Вводная картинка

Богатым будешь. Вышел новый сезон лучшего сериала о тайной жизни банкиров. Чем удивляет «Индустрия»?

Культура

На HBO и в «Амедиатеке» состоялась премьера второго сезона «Индустрии», сериала о молодых финансистах, дебютная часть которого — к удивлению его создателей, бывших банкиров Мики Дауна и Конрада Кэя — стала одной из лучших драм последних лет. Шоу не только приоткрывало завесу тайны, окружающей загадочный и непонятный мир экономических терминов, графиков и прогнозов, но и исследовало психологию его обитателей — матерых финансовых акул и юных стажеров, жаждущих заполучить свое место в высококонкурентной и крайне токсичной сфере. Каким получилось продолжение «Индустрии» — в материале «Ленты.ру».

Пик пандемии коронавируса позади, и офисные сотрудники всех мастей потихоньку перетекают из апартаментов обратно на рабочие места. Харпер (Миха'ла Херролд), финансовый аналитик в компании «Пирпоинт», от перспективы возвращения в коллектив находится в ужасе и оттягивает этот момент как может. Уже и ее шеф Эрик (Кен Люн) мягко, но безапелляционно настаивает на возвращении: «Сколько недель ты пользуешься моей милостью, когда все уже давно здесь?»

Засевшую на удаленке в номере отеля Харпер можно понять: офисная среда в принципе крайне токсична, а уж для того, чтобы выжить среди ворочающих миллионами финансовых акул, необходимо и свои клыки регулярно натачивать. Страх девушки оправдывается, стоит ей ступить на порог «Пирпоинта»: обмен колкостями с бывшей подругой и соседкой Ясмин (Мариса Абела), уничижительная ругань босса, а затем и нож в спину во время рабочего звонка от коллеги Риши (Сагар Радиа). Деловую хватку Харпер растеряла совсем не вовремя — рынок еще не оправился от шоковых последствий пандемии, а лондонское отделение «Пирпоинта» уже оказалось под угрозой поглощения нью-йоркским.

Предвестником бури становится прилетевший из США исполнительный директор Дэнни (Алекс Акпобоме), который простодушно уверяет, что проблемы можно избежать — достаточно показать по итогам квартала хорошие результаты. На счастье, Харпер натыкается на краснокнижную дичь — предпринимателя Джесси Блума по прозвищу Мистер Ковид (режиссер и актер Джей Дюпласс), бесстыдно обогатившегося на пандемии. Сотрудничество с Блумом может спасти если не лондонское отделение «Пирпоинта», то хотя бы саму Харпер — осталось лишь уговорить прихотливого богача раскрыть пошире кошелек.

В целом новая часть «Индустрии» исследует те же темы, что сделали дебютный сезон одним из самых интригующих сериалов 2020 года. Молодые финансовые аналитики продолжают изо всех сил бороться за чужой капитал, раз за разом переступая все больше нравственных границ, а рефлексии о моральности своих действий предпочитают забвение в не менее изнурительных вечеринках, перерастающих, как и раньше, в наркотические оргии.

Постельные сцены, к слову, претерпели коренные изменения: если в первом сезоне «Индустрия» просто щеголяла откровенной эротикой и девиантным сексом, то теперь шоураннеры почти полностью сняли с эротики налет эксплуатации. Секс в «Индустрии» может быть неуклюжим, даже мерзким, а может и вовсе не состояться после продолжительной прелюдии — словом, оказывается куда более реалистичным, чем раньше. Проект Мики Дауна и Конрада Кэя в принципе выделяется на фоне других драм о банкирах и шестизначных цифрах именно гиперреализмом — шоураннеры, к примеру, совсем не делают скидок на людей, не разбирающихся в финансах.

Тем удивительнее, что «Индустрии» удается при этом почти постоянно удерживать зрителя в невероятном напряжении

Как и раньше, на нас вываливают тонны диалогов, целиком состоящих из профессионального жаргона, объяснять который никому и в голову не приходит. И, будто бы этого мало, персонажи выясняют отношения еще и на разных языках, перескакивая с английского на французский, с немецкого на итальянский. Для того чтобы поспеть за всеми перипетиями сюжета, зрителям придется поднапрячься. Этот порог, впрочем, вовсе не отчуждает: почти все, происходящее на экране, считывается интуитивно.

Западные критики неспроста помещают «Индустрию» где-то между «Наследниками» и «Эйфорией» — шоу оперирует и на территориях обитания «одного процента», и одновременно погружается в мир вчерашних подростков с соответствующими их возрасту страхами и увлечениями. Последние еще и сталкиваются с суровым когнитивным диссонансом: в то время как медиа и соцсети изо всех щелей трубят им о доминанте гуманистических ценностей, их работа требует на все это буквально начхать, поставив на первый план деньги и успех, пусть и достигнутый ценой хождения по головам.

И карьера в конечном итоге поглощает личность — даже секс в «Индустрии» становится элементом борьбы за власть и деньги. Причем шоураннеры подчеркивают: для Харпер, главной героини сериала, превращение в холодного и расчетливого циника началось вовсе не со стажировки в «Пирпоинте», а еще в детстве — с отношений с жестокой и властной матерью. Новые серии в принципе глубже погружаются в прошлое почти всех ключевых персонажей, раскрывая истоки их амбиций или же причины отсутствия таковых.

Второй сезон «Индустрии», быть может, слегка растерял интригу. Раньше речь все-таки шла о совсем молодых стажерах, которым приходилось бороться за места под солнцем (при этом до конца не было ясно, кто же победит — шоу в равной степени фокусировалось на каждом юном персонаже, почти не выделяя любимчиков), Теперь же герои стали заматерелыми и даже слегка зажравшимися и обнаглевшими финансистами-профессионалами. Но это только добавляет удовольствия просмотру благодаря той простой истине, что даже все деньги мира, заработанные порой огромными жертвами, не способны никого на этом свете сделать счастливым.

Второй сезон сериала «Индустрия» (Industry) выходит на HBO и в «Амедиатеке»

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа