Вводная картинка

Гудбай, Америка. Советский вор в законе создал банду подражателей гангстерам из США. Как ее налеты потрясли Москву?

СюжетВоры в законе:

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных бандах СССР. Своей дерзостью и жестокостью бандитские группировки советских времен ничуть не уступали тем, что появились в лихие 90-е на руинах СССР. В прошлый раз речь шла об одной из самых опасных советских банд во главе с Василием Котовым, которая погубила 116 человек. Сегодня «Лента.ру» рассказывает историю московского вора в законе Павла Андреева по прозвищу Пашка Америка, который в послевоенные годы стал главарем группировки подражателей гангстерам из США. Бандиты одевались в стиле американских грабителей и совершали налеты на магазины и сберкассы Москвы, которые по дерзости не знали себе равных.

«В шесть часов вечера, когда кассиры вошли в вестибюль, к ним приблизился молодой человек и тремя выстрелами из пистолета уложил наповал. Схватив мешок с деньгами, он выскочил на улицу и, сев в поджидавшую его у входа "Победу", скрылся с места происшествия. Этим убийцей и грабителем оказался 25-летний Павел Андреев, в уголовной среде известный под экстравагантной кличкой Америка, предводитель банды из 14 человек» (из книги Федора Раззакова «Бандиты времен социализма»).

***

Павел Андреев родился в 1924 году и детство провел на окраине Москвы, в 1-м Дубровском проезде. Его семья жила небогато: родители Павла были обычными рабочими, его младшая сестра пошла по их стопам.

В свое время я встречался с 18-летней сестрой Андреева — редкая красавица. И человек положительный. Ее и ее брата с детства опекал их дядя, директор хлебокомбината, активный член партии и общественник. В кого пошел Павел Андреев — непонятно

из воспоминаний легендарного сыщика Владимира Арапова

Осваивать мастерство вора-карманника Павел начал подростком, затем перешел к вооруженным нападениям и в 16 лет получил первый срок. Андреев пять лет провел в лагерях и вышел криминальным авторитетом. Шел 1945 год, и благодаря амнистии в честь победы в Великой Отечественной войне вместе с Павлом на воле оказалось много матерых уголовников.

Уровень преступности в СССР тут же стал расти, и Андреев внес свою лепту в криминальное дело. Вернувшись в Москву, он раздобыл поддельные документы на имя Андрея Никитина, который якобы работал художником-модельером в Московском отделении Союза художников (МОСХ).

По липовому паспорту Андреев снял небольшую комнату с отдельным входом неподалеку от парка в Сокольниках. По одним данным, Павел решил жить отдельно от родителей, которые не одобряли образ жизни сына и постоянно с ним ссорились. По другим — после освобождения Андреев порвал с прошлой жизнью, и родственники о его судьбе просто ничего не знали.

В стиле гангстеров

Андреева манила сладкая жизнь: увидев в клубе фильм про американских гангстеров, Павел загорелся идеей стать одним из них. Возможности уехать в США у него не было, но подражать своим кумирам Андрееву никто не мешал. Первым делом вор занялся имиджем: купил серый кожаный плащ, белый шарф, широкополую шляпу и модные ботинки.

К 1949 году около Павла собрался кружок единомышленников — тринадцать уголовников-рецидивистов. Эти преступники, уже имевшие по два-три лагерных срока, были готовы на все ради наживы. Стиль главаря, прозванного за увлечение гангстерской тематикой Пашкой Америкой, им понравился: бандиты тоже обзавелись шляпами и кожаными пальто.

В свои 25 лет Америка среди уголовников был в авторитете. Молодые воры подражали ему во всем

из книги Эдуарда Хруцкого «Криминальная Москва»

Вскоре Москву потрясла серия жестоких налетов, а совершавшие их разбойники прославились своей наглостью и дерзостью. Нападения происходили средь бела дня и с подачи Андреева напоминали сюжет гангстерских боевиков: вооруженные парабеллумами разбойники врывались в помещения сберкасс, магазинов и промышленных складов.

Они без раздумий стреляли в охранников, собирали в мешки все наличные и ценности, а затем скрывались. К слову, Андреев старался выбирать для своих нападений места, где охранниками были женщины. Его банда не стремилась убивать всех свидетелей преступлений, но если кто-нибудь становился на пути налетчиков, они открывали огонь на поражение.

2 февраля 1949 года банда, разбившись на группы по три-четыре человека, совершила сразу три налета на продовольственные магазины в Балашихинском, Кунцевском и Химкинском районах Подмосковья. Не обошлось без крови — от рук разбойников погибли четыре человека.

Добычей преступников в тот день стали 120 тысяч рублей. Немногим позже жертвами налетчиков стали два кассира и охранник сберкассы в Кунцеве, откуда похитили 50 тысяч рублей.

«Выстрелил в них трижды»

Опросив нескольких свидетелей ограбления, милиционеры выяснили, что с места преступления разбойники уехали на автомобиле «Победа». Однако номера очевидцы не запомнили, милицейская проверка всех водителей машин этой марки тоже ничего не дала.

Тем временем бандиты поделили все наличные: получив свою долю, Павел снял новое жилье — шикарную квартиру в Сокольниках. Оставшуюся часть добычи он спустил в увеселительных заведениях.

Андреев взял манеру сорить деньгами: помимо бесконечных кутежей он много тратил на такси для поездок по Москве и области. Если кто-то спрашивал, откуда у него деньги, бандит спокойно отвечал, что должность художника-модельера приносит хороший сдельный доход — две тысячи рублей в месяц.

У Андреева было три любимых места. Когда денег много — ресторан «Астория», чуть меньше — «Звездочка» на Преображенке, когда совсем мало — так называемый «Есенинский бар», милое пивное заведение, которого нынче нет

из книги Эдуарда Хруцкого «Криминальная Москва»

Весной 1949 года во время очередного застолья в «Звездочке» Павел познакомился с авторитетом по прозвищу Никола Взрослый, который предложил Андрееву пойти на крупное дело — ограбить инкассаторов. Услышав, что речь идет о сумме, превышающей 250 тысяч рублей, бандит согласился.

Ближе к вечеру 15 апреля 1949 года Андреев прибыл к Московскому финансовому институту, беспрепятственно вошел внутрь и стал ждать.
В 18:00 в вестибюле появились две женщины с мешком денег — кассирши института Тимакова и Никитина привезли из банка 258 тысяч рублей для выдачи зарплат сотрудникам. Путь им преградил Андреев.

«Вы зарплату привезли?» — обратился Андреев вежливо. «А тебе что?» — бдительно спросила Никитина. «Ничего», — и молодой человек трижды выстрелил в них

из книги Эдуарда Хруцкого «Криминальная Москва»

«Победный» отпечаток

От полученного ранения Никитина скончалась на месте. Ее коллега Тимакова, которая несла деньги, пыталась убежать, но споткнулась и упала — подошедший Андреев хладнокровно выпустил две пули ей в голову. После этого он схватил мешок и бросился на улицу, где его поджидали сообщники на угнанном автомобиле такси марки «Победа».

Разбойники успели скрыться до появления милиционеров, которых вызвал вахтер института, ставший свидетелем налета

Столь дерзкое и жестокое преступление всколыхнуло всю Москву. Министр госбезопасности СССР Виктор Абакумов потребовал от руководства МУРа в кратчайшие сроки найти и обезвредить всех причастных к нападению бандитов.

К делу приступила следственная группа, в состав которой вошли лучшие сыщики города и области — к примеру, молодой следователь из 37-го отделения милиции Владимир Арапов, ставший прообразом и Глеба Жеглова, и Владимира Шарапова. Руководство группой взял на себя замначальника МУРа Иван Васильевич Парфентьев.

Парфентьев строгий был, требовательный, не любил лодырей. Поэтому мы его звали Иван Грозный

из воспоминаний сотрудника МУРа Николая Муравлева

Допросив вахтера, следователи выяснили приметы бандитов и обратили внимание на их особый стиль одежды. Вскоре благодаря своим осведомителям в криминальной среде сыщики узнали прозвище главаря банды. Однако настоящего имени и фамилии разбойника никто из агентов не знал.

Изучая салон «Победы», брошенной бандитами на Башиловской улице, экспертам удалось обнаружить четкий отпечаток одного из пальцев Андреева. По адресу его прописки тут же выехала группа захвата, но сестра Павла сообщила оперативникам, что не видела брата после его заключения.

«За ним следили и взяли на блатхате»

Неожиданную помощь в поимке Андреева московским сыщикам оказали их коллеги из Казани. В марте 1949 года после драки в кафе «Минутка» казанские милиционеры задержали хорошо знакомого им уголовника Никифорова по прозвищу Граф. Рецидивисту грозил приличный срок: в приступе гнева он пытался задушить сотрудника уголовного розыска.

Изучая паспорт дебошира, оперативники обратили внимание на отсутствие в нем отметок о предыдущих судимостях. Долго Граф не отпирался и вскоре сознался, что паспорт ему подделали в одной из подпольных типографий.

Нагрянув туда с обыском, милиционеры нашли тайник, где лежал журнал

В нем были обозначены не только настоящие данные всех клиентов, которые обращались за фальшивыми документами, но и их новые имена и фамилии. Была там и новая фамилия Андреева — Никитин.

По другим данным, весной 1949 года в разработке у казанских оперативников оказался матерый преступник по фамилии Николаев. За 500 рублей он купил себе новые документы, став таким образом человеком без криминального прошлого. Установив за Николаевым слежку, оперативники вышли на другого уголовника — гравера Василия Михайлова, который занимался подделкой документов.

При обыске в его квартире нашли штампы, печати и бланки. На допросе казанские оперативники особенно интересовались, кому из уголовников были сделаны новые документы

из книги Эдуарда Хруцкого «Криминальная Москва»

Припертый к стенке Михайлов пошел на сделку со следствием и стал перечислять всех клиентов-рецидивистов. На одном из допросов прозвучало имя Павла Андреева, которому помимо новых документов Михайлов изготовил справку о зарплате и пропуск в Общесоюзный дом моделей на Кузнецком Мосту.

Михайлов дал новую фамилию Андреева, вспомнил и о справке из МОСХ. Два дня понадобилось МУРу, чтобы разыскать в Сокольниках Америку. Несколько дней за ним следили, а потом взяли на блатхате, где собралась практически вся его банда

из книги Эдуарда Хруцкого «Криминальная Москва»

Согласно другим источникам, гангстера выдала любовь к кутежам: от криминальных осведомителей сыщикам стало известно, что Пашка Америка любит просаживать деньги в ресторанах. Обойдя все увеселительные заведения города, сыщики выяснили, что в «Национале» регулярно появляется молодой мужчина, схожий по приметам с разыскиваемым разбойником.

Оперативники устроили на месте засаду и вскоре задержали Андреева. Однако тот сразу же предъявил документы на имя Никитина и выдал следователям легенду о работе модельером. За неимением улик Павла пришлось отпустить, но наблюдение за ним решили не снимать. Через несколько дней объект засекли в компании миловидной девушки, которая оказалась известной в Москве карманницей Лелькой Бобровой.

Америка на Колыме

С Бобровой Андреева в прошлом связывали романтические отношения: увидев девушку в одном провинциальном городке, Павел перевез ее в Москву, обеспечил съемным жильем и время от времени подкидывал денег на безбедное существование. Но и сама Боброва без дела не сидела — промышляла воровством на московских рынках.

В мае 1949 года оперативники задержали ее с поличным, когда она залезла в карман одного из покупателей на Тишинском рынке. Взамен на обещания скостить срок Боброва раскрыла истинную личность своего экс-возлюбленного и назвала адрес его квартиры в Сокольниках, где 20 мая 1949 года Андреева и его бандитов задержали.

При обыске оперативники нашли при них несколько пистолетов, но парабеллум, из которого Андреев убил Тимакову и Никитину, обнаружить так и не удалось

Молчал о стволе и сам главарь — Павел понимал, что эта улика станет главным козырем стороны обвинения.

Но ему не повезло: в июне 1949 года в одно из московских отделений милиции пришел ювелир Курочкин. Явился он не один — привел неудачливого грабителя, который напал на него в районе Алексеевский. Курочкин умудрился избить и обезоружить преступника, отняв у него парабеллум.

«Пробив» отданное ювелиром оружие, милиционеры выяснили, что именно из него были расстреляны кассирши. А горе-бандит сознался, что в мае 1949 года украл парабеллум у пьяного Андреева.

Между тем благодаря сотрудничеству со следствием Боброва получила всего три года лишения свободы

Но выйти на волю ей так и не удалось — на зоне Лелька заразилась туберкулезом и умерла незадолго до окончания своего срока. Все участники банды также отправились в лагеря — им повезло попасть под суд во время действия моратория на смертную казнь. Больше всех получил главарь Андреев: для отбытия 25-летнего срока его отправили в Дорлаг на Колыму.

По одним данным, в заключении Андреев, как и Боброва, умер. По другой информации, он вышел на волю после смерти Сталина в 1953 году и согласился стать осведомителем сотрудников МГБ (а затем и КГБ) СССР.

Третья версия его дальнейшей судьбы гласит, что в неволе Павел провел всего год, бежал и, прихватив с собой заранее заготовленную крупную сумму денег, по поддельным документам все-таки уехал на Запад.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности