Вводная картинка

«Я не хочу всю жизнь прятаться за забором» Маленькая Соня победила рак, но теперь снова страдает от боли. Ей нужна помощь

Россия

Соня Сорокина живет в Москве с мамой и папой. На втором году жизни у девочки обнаружили огромную злокачественную опухоль в животе, которая подобралась вплотную к позвоночнику. Опухоль травили химиотерапией, вырезали и облучали, пока не добились ремиссии. А к девяти годам у Сони начал искривляться позвоночник. Девочка росла, искривление усиливалось и за три года достигло самой тяжелой степени. Соне тяжело дышать, стоять и ходить, она хромает и жалуется на сильную боль в спине и груди. Девочку спасет срочная операция на позвоночнике. Ее сделают бесплатно, но металлическую конструкцию, которой хирурги зафиксируют позвоночник, родители должны оплатить сами. Без нашей помощи им не справиться.

В 13 лет Соня умеет делать перевязки, накладывать шины, скручивать и вводить в рану тампоны, мерить давление и оказывать первую медицинскую помощь. Ее постоянный пациент — йоркширский терьер Мартин, которого ей подарили на день рождения в пять лет. Сонина мама Эллада шутит, что до своего зрелого возраста пес дожил только благодаря заботам своей юной хозяйки.

— Это собака-катастрофа, — жалуется Соня. — То лапу порежет, то еще что. А недавно вообще чуть не задохнулся: проглотил косточку, а она застряла в горле, пошла кровь. Я очистила ему горло и ранку обработала.

В два года Соня победила рак, но заболевание вызвало отдаленные последствия. У девочки начал развиваться сколиоз грудного отдела позвоночника, который к 13 годам достиг самой тяжелой степени. Чтобы спасти ребенка, необходима срочная операция. Нужна помощь.

Сбор средств успешно завершен.
Друзья, всем спасибо! Вместе мы сделали доброе дело.

Девочка говорит, что помогать больным ее научила мама, которая работает врачом в военном госпитале. Она рентгенолог — ставит диагнозы и присутствует на операциях, где необходимо высокоточное оборудование. Когда Соне было девять лет, мама без всякого рентгена определила у дочери искривление позвоночника. Но за четыре года, даже несмотря на непрерывное лечение, сколиоз достиг самой тяжелой степени. Соня с трудом ходит, прихрамывая на левую ногу, на расстоянии слышно, как тяжело она дышит. Но больше всего девочку травмирует горб, который уже нельзя скрыть под одеждой.

В сильную жару Соня с Мартином спасаются у бабушки на подмосковной даче — здесь за сплошным забором можно выйти из дома в легкой майке, и никто не будет оборачиваться и показывать пальцем.

До двух лет все у Сони было хорошо — так думали ее родители и врачи из местной поликлиники. А потом девочка попала к хирургу, который обратил внимание, что у ребенка слишком большой живот.

После обследования выяснилось, что в забрюшинном пространстве образовалась огромная опухоль. Гистология показала, что это нейробластома — злокачественное новообразование. За месяц опухоль увеличилась почти на треть, врачи опасались, что она может проникнуть в позвоночник, и назначили химиотерапию.

— До своей болезни Соня росла активной и любознательной. В полтора года бегала и говорила много слов, — рассказывает Эллада. — А после первого блока химиотерапии дочка замолчала. Облысела. Перестала есть.

Борьба с опухолью шла восемь месяцев. Анализы были плохие, Соня страшно похудела. Но зато и опухоль перестала расти, и ее благополучно удалили. «Опухоль была как спелая груша, — сказал после операции хирург, — еще немного, и могла дать метастазы в разных местах».

Затем девочка прошла курс лучевой терапии, после чего ей назначили ежегодные процедуры с радиоактивным йодом.

— Улучшения были заметны уже после операции, — вспоминает Эллада. — Когда Соню вывезли из реанимации, она выдернула соску и сказала: «Мама!» Впервые за полгода.

В три года Соня пошла в детский сад, а в восемь лет ей сняли инвалидность — девочка смогла победить рак. Но через год у нее начал развиваться сколиоз. Врачи объяснили маме, что ткани позвоночника могли быть разрушены опухолью еще до ее удаления.

Соня быстро росла, и позвоночник искривлялся все стремительнее. Девочка уже не могла долго сидеть на уроках, ей было больно и тяжело ходить. Спасали только занятия в бассейне.

— В воде спина не так болела, я любила плавать, — говорит Соня. — Однажды к нам пришел тренер и выбрал несколько девочек для синхронного плавания. А мне сказал: «Ты плаваешь лучше всех, но я не могу тебя взять». Больше я в бассейн не ходила.

Состояние девочки ухудшалось, она горбилась все сильнее и начала прихрамывать на левую ногу.

В Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) травматологии и ортопедии имени Н.Н. Приорова Соню обследовали и диагностировали сколиоз 4-й степени и деформацию грудной клетки, которая начинала сдавливать легкие и сердце. Доктор объяснил, что консервативное лечение девочке уже не поможет. Единственный способ выпрямить спину — зафиксировать позвоночник металлоконструкцией. Теперь у Сони появилась надежда.

— Я не хочу всю жизнь прятаться за забором, — признается девочка. — Хочу поскорее сделать операцию. Однажды врачи уже спасли мне жизнь, и я больше ничего не боюсь.

У Сони идиопатический грудопоясничный сколиоз 4-й степени. Консервативные методы лечения не дают желаемого результата. Ребенку необходимо хирургическое лечение с установкой фиксирующей металлоконструкции. Операция позволит выпрямить спину, устранить болевой синдром и предотвратить развитие осложнений. После периода адаптации самочувствие и качество жизни Сони значительно улучшатся

Сергей Колесов заведующий отделением патологии позвоночника НМИЦ травматологии и ортопедии имени Н.Н. Приорова (Москва)

Стоимость металлоконструкции — 926 698 рублей.

536 350 рублей внес Жуков Максим Владимирович.
21 720 рублей собрали слушатели радио «Говорит Москва».
368 628 рублей собрали читатели «Ленты.ру», ria.ru и rusfond.ru

Всего собрано 926 698 рублей.

Сбор средств успешно завершен.

О РУСФОНДЕ

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Ъ». Проверив письма, мы размещаем их в «Ъ», на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире телеканала «Россия 1» и радио «Вера», в социальных сетях, а также в 156 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать.

Всего собрано свыше 17,829 миллиарда рублей. В 2022 году (на 7 июля) собрано 766 719 427 рублей, помощь получили 702 ребенка.

Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В декабре 2021 года Русфонд получил грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга (НРДКМ) в конкурсе «Москва — добрый город». Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;
rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа