Вводная картинка

Войска на улицах и кровь на мостовой. Почему Узбекистан охватили массовые протесты и чем они угрожают всей Средней Азии?

В начале июля в Узбекистане вспыхнули массовые протесты — крупнейшие со времен погромов в Андижане в 2005 году. Причиной стали поправки в конституцию страны, которые в случае их принятия отменили бы автономию Каракалпакстана. Протесты быстро переросли в беспорядки и не прекращались несколько дней. В результате столкновений с силами правопорядка погибли 18 человек. Чтобы восстановить порядок, власти пошли на уступки: парламент проголосовал за сохранение суверенитета Республики Каракалпакстан. Тем не менее президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил, что волнения спровоцировали иностранные силы, а в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и вовсе спрогнозировали осложнение ситуации во всем среднеазиатском регионе. О том, что на самом деле спровоцировало протесты в Узбекистане и чем они угрожают Средней Азии — в материале «Ленты.ру».

Пустыня и море

Каракалпакстан — крупнейший регион Узбекистана, но едва ли известный туристам и путешественникам, предпочитающим традиционные места паломничества — Ташкент, Самарканд, Бухару и Хиву. Впрочем, и сами узбекистанцы мало знают об этом периферийном регионе на северо-западе республики: самый бедный, с плохой экологией, обилием врожденных заболеваний у детей.

Парадоксально, но за 30 лет независимости Узбекистана наибольший интерес Каракалпакстан вызывал у ООН, ВОЗ, ЮНИСЕФ и неправительственных фондов. Обеспокоенность всемирных организаций связана с тем, что в регионе произошла, пожалуй, крупнейшая экологическая катастрофа за последнюю четверть века — высохло Аральское море.

В советский период воды питающих это море рек — Амударьи и Сырдарьи — шли на орошение хлопковых и рисовых полей. Чрезмерный забор водных ресурсов привел к тому, что море превратилось в бесплодную пустыню, а годами копившаяся в почве сельскохозяйственная химия отравила ее. Пыльные бури разносят опасный солончак по воздуху, что плохо влияет на здоровье людей.

Каракалпакстан — лидер по количеству больных туберкулезом, раком и малярией, и международные организации много лет бьются над сокращением их числа

Ситуацию усугубляет то, что в советский период в Каракалпакстане действовала биохимическая лаборатория «Бархан». Она располагалась на острове Возрождение в юго-западной части Аральского моря, и с 1942 года там испытывали на животных образцы биологического оружия. Полигон закрыли в 1992 году, но анализы почвы до сих пор показывают высокое содержание возбудителей сибирской язвы. Это делает и без того сложную экологическую ситуацию в регионе просто катастрофической.

Помимо проблем с экологией, в Каракалпакстане высокий уровень безработицы. Люди уезжают на заработки в более богатые узбекские регионы или соседние Казахстан и Россию. В результате власти почти утратили стимулы развивать регион. Во всяком случае о каких-либо особых мерах поддержки каракалпаков со стороны Ташкента говорить не приходится. Нукус, Муйнак, Кунград изредка включают в туристические программы, но большим спросом они не пользуются.

Хотели как лучше

Вспыхнувшие в начале июля массовые протесты в Каракалпакстане наглядно показывают, что социально-экономическая и демографическая деградация региона происходит на фоне роста национального самосознания местных жителей.

Не исключено, что как раз невнимательность центра к проблемам автономии укрепляла долгие годы национальное самосознание местных жителей, а попытка подавить его лишением Республики Каракалпакстан суверенитета вылилась в массовые протесты

Впрочем, говорить о Каракалпакстане как об автономном регионе Узбекистана не совсем корректно. После распада Советского Союза регион преобразовали в Республику Каракалпакстан, хотя до этого — с 1924 по 1930 год — он имел статус автономии в составе Казахской ССР. После Кара-Калпакская автономная область была выведена из состава Казахской АССР и перешла в непосредственное подчинение РСФСР.

В составе Узбекской ССР регион оказался только в 1936 году

При этом в 1993 году был подписан межгосударственный договор сроком на 20 лет о добровольном вхождении Каракалпакии в состав Узбекистана, там же было закреплено право выхода автономной республики из состава страны путем проведения референдума. В том же году каракалпаки приняли свою конституцию, герб, гимн и флаг.

Казалось, что за 30 лет каракалпаки полностью ассимилировались с узбеками, а право на выход из состава республики носило формальный характер. Ни силовой разгон протестов в Андижане в 2005 году тогдашним президентом Исламом Каримовым, ни столкновения узбеков и киргизов в Оше в 2010 году, ни смена власти в республике и приход Шавката Мирзиеева не вызывали недовольства в автономной республике.

Дискуссии о праве каракалпаков на выход из состава Узбекистана возникали в соцсетях, но никто к ним всерьез не относился

Мало кто интересовался и местными активистами, агитировавшими за расширение самостоятельности региона. К Каракалпакстану продолжали относиться как к отсталой, бедной и безмолвной периферии, что и сыграло злую шутку. Никто не ожидал, что попытки властей изменить конституцию Узбекистана и убрать из нее статьи о праве автономии на самоопределение выльются в массовые протесты. Центр был застигнут врасплох.

Получилось как всегда

Когда в декабре 2021 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев предложил внести изменения в Конституцию, ни о каком лишении Каракалпакстана статуса автономии не шло и речи. Конституционная реформа затевалась в основном для того, чтобы увеличить президентские полномочия с пяти до семи лет и обнулить сроки правления действующего президента. Всего планировалось внести около 200 поправок, но все они носили формальный характер.

Скорее всего, вопрос о лишении Каракалпакстана статуса автономии начал обсуждаться под воздействием событий в Казахстане в январе 2022 года и недавней напряженности в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана

Центр решил перестраховаться и убрать из Конституции Узбекистана статьи, допускавшие выход Каракалпакстана из состава республики. Тем самым власти, видимо, пытались предотвратить даже потенциальную возможность вести дискуссию о сепаратизме. Вышло с точностью до наоборот.

Упразднение положений о праве Каракалпакстана на самоопределение означало, что автономная республика лишается также собственного герба, флага и гимна. На фоне острых социально-экономических проблем утрата еще и этих атрибутов стала слишком чувствительной для местных жителей: каракалпаки заявили о себе, и центру пришлось их услышать.

Полная картина того, что происходит в Каракалпакстане в эти дни неизвестна. В социальных сетях появлялись видеоролики с многочисленных акций протеста 1 июля. На них видно, что в демонстрациях против конституционных поправок участвовали десятки тысяч жителей. Наиболее массовые митинги прошли в Нукусе, Чимбае и Муйнаке. Участники протестов выкладывали в социальные сети кадры с протестов, на которых видно, как бойцы спецназа используют силу против демонстрантов.

18
человек

погибли в ходе беспорядков в Нукусе, четверо из них — сотрудники правоохранительных органов

2 и 3 июля протесты вспыхнули с новой силой. По свидетельствам очевидцев, с которыми удалось связаться «Ленте.ру», катализатором протестов стал арест местного активиста и журналиста Даулетмурата Тажимуратова. В своих публикациях он выступал за более широкое использование в публичной сфере каракалпакского языка, агитировал жителей не забывать свою идентичность. В 2021 году он подал судебный иск против популярной узбекской певицы Юлдуз Усмановой, заявившей, что «каракалпаки — это народ, живущий под чапаном узбеков». При этом к 2022 году Тажимуратов стал также администратором популярного Telegram-канала и начал позиционировать себя как независимого журналиста.

Вскоре после публикации в конце июня законопроекта о поправках к конституции Узбекистана, активист начал агитировать людей выходить на протесты. Он заявил, что согласовал с властями акцию 5 июля. Но народ вышел на улицы раньше. В результате активиста задержали, что лишь усилило раздражение толпы.

Протестующие выходили на улицы с несколькими требованиями: во-первых, отменить поправки к конституции Узбекистана, лишающие Каракалпакстан суверенного статуса, во-вторых — отпустить Тажимуратова

Что сейчас происходит в Каракалпакстане доподлинно неизвестно. В регионе перебои с интернетом и мобильной связью. Местные жители в социальных сетях сообщают, что власти специально блокируют доступ к интернету. Впрочем, говорить о тотальном молчании со стороны властей не приходится. Еще 1 июля Министерство внутренних дел (МВД) Узбекистана заявило, что общественный порядок в республике восстановлен, а причиной произошедшего стало «неправильное толкование конституционных реформ» жителями Каракалпакстана.

Спустя сутки правительство и МВД Республики Каракалпакстан выпустили совместное заявление, в котором говорилось, что протестующие «попытались захватить государственные учреждения и таким образом внести раскол в общество». Сообщалось и о том, что действия участников протестов пресечены, а организаторы беспорядков и провокаторы задержаны. Кроме того, в заявлении говорится о попытках повлиять на развитие ситуации «отдельных нездоровых внешних сил из-за рубежа». Однако нет никакой конкретики, кто подразумевается под этими «внешними провокаторами».

По распоряжению властей на всей территории Каракалпакстана был введен режим чрезвычайного положения, с 20:00 и до 07:00 действует комендантский час. Это, по мнению очевидцев событий, подтверждает, что говорить о стабилизации обстановки в регионе рано и не исключены новые массовые протесты.

Что дальше?

Пожалуй, больше всего местные жители ждали, как на события в Каракалпакстане отреагирует президент. Наблюдатели полагали, что никаких компромиссов с протестующими, как и во времена Каримова, не будет. Однако неожиданно для многих, и прежде всего для самих каракалпаков, Мирзиеев заявил, что если народ Каракалпакстана недоволен, то поправки в конституцию Узбекистана, касающиеся статуса республики, вноситься не будут. Более того, он лично прибыл в регион и встретился с жителями республики и местными депутатами.

Мирзиеев признал, что столкновения привели к жертвам среди мирных граждан и сотрудников правоохранительных органов. Однако точное число пострадавших не назвал.

Эти действия годами готовились иностранными силами. Их главная цель — посягательство на территориальную целостность Узбекистана и создание межэтнического конфликта. Следственная группа во главе с первым заместителем генпрокурора проводит тщательное и беспристрастное расследование произошедших событий

Шавкат Мирзиеевпрезидент Узбекистана

При этом протесты он назвал угрозой территориальной целостности Узбекистана и попыткой «злонамеренных сил дестабилизировать и расшатать ситуацию в Узбекистане, выбрав путь агрессии и насилия под предлогом протеста против конституционных реформ». Политик также назвал фейками кадры с лужами крови на улицах, которые появились в соцсетях. По версии властей, вода в водометах была окрашена красной краской, чтобы разогнать демонстрантов. Но жители считают эту версию неубедительной.

Комментируя события в Каракалпакстане, местный политолог Рафаэль Саттаров сомневается, что в регионе много сторонников выхода региона из состава Узбекистана. В основе нынешних протестов он видит накопившуюся усталость жителей от социально-экономических проблем и неспособность власти улучшить положение. Поправки, по его словам, стали дополнительным раздражающим фактором. «Даже [бывший] президент Ислам Каримов, обнуляя свои президентские сроки, никогда не трогал Каракалпакстан и не менял статьи конституции Узбекистана, связанные со статусом этой республики», — напомнил эксперт в беседе с «Лентой.ру».

Видимо, присоединение Крыма к России стало неким триггером, заставившим власти многих постсоветских стран пересмотреть ситуацию в своих автономиях. Укрепилось мнение, что автономии внутри стран опасны сепаратизмом, и нужно как можно скорее избавиться от них

Рафаэль Саттаровузбекский политолог

Если центральная власть действительно боится сепаратизма, то, по мнению эксперта, надо не менять конституцию, а улучшать жизнь каракалпаков. «Внимательно присмотревшись к причинам растущего недовольства каракалпаков, легко заметить — их недовольство сконцентрировано вокруг трех слов: безработица, нехватка воды, рост цен. То есть причины носят социально-экономический, а не политический характер. Следовательно, было бы неправильно смотреть на возмущение с точки зрения сепаратизма», — продолжает Саттаров.

Прогнозируя дальнейшее развитие ситуации, политолог полагает, что протесты каракалпаков не приведут ни к какому отделению региона, так как для этого нет ни внутренних причин, ни внешних. «Однако из-за необдуманных действий центра отношения между узбеками и каракалпаками могут в будущем местами напоминать взаимоотношения между турками и курдами Турции, когда нет ни доверия, ни желания выстроить отношения по-новому», — резюмирует Саттаров.

Темур Умаров, специалист по странам Средней Азии, научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир в беседе с «Лентой.ру» обращает внимание на то, что события в Каракалпакстане — крупнейший политический кризис в Узбекистане за последние 17 лет. «В 2005 году политический кризис произошел в Андижане. Для Мирзиеева события в Каракалпакстане стали его личным "Андижаном" — то есть способностью справляться с такими кризисными ситуациями», — рассуждает Умаров.

Но на этот раз власти выбрали путь компромиссов, хотя в авторитарных странах постсоветского пространства это не самый популярный способ решения проблем. Тем не менее Мирзиеев так или иначе справился. Он пошел на уступки, переложив ответственность на внешних провокаторов

Темур Умаровполитолог, специалист по странам Средней Азии

Собеседник полагает, что процессы в Каракалпакстане запустил сам центр. «Если бы власть понимала, чем обернется изменение статей конституции Узбекистана, связанных со статусом Каракалпакстана, то вряд ли пошла бы на эту реформу», — говорит он. Тем не менее эксперт полагает, что в итоге Ташкент и Нукус все же смогут договориться и предотвратить кризис.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа