В составе ВСУ появился белорусский национальный батальон. Кто вступает в него и почему?

В Донецкой народной республике (ДНР) начался очередной процесс над иностранцами, служившими в рядах Вооруженных сил Украины (ВСУ). Законодательство ДНР считает их наемниками, а уголовный кодекс республики предполагает суровое наказание за наемничество — вплоть до смертной казни. Масштабную кампанию по привлечению иностранных добровольцев правительство Украины начало еще в марте. На призыв откликнулись не только иностранные граждане из дальнего зарубежья, но и соседи с постсоветского пространства. В частности, белорусы, которые участвуют в конфликте на стороне Украины еще с 2014 года. Почему граждане Белоруссии решили вступить в украинскую армию и какие задачи решают белорусские национальные подразделения, разбиралась «Лента.ру».

Давние друзья

На видео, сделанном еще в апреле, — мужчина в военной форме, позирующий на фоне сгоревшей бронетехники. «Весь ваш русский мир сгорит так же», — говорит он на чистом русском языке. Это минчанин Игорь Янков, военнослужащий Вооруженных сил Украины (ВСУ), который уехал в Киев после подавления массовых протестов в Белоруссии в 2020 году. И он не единственный украинский военнослужащий с белорусским гражданством. С апреля их стало гораздо больше.

Радикалы двух стран задолго до «русской весны» начали налаживать тесные связи. И речь не только о националистах и футбольных фанатах — движущей силе любых силовых выступлений против власти, а, например, об антифашистах и анархистах. Белорусские и украинские активисты обменивались опытом и ездили друг к другу в гости на протестные акции. Более того, одним из первых погибших на Майдане стал уроженец Гомеля Михаил Жизневский. Но по-настоящему массово белорусские добровольцы потянулись на Украину весной 2014 года, когда на юго-востоке началась гражданская война.

Тогда в Донбассе действовала Объединенная тактическая группа «Беларусь», отряд примерно из 30 добровольцев, которые участвовали в боях за Пески в пригороде Донецка, под Авдеевкой, Марьинкой и Волновахой. Группа была частью парамилитарных формирований «Правого сектора» (запрещен в России). Граждане Белоруссии попадали и в другие военные формирования — в частности, в батальон «Азов» (запрещен в РФ). Одним из тех, кто стоял у его истоков, был гражданин Белоруссии Сергей Коротких, в расположение азовцев приезжал и начинающий белорусский журналист Роман Протасевич, будущий сооснователь оппозиционного проекта NEXTA. Однако в 2014-2015 годах белорусы, воюющие на стороне ВСУ, ничем особо не отличились. Кроме того, их было слишком мало для создания отдельного батальона.

После начала российской спецоперации на Украине ситуация изменилась. 25 марта 2022 года присягу принесли военнослужащие первого крупного белорусского формирования в ВСУ — батальона имени Кастуся Калиновского. Мероприятие приурочили к «Дню воли» — годовщине провозглашения Белорусской народной республики (БНР), которая считается первым белорусским национальным государством. В современной Белоруссии этот праздник считается неофициальным, оппозиция часто проводила на «День воли» протестные акции, которые заканчивались массовыми задержаниями.

Кто такой Кастусь Калиновский?

Винцент Констаций Калиновский (в белорусской традиции Кастусь Калиновский) — деятель польского национально-освободительного движения, революционер и публицист, один из лидеров Польского восстания 1863 года. В ходе восстания Калиновский распространял обращения к крестьянам современных Белоруссии и Литвы (в том числе и на национальных языках), где призывал их поддержать польское восстание, так как власти независимой Польши обеспечат белорусам и литовцам национальную автономию. «Польское дело — это наше дело, это дело свободы», — писал Калиновский в этих прокламациях.

В начале XX века деятели белорусского национального движения стремились доказать, что Калиновский был не польским, а белорусским националистом, а его восстание, соответственно, носило белорусский национально-освободительный характер. В их публицистике Калиновского начали называть Кастусем (уменьшительно-ласкательное от имени Константин); Вацлав Ластовский даже занимался прямыми фальсификациями текстов Калиновского, добавляя в автографы произведений упоминания Белоруссии. Концепция Калиновского как деятеля белорусского национально-освободительного движения получила развитие и в советский период. В современной Белоруссии значимость фигуры Калиновского признается как националистической оппозицией, так и официальными властями.

Создавать подразделение начали еще 9 марта. В него вошли как участники боевых действий в Донбассе в составе тактической группы «Беларусь», так и новобранцы без опыта боевых действий. В числе последних преобладали эмигранты, покинувшие Белоруссию после протестов 2020 года, причем некоторые приехали из Западной Европы и США.

Их переброской на Украину занимается Белорусский дом в Варшаве. Это эмигрантская организация, созданная еще в 2013 году для объединения белорусской диаспоры и популяризации белорусской культуры в Польше; после 2020 года Белорусский дом называют «неофициальным посольством» лидеров оппозиции в Варшаве.

Амбициозный проект

В батальоне Калиновского сразу же оказалось много известных оппозиционных активистов: основатель движения «Зубр», спортивно-патриотической организации «Край» и «Молодого фронта», член Белорусского христианского движения (БХД) Вадим Кабанчук; действующий руководитель «Молодого фронта» Денис Урбанович; создатель пабликов «Мая краіна – Беларусь» и «Усы Лукашенко» Сергей Беспалов.

В руководстве белорусского подразделения сразу же заявили, что участие в боевых действиях на Украине станет лишь первым этапом их деятельности. Командир калиновцев Денис Прохоров с позывным Кит, который воюет на стороне ВСУ с 2014 года, в интервью заявляет, что сейчас его бойцы планируют «освободить Украину, а потом — Белоруссию».

У нас сейчас в полку негласное кредо: вызволять Беларусь через вызволение Украины. И никак иначе не получится

Денис Кит Прохоровкомандир батальона имени Калиновского в составе ВСУ

Этот тезис встречается практически во всех интервью, которые активно раздают белорусские бойцы украинской армии. Более того, в репортаже вещающего из Польши на Белоруссию телеканала «Белсат» говорится, что военнослужащие проходят полную боевую подготовку и уже сейчас готовятся выполнять боевые задачи на родине после того, как выполнят главную — «выгнать из Украины москалей». Кроме того, как заявляет командир полка, есть у подразделения и другая цель: они хотят показать, что не все белорусы поддерживают политику президента страны Александра Лукашенко и его помощь России в проведении специальной военной операции. «Большое количество людей просто боится. Именно тех, кто прямо не верит, что Путин — это враг, очень мало», — утверждает Прохоров.

21 мая батальон Калиновского было решено расширить до полка. Общая численность подразделения не называется, однако лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская заявляла, что в «белорусском батальоне» ВСУ уже около 1500 человек.

Тем временем белорусские власти работают над идентификацией военнослужащих полка. На родине их ждут тюремные сроки по статьям о наемничестве и терроризме. Давят и на родственников добровольцев. У них проходят обыски, их задерживают и заставляют записывать покаянные видео, где они извиняются за воюющих на Украине близких и говорят, что презирают их за пособничество в уничтожении мирного населения. Впрочем, реальную боевую эффективность полка оценить пока трудно.

Таинственные задачи

Минобороны Украины заявляло, что по итогам весенних боев под Киевом ряд военнослужащих белорусского нацполка получили государственные награды, в том числе один — посмертно. Белорусские оппозиционные СМИ сообщали о двух погибших добровольцах. 12 апреля Алексей Скобля с позывным Тур посмертно получил звание Героя Украины за бои под Киевом. Позже посмертно награды «Украина превыше всего» удостоился командир одной из рот полка Калиновского Павел Волат, погибший под Лисичанском 15 мая.

При этом сам полк практически не сообщает о потерях и не называет никаких цифр. Командование заявляет, что его потери невелики, хотя подразделение постоянно находится на передовой. В Луганской народной республике (ЛНР) заявляли об уничтожении 40 процентов личного состава калиновцев.

По сути, белорусское подразделение сейчас выполняет не столько военные, сколько пропагандистские задачи. Известно, что полк участвовал в боях под Киевом и Лисичанском, однако никаких подробностей операций, в которых были задействованы белорусы, не приводится, руководство подразделения и украинское Минобороны ссылается на секретность в условиях военного положения. В многочисленных интервью, которые активно дают военнослужащие и командиры полка, практически не встречается упоминаний о боевых действиях. Зато много рассуждений о будущем Белоруссии и настроениях внутри белорусского общества.

Несмотря на то что значимой военной силой полк Калиновского так и не стал, он постепенно превращается в заметного игрока белорусской политики. В июле произошел громкий конфликт между калиновцами и фондом BYSOL — главной белорусской эмигрантской организацией, в самой Белоруссии признанной экстремистской. Военнослужащие обвинили фонд в растрате средств и снаряжения, пожертвованных на нужды белорусских формирований ВСУ.

Что такое фонд BYSOL

Фонд BYSOL основан белорусскими эмигрантами в 2020 году в ответ на действия властей Минска по подавлению протестов в стране. Сотрудники фонда помогают гражданам Белоруссии, которые заявляют о политическом преследовании в их отношении: BYSOL собирает деньги для семей политзаключенных, уволенных по политическим причинам, а также для желающих экстренно покинуть Белоруссию, помогает им устроиться за рубежом.

Фонд также финансирует ряд медиа, оппозиционных президенту Белоруссии Александру Лукашенко. Еще одним масштабным направлением деятельности организации является помощь бывшим силовикам, их трудоустройство и обучение новым профессиям, а также сбор и распространение их рассказов о преследованиях и пытках участников протестов.

В ответ основатель фонда Андрей Стрижак вызвал представителей полка «на открытый и честный разговор» и сообщил, что сам он «к этому разговору готов», однако встреча так и не состоялась. СМИ также анонсировали участие представителей полка в конференции «Новая Беларусь», которая проходила в Вильнюсе 8 августа. Полк, однако, выступил с опровержением, заявив, что никаких его представителей на этом форуме нет.

В беседе с «Лентой.ру» кандидат политических наук, сотрудник факультета политологии МГУ Станислав Бышок отметил, что сейчас участие представителей белорусской оппозиции в боевых действиях на Украине — это продолжение политической борьбы внутри Белоруссии. «Война, как известно, — это продолжение политики другими средствами. Они не сумели переломить политическую ситуацию внутри страны и были вынуждены бежать. У кого-то из них оказалось желание воевать», — говорит эксперт.

При этом Бышок считает, что участие белорусов в боевых действиях на стороне ВСУ вряд ли сможет раскачать ситуацию внутри Белоруссии и привести к радикализации белорусской улицы. «Сама идея, что вы где-то повоюете, а потом вернетесь домой и будете представлять из себя значимый процент населения, диктующий политику, не очень прижилась», — говорит эксперт. Если в Западной Европе после Первой мировой войны костяк новых радикальных политических движений составляли бывшие фронтовики, то на постсоветском пространстве армия и ветераны конфликтов не стали политическим фактором.

«Не случалось у нас военных переворотов. Вот силовики, особенно связанные со спецслужбами, — да, имеют вес, но они скорее модерируют политические процессы», — объясняет политолог. Заявления белорусских националистов о том, что они борются с режимом Лукашенко, участвуя в боевых действиях против российских войск на стороне ВСУ, Бышок называет «попыткой выдать желаемое за действительное», ведь в реальности их активность на Украине никак не сказывается на политической ситуации внутри Белоруссии.

Вы можете говорить, что вы воюете с кем угодно, хоть с дьяволом, хоть с имперской идеей, но по факту вы воюете с другими военнослужащими, солдатами противоположной стороны конфликта

Станислав Бышоккандидат политических наук

Эксперт уверен, что создание белорусских подразделений в ВСУ вызовет скорее эффект, обратный желаемому. Президент Лукашенко использует этот факт, чтобы информационно добить оппозицию внутри страны, так как это позволит ему говорить, что в 2020 году протестующие хотели не светлого будущего для Белоруссии, а войны и убийств. «Понятно, что это простая манипуляция: если в стране невозможна политическая деятельность, то часть оппозиции радикализируется», — говорит Бышок.

Эксперт подчеркивает, что именно невозможность участия в публичной политике внутри Белоруссии подтолкнула часть белорусских националистов к участию в боевых действиях. Эмигрантские политики регулярно выступают в поддержку белорусских добровольцев, но это никак не конвертируется в реальные политические действия внутри самой Белоруссии. Международное сообщество четко разделяет эмигрировавших оппозиционных политиков и остальное население Белоруссии: против страны вводятся жесткие санкции — такие же, как против России.

Да и на Украине отношение к белорусам ухудшается — даже к тем, кто бежал из страны в соседнее государство по политическим мотивам еще в 2020 году. Их досматривают на блокпостах, им отказывают в получении и продлении документов. Подобные инциденты еще больше деморализуют тех несогласных с Лукашенко, кто еще остался в стране и до недавнего времени подумывал о политической борьбе в эмиграции.

Долго искать причины такого имиджевого провала не придется, достаточно просто почитать, что говорят в интервью белорусские добровольцы. Один из них, Павел Кулаженко, называет своих сограждан людьми, которые «не понимают своего родного языка, ничего не знают о настоящем флаге и гербе». А на вопрос, выстрелит ли он на поле боя в белорусского солдата, мужчина уверенно отвечает: «Если он встанет передо мной с оружием в руке, я не буду колебаться».

«Другая Белоруссия» вне зоны досягаемости Лукашенко, к которой стремилась эмигрировавшая оппозиция, действительно возникла. Вот только она все сильнее отрывается от простых белорусов, ради которых, собственно, и стараются политики в изгнании. Не стоит забывать, что протесты 2020 года были такими массовыми в первую очередь потому, что их организаторы не заставляли людей брать в руки оружие. Белорусы гордились тем, что их революция — мирная, и противопоставляли себя режиму Лукашенко, который использовал только силовые методы. Призывы восстать и пролить кровь врага — совсем не то, что способно вновь мобилизовать белорусский протест.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа