На обломках империи. Как 75 лет назад Британия обрекла Индию и Пакистан на многолетнюю вражду и кровопролитные войны

75 лет назад на исходе своего существования Британская империя столкнулась с двумя мощными национально-освободительными движениями на полуострове Индостан. Сторонники первого призывали к созданию единой независимой Индии, в которой будет место всем народам и религиям. Другие требовали образования отдельного государства Пакистан на землях, которые считаются родиной мусульман Южной Азии. Лондон решил выбрать меньшее из зол и развести скандальных соседей по отдельным «квартирам». Но в ходе реализации этого плана не обошлось без ошибок, которые обрекли Индию и Пакистан — две ядерные державы — на постоянную вражду и кровопролитные конфликты. О том, как британские колонии вместе с независимостью получили многолетнюю войну, — в фотогалерее «Ленты.ру».

Две веры в одном храме

К середине XX века некогда величайшая Британская империя переживала не лучшие времена: в результате мировых войн финансовые и военные ресурсы истощились, а национально-освободительные движения все чаще и настойчивее бросали вызов метрополии. На Индийском субконтиненте сторонники независимости разделились на тех, кто мечтал о независимом Пакистане, — прибежище для мусульманских общин Южной Азии — и тех, кто выступал за образование единой демократической Индии.

То, что индусы и пакистанцы-мусульмане не могут ужиться вместе, стало очевидно еще в начале XX века. Первые настаивали на размежевании между индусской и мусульманской общинами, вторые — на полном отделении от индийского государства. Индусы хотели сформировать светское правительство, вторые были этим недовольны и опасались превращения полуострова Индостан в контролируемое индусами государство.

Большинство лидеров Индийского национального конгресса были сторонниками формирования светского государства и выступали против того, чтобы делить Индию по религиозному признаку — к таким относился, например, Махатма Ганди: «Вся моя душа восстает против идеи, что индуизм и ислам представляют две антагонистические культуры и доктрины. Принять такую доктрину для меня — все равно что отвергнуть Бога».

Сначала отрезали, потом отмерили

Тем не менее ​​британская администрация фактически оставляла подобные вопросы на откуп собственно Британской Индии. К тому же непосредственно Лондоном управлялись провинции, например, Мадрас, а другие территории (так называемые княжества) находились под властью индийских политиков и формально даже не относились к Британской империи.

По условиям такого закона княжества могли в значительной степени сохранять независимость, хотя и были обязаны подчиняться Великобритании по трем важнейшим политическим вопросам: в обороне, иностранных делах и средствах коммуникации.

Судьба таких княжеств решилась в соответствии с планом, предложенным последним вице-королем Индии Луисом Маунтбеттеном. Согласно ему, на месте Британской Индии следовало создать государство индусов, — Индийский Союз — с одной стороны, и мусульманское государство Пакистан — с другой. Обоим предоставлялись права британских доминионов. У каждого из индийских княжеств было право принять самостоятельное решение о вхождении в одно из новых государств, либо они могли сохранить за собой прежний статус. План Маунтбеттена вступил в силу в полночь 15 августа 1947 года. С того момента Индия и Пакистан получили юридический статус независимых государств.

Первые звоночки

Церемония передачи власти от британцев к индусам и пакистанцам была проведена еще 14 августа в городе Карачи — тогда он стал столицей новообразованного доминиона Пакистан. Позднее отдельную церемонию провели в Дели, из-за чего до сих пор Пакистан празднует день независимости 14 августа, а Индия — 15 августа.

Разделить страну с сотнями миллионов населявших ее людей оказалось гораздо сложнее, чем изначально предполагала британская администрация. Одна из ключевых проблем как раз возникла из-за княжеств. План Маунтбеттена предлагал им выбрать, к какой из двух формирующихся стран примкнуть. При этом должны были быть соблюдены два условия. Согласно первому, штаты должны присоединяться к Индии или Пакистану на основании демографических особенностей — так, территории с преимущественно мусульманским населением передавали Пакистану. Однако при этом должен был быть соблюден принцип смежных границ: княжества, расположенные в границах одной из двух новых стран, должны были присоединиться именно к ней — независимо от демографического состава. Этот принцип был тут же нарушен Восточным Пакистаном (позднее Бангладеш), разделявшим границы исключительно с Индией.

Проблема была в том, что подавляющее большинство правителей княжеств не хотели оставаться ни с Индией, ни с Пакистаном, однако они прекрасно понимали, что другого выбора просто-напросто не остается. Каждый штат в конце концов сделал свой выбор, и только три княжества сказали категорическое «нет» плану Маунтбеттена: это были Джунагадх, Джамму и Кашмир (два последних формально были одним княжеством).

Ни вашим, ни нашим

Власти Джунагадха решили присоединиться к Пакистану, несмотря на то, что условие территориальной смежности не соблюдалось: они сами заявили, что будут связываться с центром по морю. Индия не согласилась с таким решением, утверждая, что население Джунагадха на 96 процентов состоит из индусов. Когда правительство штата отказалось проводить голосование, Индия перекрыла ему поставки топлива и угля, разорвала воздушное и почтовое сообщение и направила войска. Местный правитель сбежал в Пакистан, и штат присоединили к Индии.

Джамму и Кашмир ждала другая судьба. Подавляющее большинство населения княжества — 77 процентов — были мусульманами. Однако местный правитель махараджа Хари Сингх не хотел присоединяться к Пакистану, а стремился сохранить автономию.

Власти Индии и Пакистана продолжали настаивать на том, чтобы тот все-таки сделал выбор: если претензии последнего исходили из конфессионального состава населения княжества, то Индия просто хотела показать пакистанским соседям, что отлично справится с управлением мусульманским штатом. Логика Сингха при этом была предельно проста: присоединишься к Индии — местный националистический лидер Индии Джавахарлал Неру заставит махараджу отказаться от своих обширных земельных владений. Уйдешь к Пакистану — будешь и дальше терпеть разногласия со своими подданными-мусульманами.

Чтобы оттянуть принятие решения, махараджа подписал с Пакистаном соглашение, которое обеспечивало непрерывную торговлю, возможность пересекать границу, сохранение инфраструктуры между сторонами. Ожидалось, что такое соглашение подпишут и с Индией. Однако пакистанцев не устраивал такой расклад, и они решили разобраться с Кашмиром силой.

В ночь на 22 октября 1947 года на территорию княжества вторглись отряды пуштунских племен из северо-западной провинции Пакистана, устроив погромы на всей территории пока независимой земли. Затем подключились так называемые пакистанские добровольцы, и уже 24 октября на занятой ими территории было объявлено о создании временного правительства Азад Кашмира («Свободного Кашмира»).

Сражаться до (по)беды

Тем не менее разбой продолжался: пакистанцы хотели запугать Сингха и заставить его подписать соглашение о присоединении. Махараджа поступил иначе и обратился к индийским властям, в результате чего уже 26 октября был подписан Акт о присоединении Джамму и Кашмира к Индии. В Кашмир были направлены индийские войска, которым удалось остановить наступление группировок пуштунских племен и «пакистанских добровольцев».

Правительство Пакистана немедленно оспорило присоединение, заявив, что оно было мошенническим, а махараджа действовал под принуждением и не мог подписывать никаких документов, пока действовало соглашение о сотрудничестве с Пакистаном.

Попытку вмешаться сделали в ООН. Совбез организации опубликовал несколько резолюций, в которых призвал Индию и Пакистан разрешить свои разногласия мирным путем, демилитаризовать княжество Кашмир и провести честные выборы под эгидой ООН. Очевидно, что к международному арбитру никто не прислушался. Конфликт продолжился.

Первый передел

Ожесточенные бои шли вплоть до 1949 года, пока 1 января между индийскими и пакистанскими войсками не был подписан договор о прекращении огня. Согласно ему, Индия оставляла за собой контроль над Кашмирской долиной и большей частью провинции Джамму и Ладакх, в то время как Пакистан овладел западными районами штата — в том числе территорией, ныне известной как Азад Кашмир.

Еще через три года Индия окончательно присоединила к себе желанные штаты: в июле 1952-го между махараджей Джамму и Кашмира и правительством страны было подписано Делийское соглашение о присоединении. Княжество получило права штатов, имеющих особый статус.

Перемирие между индусами и пакистанцами, как и обретение нового статуса Джамму и Кашмиром, не означало, что стороны избавились от взаимных претензий. Обстановка накалялась тем дальше, чем больше штаты утрачивали свою независимость. Считается, что причиной очередной войны стало решение индийского парламента от декабря 1963 года ограничить автономию штата Джамму и Кашмир.

Вторая война

Уже в 1965 году между Пакистаном и Индией вновь разразился вооруженный конфликт. Формально споры возникли вокруг пограничной линии на южном участке границы у пустынного Большого Качского Ранна, однако вскоре бои развернулись по всей линии прекращения огня.

Хотя участок Качского Ранна был бесплодным, ни одна из сторон не собиралась уступать его. Сначала контроль над ним установила Индия, однако сразу после этого на территории стали появляться пакистанские патрули. На протяжении нескольких месяцев стороны держали себя в руках, но надолго их не хватило: уже 8 апреля 1965-го индийские и пакистанские пограничники атаковали посты друг друга.

Пакистан тут же объявил о начале операции «Ястреб пустыни» и захватил несколько индийских постов возле приграничного района у форта Канджаркот. Свой ответ готовила и Индия, однако бои так и не развернулись в полную силу. Уже в июне в конфликт вмешалась Британия.

Тогда премьер-министр королевства Гарольд Вильсон сумел убедить соперников прекратить боевые действия и учредил трибунал для разрешения споров. Вердикт вынесли позже, в 1968 году. Согласно ему, Индия уступила Пакистану 910 квадратных километров территории Качского Ранна. Но это не удовлетворило Пакистан — там рассчитывали получить участок как минимум в 10 раз больше.

Пакистанский кризис

Помимо взаимных претензий, обе страны страдали от внутренних противоречий. Пакистан это коснулось особенно. Чем дальше план британских властей по разделению воплощался в жизнь, тем заметнее становились различия между Западной и Восточной частями Пакистана.

Столица страны Карачи находилась в западной части страны, откуда и происходило большинство представителей пакистанской политической элиты. Территория доминировала над восточной частью и экономически, при этом уступая ей по численности населения. Остро стояла и языковая проблема: население нынешней территории Бангладеш требовало признать бенгали одним из допустимых для общения языков. Но конституция подразумевала, что государственным языком является только урду. В 1952-м требования обеспечить Восточному Пакистану языковую автономию вылились в протесты в Дакке — ее участников расстреляли.

У живущих на востоке пакистанцев складывалось впечатление, будто их считают за людей второго сорта. Например, когда в 1970 году на регион обрушился тропический циклон Бхола — жертвами стихии стали до полумиллиона пакистанцев. Но власти страны не сделали ничего, чтобы помочь населению. Собравшись на очередные протесты, жители восточной части страны потребовали отставки президента Яхьи-Хана.

Последней каплей стал кризис парламентских выборов 1970-го. Хотя большинство голосов получила восточнопакистанская партия «Авами Лиг» («Лига свободы»), выступавшая за предоставление востоку автономии, никакой реальной политической власти «Лиге» не досталось. Лидер западной Пакистанской народной партии Зульфикар Али Бхутто выступил против того, чтобы «Авами Лиг» формировала правительство. И хотя партия получила такое право по итогам выборов, не помог и сам пакистанский президент, попытавшийся выступить в роли арбитра.

Гражданская война

Когда стало очевидно, что конфликт между «Авами Лиг», Пакистанской народной партией и центром не разрешится так просто, пакистанская армия начала операцию «Прожектор» по установлению контроля над всеми городами восточной части страны. «Авами Лиг» была запрещена, а ее лидера Муджибура Рахмана арестовали. Тем не менее он успел написать и передать своим сторонникам декларацию независимости, провозгласившую создание государства Бангладеш. Так в Пакистане развернулась гражданская война.

Пакистанская армия продолжила свой поход на восток, где встречала минимальное сопротивление. Уже к концу весны она заняла все города Бангладеш, устраивая резню в каждом селе и городе. По приблизительным подсчетам, к концу 1971 года были убиты от 200 тысяч до 3 миллионов жителей страны. Еще 8 миллионов человек решили бежать в Индию.

Установление полного контроля Пакистана над территорией Бангладеш предотвратило вмешательство Индии: местный премьер Индира Ганди поддержала новообразованное государство и стала оказывать помощь бангладешским партизанам — «мукти бахини». Благодаря этому летом 1971-го сопротивление смогло дать отпор пакистанской армии. Последняя не была готова к партизанской войне в джунглях, а потому была вынуждена отступить. Уже в декабре 1971 года стороны подписали очередной мирный договор, согласно которому обязались «уважать линию контроля». После этого, 16 декабря 1971 года, было провозглашено образование Народной республики Бангладеш.

Недолгая оттепель

Отношения между странами все равно оставались напряженными вплоть до 1999 года, пока страны не начали активно проводить взаимные визиты и встречи на высшем уровне. Кульминацией такой оттепели стала поездка премьер-министра Индии Атала Бихари Ваджпаи в город Лахор в Пакистане в феврале 1999 года. Там стороны подписали Лахорскую декларацию — документ был в том числе призван снизить риск применения ядерного оружия, поскольку к тому моменту обе страны уже провели его испытания.

Впрочем, потепление продлилось недолго. Уже в мае того же года на границе произошел крупный вооруженный конфликт, позднее названный Каргильской войной. Бои начались на территории Джамму и Кашмира: в индийской части штата продолжали действовать пакистанские партизаны, а на линии контроля постоянно происходили артиллерийские перестрелки. Конфликт завершился уже в июле, когда индийская армия отбила практически все территории, захваченные пакистанцами.

Смутное время

XXI век не внес ясности в вопросы вокруг индо-пакистанской границы. С одной стороны, в индийской части Джамму и Кашмира до сих пор действуют исламистские организации, стремящиеся к отделению территории от Индии. На линии контроля при этом регулярно сталкиваются индийские и пакистанские солдаты.

С другой стороны, обстановка в регионе значительно более стабильна, чем в 1980-м. После того как в 2003 году стороны подписали соглашение о прекращении боевых действий, жителям штата живется спокойнее. Впрочем, это не означает, что проблем нет совсем.

Воспоминания о мирной жизни, которую делили между собой мусульмане, сикхи и индусы, еще передаются из уст в уста. Журналистам, которые отваживаются бередить старые раны, рассказывают о том, как люди с совершенно разной культурой и языком спасали своих соседей. Один мужчина, живущий на приграничной территории, поведал о том, как мусульманка из его деревни кормила грудью его двоюродных братьев-сикхов после смерти их матери.

Спустя 75 лет еще жива память о тех, кто пережил передел британской империи и попал под раздачу, оказавшись на спорной территории. Но вопросы о том, что с этой памятью делать, не находят ответа по сей день.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа