«Скажите, что будет дальше?» Что происходит в Изюме после окончания ожесточенных боев

Интенсивность боев на севере Донецкой области продолжает нарастать. Артиллерия российских войск наносит удары по украинским позициям в соседней Харьковской области. В ответ Вооруженные силы Украины обстреливают недавно оставленный ими Изюм и его окрестности, из-за чего дым от лесных пожаров все чаще заволакивает жилые районы этого небольшого, но стратегически важного города. Сейчас он все отчетливее напоминает кадры постапокалиптических фильмов: яркое солнце, зеленая трава, гулкие удары артиллерии, горящие леса и разрушенные дома, среди которых люди пытаются налаживать свой быт. Недавно в Изюме даже начал работать рынок. И хотя ассортимент не отличается разнообразием, местные видят в этом признак скорого возвращения к мирной жизни. Корреспондент «Ленты.ру» отправился в прифронтовой Изюм и расспросил горожан о том, что происходит в городе и каким они видят свое будущее.

«Вы у нас надолго?» — спрашивает продавец на рынке Изюма. Сейчас это центр всей городской жизни. Правда, чтобы застать эту жизнь, надо поторопиться — уже к полудню продавцы сворачивают палатки. Местные шутят, что Изюм всегда был сонным городком, и в плане образа жизни тут мало что изменилось.

«Конкретно мы — на пару дней. А вот на сколько сюда пришла российская армия, не знаю», — отвечаю мужчине средних лет. На его прилавке лежат продукты (произведенные в основном в Луганской народной республике), сигареты (тоже луганские) и бытовая химия (уже российская). Платить приходится гривнами, рубли принимают очень неохотно и только если сумму покупки удается найти без сдачи. Продавец вздыхает: «Вот и я не знаю, долго ли вы тут задержитесь». Это, кажется, главный вопрос, которым задаются в Изюме.

Изюм и окрестности очень отличаются от освобожденных территорий Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР).

От Донецка до Изюма 170 километров, однако преодолевается это расстояние практически сутки. Сначала три часа до Луганска, потом длинная дорога на север ЛНР и только в районе Купянска, менее чем в 50 километрах от границы с Россией, можно попасть в Харьковскую область, где начинается зона ответственности Вооруженных сил России. Импровизированная граница обозначена пунктом военной полиции. Дальше таких блокпостов будет еще очень много. На них, кажется, стоят военные из всех уголков страны: удалось повстречать и росгвардейцев из Уфы, и омоновцев из Сыктывкара, и карельских сотрудников СОБРа.

Изюм обладает важнейшим стратегическим значением как для украинских, так и для российских военных. Город расположен на трассе, идущей от Харькова к Славянску.

Именно со стороны Изюма сейчас разворачивается ключевое наступление на последний контролируемый Украиной крупный город Донбасса

Кроме того, в районе Изюма возможна наиболее удобная переправа через Северский Донец, реку крайне извилистую и разрезающую весь Донбасс, от севера ДНР, до центра ЛНР. Удержание Изюма позволяет не только развивать наступление на Славянск, но и контролировать район Балаклеи, где еще с советских времен находятся огромные склады боеприпасов.

При этом в самом городе царит неопределенность. В Мариуполе, Попасной и других населенных пунктах ДНР и ЛНР приходят новые администрации. А вот жители Изюма своего будущего пока не знают. Поэтому разговорить здесь кого-то сложно, люди в большинстве своем стараются не высказывать ни пророссийских, ни проукраинских позиций.

Местные выжидают и стараются выжить

Причем выжидают не только они. Если на юге Украины, в Херсонской и Запорожской областях были практически сразу же созданы гражданские администрации, то в Харьковской области она появилась совсем недавно. Да и стиль работы у органа совсем другой. В Херсоне и Запорожье местные власти очень активны медийно, их сотрудники регулярно выступают с заявлениями, в частности, и о будущем регионов. Харьковские же власти сосредоточены исключительно на административно-хозяйственных вопросах: обеспечение общественного порядка, подвоз лекарств в больницы, координация гуманитарной помощи. А вот от декларирования политических планов в администрации воздерживаются.

При этом из-за близости города к линии фронта жизнь здесь по-настоящему тяжелая. От центра Изюма до окраины Шервудского леса (крупный лесной массив между Изюмом и Святогорском, обладание которым позволяет контролировать стратегическую трассу, ведущую к Славянску с севера — прим. «Ленты.ру»), где сейчас идут тяжелые бои, около 20 километров по прямой.

Ярче всего это видно на примере местной больницы. Как и в других городах в зоне боевых действий, госпитали быстро становятся местами притяжения и центрами жизни. Врачи оказывают медицинскую помощь, выдают нуждающимся лекарства и распределяют гуманитарку. Вот и изюмским медикам пришлось спасать жизни «не только по специальности», но и став своеобразными кризис-менеджерами.

Коридоры больницы забиты людьми. У кого ранения, у кого обострившиеся хронические болезни. Света очень мало — лампочки запитаны от генераторов

Все разговоры (зачастую вращающиеся вокруг непростого быта жителей зоны боевых действий) неизбежно упираются в вопросы и рассуждения о том, что же будет дальше.

Алла (имя собеседницы изменено по ее просьбе) устало рассказывает о быте врачей: первые недели приходилось буквально жить в больнице. Не только потому, что вырос поток пациентов, врачи на ходу осваивали новые для себя направления работы. К примеру, лекарства и расходники, которые раньше можно было просто закупить теперь нужно добывать. Из России их заказать нельзя, больница попросту не может заключить договор с поставщиком и оплатить его услуги с банковского счета. С Украины их заказать нельзя тем более. Выживает больница за счет помощи от расположенного рядом военного госпиталя и поставкам от волонтеров.

Как у большинства изюмчан, рассказ Аллы неизбежно уходит в сторону неясного будущего. Женщина просит не снимать ее: сын учится в Харькове, могут быть проблемы. Перебраться к нему еще до того, как город заняли российские войска, Алла даже не пыталась, боялась попасть «из огня да в полымя». По ее словам, тогда многие ожидали штурма Харькова и тяжелых городских боев.

Пока жители Изюма рассуждают о будущем, по городу регулярно бьет артиллерия Вооруженных сил Украины (ВСУ), которая пытается накрыть расположения российских частей, прервать поступление боеприпасов и подкрепления, уничтожить административные здания. Без острой необходимости на улицу стараются не выходить. Постоянные обстрелы мешают и подвозу гуманитарной помощи. Большинство волонтеров не может добраться в Изюм, а те, кто добирается, не рискуют устраивать централизованную раздачу продовольствия. Продукты и лекарства сейчас в основном привозит МЧС России. Без гуманитарной помощи Изюму не выжить, экономика встала, и работы в городе сейчас почти нет.

Поэтому неопределенность носит не только политический, но и экономический характер. Пока жители Изюма не понимают даже, как им пережить зиму. Централизованное электроснабжение восстанавливается, однако тепла и газа нет.

Восстановлению экономики мешает то, что регион сейчас, по сути, находится в серой зоне, абсолютно непонятно, как заключать договоры и контракты, пользоваться банковскими счетами, договариваться о поставках и выстраивать логистику

В этих условиях основной ценностью и валютой становится солярка. Для горожан это возможность заправить генераторы, для фермеров — собрать урожай, который позволит протянуть еще несколько месяцев. Правда, сбор урожая упирается не только в вопрос топлива, но и безопасности. В селах опасаются легко потерять то, что достанется огромными усилиями, трудом и риском для жизни (мины и прилеты украинских снарядов по полям никто не отменял). Люди просто не понимают, по каким законам и правилам живет регион.

Причем собеседники убеждены, что именно появление пусть временной, но четкой законодательной базы, в которой будет существовать Харьковская область хотя бы во время проведения спецоперации, подтолкнет симпатии многих неопределившихся и сохраняющих нейтралитет людей в сторону России.

«С чем ассоциируется Украина? Хоть с какой-то стабильностью, пусть жили бедно, но без глобальных потрясений», — говорит один из изюмчан, просивший не упоминать его имени.

России сейчас нужно не просто восстановить здесь жизнь, а сделать лучше, показать, что ее приход — это не только про русский язык, но и про перспективы для региона и для каждого его жителя

Николай (имя изменено)житель Изюма

Он уверен, что промедление в этом вопросе будет стоить очень дорого. «Если здесь люди осенью начнут замерзать, то они просто уедут на контролируемые Украиной территории», — говорит он.

Но несмотря на все сложности, люди на улицах довольно приветливы. Правда, почти поголовно отказываются фотографироваться. Причина все та же — неопределенность. «Вот вы нам скажите, что дальше будет, а потом можно и фото сделать», — такой ответ можно услышать чаще всего. Впрочем, никакой озлобленности в людях нет. На улицах все охотно идут на контакт, пусть и формулировки подбирают довольно обтекаемые (что обусловлено беспокойством за свою дальнейшую судьбу). Это подтверждают и расквартированные в Изюме военные — как российские, так и резервисты из ЛНР. Конфликтов с горожанами они не припомнят. Причина проста — поведение украинских властей по отношению к изюмчанам в последние месяцы.

В первых числах марта формирования Вооруженных сил России подошли к Изюму, командование вышло на связь с местными властями и предложило пропустить их через город без боя. Пример был перед глазами — соседний Купянск, который такое предложение принял и оказался не затронут боевыми действиями. Так, депутат городского совета Анатолий Фомичевский уверен, что большинство жителей было за то, чтобы это предложение принять.

Но в Изюме события развивались иным образом. Уже к началу марта из города ушли местные власти, при этом они продолжали заявлять о своем нахождении в Изюме и регулярных попытках организовать эвакуацию. К началу апреля заместитель мэра Изюма Владимир Мацокин сообщил, что в городе осталось около 20 из 54 тысяч жителей. Впрочем, сколько было эвакуировано местных на самом деле, доподлинно неизвестно.

В то же время подразделения Вооруженных сил Украины отошли южнее города, и вскоре над Изюмом началась артиллерийская дуэль. Интенсивным обстрелам и сейчас подвергаются не только расположения союзных воинских частей. Снаряды попадают и по инфраструктурным объектам, складам с гуманитарной помощью, ремонтным бригадам, пытающимся восстановить работу городского водоканала. Случайно или нет — никто точно сказать не может, но каждый остается при своем мнении.

Из-за постоянных обстрелов города со стороны ВСУ перспективы возможного возвращения украинских властей собеседники «Ленты.ру» воспринимают с тревогой. В пример приводят как раз историю с бегством чиновников, эвакуацией и последующими обстрелами. «Если они сюда вернутся, то в ходе боев от города ничего не оставят», — говорит местная жительница Елена.

Многие уверены, что тех, кто согласился сотрудничать с российскими военными и властями, ждут преследования по недавно принятому на Украине закону о коллаборационизме.

15 лет

составляет максимальный срок лишения свободы по принятому на Украине закону о «коллаборационизме»

Но и это не очень-то пугает тех, кто понимает необходимость восстановления нормальной жизни в Изюме. Например, почти все местные полицейские вернулись к выполнению своих обязанностей. Да и многие бывшие чиновники сотрудничают с российскими военными. Впрочем, есть и те, кто пытается пересидеть смутные времена дома, хотя не всегда из-за проукраинской позиции: в Изюме можно встретить людей, чьи родственники остались на подконтрольной Украине территории.

При этом остается реальная проблема похищений членов семей пророссийских чиновников. Шансов включить таких лиц в списки на обмен практически нет ввиду того, что они остаются гражданами Украины.

Преследования украинских политиков, сотрудничающих с Россией

24 марта мэр города Купянска заявил, что сотрудники Службы безопасности Украины (СБУ) похитили его 20-летнюю дочь. Она находилась у друзей в Ивано-Франковской области. «Сейчас нам поступают угрозы расправы над моей дочерью (...) Если с ней что-нибудь случится, я в этом буду винить вас, президент [Украины Владимир] Зеленский», — сообщил тогда политик. Ранее Офис генерального прокурора Украины обвинил Мацегору в государственной измене из-за поддержки Вооруженных сил России.

10 июля в городе Великий Бурлук был убит глава местной администрации Евгений Юнаков, сотрудничавший с Россией. Диверсанты заложили в автомобиль взрывное устройство. «Это спланированный террористический акт», — заявили ТАСС во временной гражданской администрации.

22 июня сообщалось о покушении на бывшего народного депутата от «Слуги народа» Алексея Ковалева, который стал сотрудничать с Россией. Информацию об этом подтвердили не только российские СМИ, но и украинская разведка. «Было совершено определенное действие. Автомобиль точно взорван. В каком состоянии находится этот коллаборант и предатель, мы выясняем», — сообщил тогда начальник ГУР Минобороны Украины Кирилл Буданов.

11 июля сообщалось о покушении на бывшего народного депутата Рады Владимира Сальдо, назначенного главой Херсонской ВГА.

В тот же день стало известно о попытке убийства главы администрации Мелитопольского района Андрея Сигуты, уроженца Бердянска.

Изюм в ожидании. Гипотетического возвращения украинских властей горожане не ждут, но и к России пока относятся настороженно. Просто опасаются, что на фоне глобальных исторических событий о маленьком Изюме так и не вспомнят. Вот этого, наверное, в городе опасаются больше всего.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа