцы представлялись им коренными жителями Казани, хотя не знали, где находится знаменитый на всю Татарскую АССР речной порт.

Тогда у следователей и возникла версия, что налет совершили преступники-«гастролеры»

Со слов таксиста и механика, «Волга» незнакомцев с севшим аккумулятором была припаркована на улице Жуковского. Многие из жителей ближайших домов действительно помнили машину и странных мужчин, которые заявляли всем, что прибыли в Казань на заработки из другого татарского города.

Поговорили следователи и с местными мальчишками, которые помогали незнакомцам завести автомобиль, таская им горячую воду. Вскоре обнаружили подвал, где перед нападением жили налетчики: среди прочего там валялась брошенная самодельная кобура для пистолета. Опрос свидетелей помог составить фотороботы бандитов, которые показали по телевидению.

Впрочем, это не помогло: в августе 1972 года следствие окончательно забуксовало и было приостановлено. Но спустя два месяца свои плоды принесла рассылка ориентировок на преступников в разные регионы СССР. В поле зрения милиционеров из Ялты попали двое молодых людей, которые шиковали и жили на широкую ногу.

К этому времени Казаков и Сидоров — это были они — обзавелись фальшивыми документами: в августе 1972 года избили жителей Волгограда и Харькова и отобрали у них паспорта. Так Казаков стал Анатолием Саем, а Сидоров — Владимиром Конкиным.

Они коротали вечера в дорогих ресторанах в компании девушек, не подозревая, что на их след уже вышли

В уголовном розыске Ялты создали спецгруппу, которая приступила к разработке плана по задержанию подозреваемых. Для начала оперативники решили обыскать квартиры подруг Сидорова и Казакова, где жили сами разбойники.

«Зина, я подлец»

Дождавшись момента, когда подозреваемые в компании любовниц отправятся на прогулку на теплоходе по Черному морю, сыщики наведались в квартиру Зинаиды Стерлих, где жил Казаков. Увиденное поразило даже бывалых оперативников: в комнатах на бельевых веревках сушились тронутые плесенью купюры на общую сумму 7,5 тысячи рублей.

Кроме того, в вещах Казакова нашли золотые перстни, связку из 90 ключей от автомобилей «Волга» и пакетик с наркотиками — для задержания этого было вполне достаточно. Тем временем бандиты с любовницами вернулись в Ялту: Сидоров отправился в квартиру своей подруги Людмилы Ромадиной, а Казаков и Стерлих пошли в кино.

Задерживать обоих подозреваемых оперативники решили одновременно

Пока группы захвата ждали окончания киносеанса, в штабе слушали отчет милиционеров в штатском, которые сопровождали Сидорова и Казакова на теплоходе. Как оказалось, на обратном пути они поссорились, но эта ссора закончилась странным примиряющим тостом от Сидорова.

Тот поднял бокал за то, чтобы «все получилось и во второй раз». Милиционеры не знали, что бандиты активно готовили новое нападение — на одну из ялтинских сберкасс. Но их планам не суждено было сбыться: как только Казаков и Стерлих вернулись домой из кино, началась операция по захвату. При виде оперативников Казаков сник: поначалу он отказывался давать показания, но, оказавшись в СИЗО, написал весьма красноречивую записку своей подруге Стерлих.

Зина, я подлец. Если можешь — прости!

из записки Юрия Казакова Зинаиде Стерлих

Задержанный Сидоров, напротив, держался весьма бодро: он заявил, что работает слесарем в городе Шевченко и с «Саем» — Казаковым толком не знаком. Обыск в квартире Ромадиной ничего не дал, и единственной зацепкой для временного задержания стало отсутствие у Сидорова прописки.

Впрочем, вся бравада налетчика была напрасной: в день, когда его должны были освободить из-под стражи, внезапно заговорил Казаков. Он признался в налете на инкассаторов, сообщил следователям настоящие имена и показал тайник, где хранился пистолет.

Сознавая, что от ответственности ему не уйти, Казаков сказал: «На мне столько крови, что лучше бы при задержании убили»

Иван Игошинчлен следственной группы прокуратуры СССР по делу банды «гастролеров»

Проверив отпечатки пальцев Сидорова по картотеке и обнаружив, что тот был судим за ограбление, стражи порядка поняли — Казаков не врет.

«Я видела в нем хорошего парня»

Вскоре Юрий Казаков признался в убийстве милиционера и водителя инкассаторов, однако настаивал на том, что выхода у него не было — мол, он боялся, что вспыльчивый и безжалостный Сидоров вдруг станет стрелять в кого ни попадя.

Сидоров же старательно изображал из себя жертву обстоятельств и валил все на подельника, сознавшись лишь в краже аттестатов из школы в Новосибирске. Его поддерживала и любовница Ромадина, которая писала в Генпрокуратуру проникновенные письма в защиту налетчика.

Сидорова было за что любить. Он был добрый, нежный, очень внимательный, чуткий. Я не видела в нем преступника. Я видела в нем хорошего, милого парня

из письма Людмилы Ромадиной генеральному прокурору СССР

Однако все попытки бандитов избежать высшей меры наказания были тщетны — 18 декабря 1973 года Верховный суд Татарской АССР приговорил Сидорова и Казакова к расстрелу. Тогда они стали подавать жалобы в Верховный суд РСФСР, причем их позиции отличались. Казаков считал приговор справедливым, но просил сохранить ему жизнь, а Сидоров по-прежнему упирал на свою невиновность и обвинял во всем подельника.

Мне был вынесен несправедливый, жестокий и страшный приговор. Не суд, а маскарад! В прокуратуре налили столько грязи, что председателя из-за стола не видно. Но эту кровожадную скотину Казакова надо знать немного получше, чем это кажется следствию и суду. Ради всего святого, разберитесь, умоляю вас!

из кассационной жалобы Вадима Сидорова

Обе жалобы были отклонены, как и последовавшие за ними прошения о помиловании. Однако Сидоров решил бороться за свою жизнь до конца. Вместе с ним в камере сидел матерый рецидивист Петров, которого готовились везти на медосвидетельствование.

После недолгих уговоров Петров согласился поменяться с Сидоровым одеждой, чтобы тот поехал в лечебницу вместо него и по пути сбежал. Бдительный конвой обратил внимание, что арестанту очень мала шапка — обман раскрылся, и Сидорова поместили в камеру смертников. 3 октября 1974 года первым на казнь отправился Казаков: он даже не смог встать с нар и конвою пришлось буквально тащить его под руки. Сидоров отправился на расстрел сам.

Сидоров услышал, что взводится курок, и сказал тому, кто собирался стрелять: «Стреляй сразу в сердце — не порти лицо!»

Максим Беляевзаместитель председателя Верховного суда Татарстана
Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа