Вводная картинка

«Если трубы гнилые, ничего не изменится» Как Россию будут спасать от коммунальных катастроф и во сколько это обойдется?

Среда обитания

Россияне страдают от регулярных коммунальных аварий — трубы для водо- и теплоснабжения многих домов не меняли со времен СССР, и срок их службы давно прошел. Степень износа становится настоящей угрозой — в некоторых случаях даже смертельной. В регионах годами говорят о катастрофе в ЖКХ, однако решения найти пока не удавалось. Теперь же модернизацию хотят ускорить, исправив проблему многотриллионного дефицита вложений. Борьба с призраками коммунального апокалипсиса — в материале «Ленты.ру».

Хронический недуг

С начала века специалисты твердят, что инфраструктура жилищно-коммунального хозяйства в России находится в крайне неудовлетворительном состоянии: общий износ сетей в целом по стране достиг 40 процентов, что делает его близким к аварийному. При этом ежегодно приходят в негодность три процента от общей протяженности сетей, а заменяют на новые только около двух. Такие цифры, в частности, озвучил президент России Владимир Путин на июньском заседании госсовета, посвященном состоянию ЖКХ.

Тогда президент подчеркнул, что «отрасль хронически недоинвестирована» на 4,5 триллиона рублей и нуждается в комплексной модернизации.

Мы не добьемся реальных изменений в повышении качества услуг ЖКХ до тех пор, пока все это хозяйство висит на старой, обветшавшей инфраструктуре. Можно, что называется, по-разному расставлять стулья, принимать разные решения, но если, грубо говоря, трубы гнилые, ничего принципиально не изменится

Владимир Путинпрезидент России

Согласно мартовскому исследованию Фонда общественного мнения (ФОМ), главной проблемой в сфере ЖКХ для россиян оказалось низкое качество услуг в сочетании с неоправданно высокими тарифами. Хотя в рейтинге самых острых вопросов обозначены также неудовлетворительное состояние многоквартирных домов и плохая работа управляющей компании, проблема гнилых труб не только сказывается на уровне жизни граждан, но и представляет прямую опасность для их жизни и здоровья — более половины аварий и инцидентов в ЖКХ в России приходятся на водоснабжение.

По данным Фонда развития трубной промышленности, с 2013 по 2020 год в России произошло 4452 крупные аварии в системах тепло- и водоснабжения, от разливов кипятка пострадали 230 и погибли 79 человек. Так, в конце 2018 года двое посетителей погибли в залитом кипятком петербургском кафе. В ноябре 2019 года в Пензе в яму с кипятком, возникшую из-за прорыва теплотрассы, провалился автомобиль — в результате аварии умерли двое мужчин. Уже в январе того же года произошла еще одна смертоносная авария — в пермском мини-отеле из-за прорыва трубы и разлива кипятка погибли пять постояльцев.

В 2021 году ситуация не улучшилась — за весь отопительный сезон было зафиксировано более 7 тысяч аварий ЖКХ, несколько инцидентов привели к серьезным увечьям потерпевших. «Подобных аварий было очень много. Прорывает трубу в квартире — а пенсионеры не могут покинуть ее… Не менее опасны порывы канализации. Попавший в провал человек очень быстро теряет сознание, потому что там нечем дышать», — объясняет гендиректор Ассоциации производителей трубопроводных систем (АПТС) Владислав Ткаченко. По официальным данным, ежемесячно на коммунальных объектах фиксируется в среднем 6 тысяч происшествий.

7000
аварий

зафиксировано в отопительном сезоне 2021 года

Критический износ инфраструктуры и связанные с ним аварии чреваты и другими последствиями. Из-за нарушения целостности труб падает качество водопроводной воды и теряется почти четверть ее объема после очистки на станциях водоподготовки. Кроме того, каждое аварийное происшествие оставляет без отопления десятки окрестных домов, а на ликвидацию аварий в ЖКХ у отечественных служб уходит в среднем 8 часов.

Масштабный коммунальный кризис ожидали еще в начале 2000-х. Массовая прокладка коммуникаций в российских городах происходила в 1960—1980-е годы во время активной урбанизации, а средний нормативный срок службы установленных тогда стальных труб — 25 лет. Ткаченко из АПТС пояснил, что трубы из стали повреждаются из-за химической коррозии в почвах, блуждающих токов от трамваев, метро, высоковольтных кабелей. Тем не менее темпы замены сетей после после распада СССР эксперт оценил как колоссально низкие.

По его словам, до 2020 года в холодном водоснабжении ежегодно менялось около 1,1—1,5 процента труб, в горячем — 2 процента, в канализации — 0,4 процента. По оценке Ткаченко, темпы замены были в десять раз меньше необходимых — чтобы сдержать рост износа, в стране каждый год нужно обновлять 4 процента сетей.

В целях экономии

Эксперт из АПТС объясняет сложившееся в отрасли положение двумя основными факторами: недофинансирование и замена изношенных труб на некачественные. Для обновления инфраструктуры зачастую используются полимерные трубы с добавлением непроверенного пластика из вторсырья или стальные трубы, уже бывшие в употреблении.

Успешные промышленные предприятия обычно стараются поддерживать сети в удовлетворительном состоянии и обновлять их в срок, а старые трубы после чистки и ремонта нередко попадают на рынок под видом новых, рассказывает Ткаченко. Тем не менее «реставрация» улучшает лишь внешний вид, но не продлевает срок службы — прорвать такую трубу может уже через несколько лет. В 2020 году Ассоциация производителей трубопроводных систем оценила долю «поддельных» труб на рынке в 30 процентов.

30%

составляет доля фальсификата на рынке труб для водо- и теплоснабжения

Об актуальности проблемы фальсификации труб заявляет и «Фонд развития трубной промышленности» (ФРТП) — некоммерческая организация, представляющая участников российского трубного рынка. Исследование фонда от 2018 года показало, что тогда в России существовало более 200 площадок, на которых «реставраторы» очищают от грязи и изоляции (защитных материалов) отслужившие свой срок трубы, заваривают дырки, удаляют старую маркировку, придают им товарный вид и перепродают по поддельным сертификатам. Такие трубы пользуются спросом, так как по меньшей мере вполовину дешевле новых.

В 2017 году вторичное использование труб на водопроводе, канализации и большей части сетей теплоснабжения запретили, такие материалы стали приравнивать к отходам. Тем не менее сотни километров таких труб уже лежат в земле. Кроме того, в 2018 году ФРТП заявил, что подержанные трубы продолжают покупать вопреки запрету: каждый год при строительстве и ремонте сетей ЖКХ в России задействуют более 500 километров фальсификата. Однако в фонде считают единичными случаи, когда бывшие в употреблении трубы приобретают и укладывают умышленно — внешне такие товары почти не отличаются от новых, тем более если они покрыты изоляцией.

Чиновники и эксперты в последние годы приводили разные оценки масштабов износа инфраструктуры страны — однако все они находятся в диапазоне 60-80 процентов. В августе 2021 года председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин объявил об «абсолютном износе инфраструктуры» ЖКХ на уровне 60-70 процентов в среднем по стране.

Аналогичную оценку в марте того же года привел вице-премьер Марат Хуснуллин, а заместитель председателя комитета Госдумы по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, исполнительный директор «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева называла и вовсе катастрофическую цифру в 80 процентов. При этом цифры за последние десять лет не изменились — в 2013 году Минстрой оценивал масштаб износа в 60-80 процентов в зависимости от региона.

«В отдельных регионах износ может достигать 100 процентов. Яркий пример — южный берег Крыма, где очистных сооружений вообще нет, они просто приказали долго жить. В больших городах, где есть экономическая эффективность предоставления ЖКУ, стараются все-таки сети ремонтировать, и они находятся в сравнительно нормальном состоянии — в Москве, например. В сельских поселениях, малых городах ситуация более критическая», — заявила Разворотнева в разговоре с «Лентой.ру».

Однако, по мнению зампреда комитета Госдумы, реального износа сетей не знает никто — для его определения необходимо масштабное техническое обследование инфраструктуры. «Основная масса сетей не поставлена на учет, является бесхозной и их техническая оценка должным образом не проведена», — объяснила Разворотнева.

С этим мнением в разговоре с «Лентой.ру» согласился и председатель Союза жилищных организаций Москвы, член Комитета по ЖКХ Торгово-промышленной палаты Константин Крохин. Он заявил, что экспертное сообщество считает неверной методику, по которой оценивает износ Министерство строительства и ЖКХ. «Они считают бухгалтерским методом, когда износ считается по 1,5-2 процента в год независимо от состояния объектов. Цифры, которые обозначил президент, больше похожи на результат какого-то обследования, оценки технического износа, и, по нашему мнению, ближе к правде», — рассказал Крохин.

Специалист уверен, что различные ведомства пытаются заработать на этой теме административные и политические дивиденды. «Какое вы ведомство ни возьмете, у них у всех разные данные. Органы статистики, Минстрой, органы жилищного надзора, органы технической инвентаризации — у них может быть расхождение от 10 до 20 процентов», — поясняет он. По мнению Крохина, выводы о реальном состоянии сетей можно делать только после тщательного обследования.

Народные деньги

При этом на протяжении всей истории современной России сфера ЖКХ характеризуется парадоксальным сочетанием двух тенденций — хронической недофинансированности и стремительного роста тарифов для потребителей. К примеру, с 2000 года россияне стали платить за коммунальные услуги в 13 раз больше по сравнению с 1991 годом, а с 2005 по 2020 год тарифы выросли примерно в 19 раз. Ученые из Уфимского государственного нефтяного технического университета установили, что темпы роста тарифов на них в 2000-е превышали не только инфляцию, но и средние темпы роста потребительских цен на все платные услуги.

в 19 раз

выросли тарифы на ЖКУ с 2005 по 2020 год

Дело в том, что до развала СССР граждане оплачивали лишь около 4 процентов стоимости потребляемых жилищно-ком­мунальных услуг. Становление на территории бывшей РСФСР рыночной экономики сопровождалось и постепенным переводом на рыночные рельсы тарифов ЖКУ — в 2005 году на россияне оплачивали уже 85 процентов стоимости услуг. Населению приходилось платить все больше, но качество ЖКУ оставляло желать лучшего.

В 2013 году 58 процентов россиян назвали состояние ЖКХ главной проблемой в стране. В том же году власти занялись поиском системных решений проблем в этой отрасли. Указом Президента от 1 ноября 2013 года было создано Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства, которое было призвано исправить ситуацию с неэффективным функционированием жилищно-коммунальной сферы. Годом позже власти решили устанавливать предельные индексы повышения тарифов, чтобы сдержать их рост (эти показатели утверждают каждый год для каждого региона до подорожания ЖКУ 1 июля).

При этом срок службы большинства коммунальных сетей истек еще в середине 2000-х, и на модернизацию инфраструктуры ЖКХ требовались значительные финансовые средства. Регионам на эти цели средств не выделяли, организации коммунального комплекса тоже не могли заплатить за ремонт труб, так как работали в условиях госрегулирования тарифов.

В связи с этим деньги решено было брать у инвесторов — в стратегии развития от 2013 года основной задачей в рамках модернизации ЖКХ Минстрой обозначил привлечение частного капитала. Регионы стали передавать водоканалы и теплосети в концессии — заключался контракт, согласно которому трубы остаются в государственной собственности, но чинит и меняет их инвестор за счет своих частных средств и государственных субсидий. Доход за предоставление ЖКУ при этом тоже шел инвестору.

Однако очень малая доля частных компаний сочла такие вложения привлекательными. «Инвесторы не рвутся в эту сферу по нескольким причинам. Первая, конечно, отсутствие окупаемости. Действительно, в крупных городах и особенно в сфере теплоснабжения концессии заключаются достаточно охотно. Но если говорить про малые города, сельскую местность — там тысячи километров сетей с крайней степенью износа и низкие тарифы. Был расчет Ассоциации водоканалов, согласно которому, чтобы окупились инвестиции в водоканал города Щекино в Тульской области, нужно 130 лет. На таких условиях ни один инвестор, естественно, не придет», — рассказала заместитель председателя комитета Госдумы по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Светлана Разворотнева.

Председатель Союза жилищных организаций Москвы, член Комитета по ЖКХ Торгово-промышленной палаты Константин Крохин добавляет, что процесс заключения концессии осложняет низкая скорость работы бюрократической машины. Участвовать в столь сложных и длинных инвестициях могут себе позволить только крупные игроки, малому и среднему бизнесу это не под силу, отмечает эксперт. Многие коммунальные объекты не поставлены на кадастровый учет, не зарегистрированы — для инвесторов это дополнительные сложности и расходы, объясняет юрист компании P&P Unity Эльвира Кунакова.

Кроме того, по мнению Крохина, многое зависит от руководителей регионов. «В некоторых регионах руководители были активны, работоспособны, привлекали внутренние и внешние инвестиции. А в других — инертны, депрессивны. Пришел, место получил и начинает раздавать должности своим друзьям, знакомым, родственникам», — подытожил специалист. Так как в России механизм передачи в концессию еще не отлажен, губернаторам нужно активно заниматься повышением привлекательности отрасли для инвесторов.

Единственный выход

Эффективным решением проблем модернизации ЖКХ оказался федеральный проект «Инфраструктурное меню», запущенный в 2021 году. Тогда в стране появились дополнительные механизмы госфинансирования инфраструктурных проектов, которые повысили их окупаемость и привлекательность для инвесторов. Во-первых, регионам стали выдавать инфраструктурные бюджетные кредиты с низкой ставкой — 3 процента годовых — и сроком погашения до 15 лет.

Во-вторых, частные деньги стали привлекать через инфраструктурные облигации: их выпускают под конкретный объект, который требует больших вложений, но обещает гарантированный доход. Предполагается, что с помощью этих двух механизмов в ближайшие годы регионы получат около 650 миллиардов рублей. В-третьих, в августе 2021 года Фонд ЖКХ получил 150 миллиардов рублей на замену аварийно опасных объектов из Фонда национального благосостояния (ФНБ).

Светлана Разворотнева оценивает принятые решения очень позитивно — в большей части стран мира инфраструктурные проекты осуществляются с участием бюджета, теперь к этому пришли и в России. В среднем по миру в них вкладывают 60 процентов бюджетных средств и 40 процентов частных инвестиций.

У нас до последнего времени пытались на одних инвесторах: говорили, что сейчас придет бизнес и всю разрушенную инфраструктуру нам поправит. Но бизнес — не благотворитель, он тоже должен был извлекать какую-то прибыль, а тарифы при этом не поднимать

Светлана Разворотневазаместитель председателя комитета Госдумы по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, исполнительный директор «ЖКХ Контроль»

Концессии не принесли ощутимых результатов, заявляет Разворотнева: деньги не вкладываются, практически нет заемных средств, соглашения не выполняются. «Когда Фонду содействия реформированию ЖКХ выделили небольшие деньги на софинансирование проектов по модернизации инфраструктуры, были проекты в ряде городов России на водоканалах и очистных сооружениях. Этот подход доказал, что при государственных вложениях и инвестор нормально идет, и тариф не поднимается», — говорит исполнительный директор «ЖКХ Контроль».

По ее словам, теперь в правительстве признали, что финансирование ЖКХ — не черная дыра и не просто затратный проект, а вклад в экономику регионов, рабочие места, рынки сбыта для отечественных производителей, налоги в местные бюджеты. «Это такой же драйвер экономики, как и стройки, только его в большей степени приходится создавать за бюджетный счет», — заключила депутат. Кроме того, средства нужно направлять и на адресную поддержку нуждающимся, в частности, выделение субсидий при наличии долгов, считает Разворотнева.

Тем не менее выделеные на обновление инфраструктуры в 2021 году 150 миллиардов рублей оказались недостаточной суммой, заявила управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева. «Ежегодно необходимо менять пять процентов труб тепло- и водоснабжения, но по факту меняют меньше двух. Разумеется, 150 миллиардов рублей в соотношении с масштабом работ — если не капля в море, то сумма небольшая», — заявляет аналитик. В 2020 году замглавы Минстроя Максим Егоров оценил необходимую для полной модернизации сумму минимум в 4 триллиона рублей.

Роль Фонда содействия реформированию ЖКХ в модернизации инфраструктуры тоже очень положительна, так как он выполняет методические функции, в частности, анализирует концессионные соглашения, отмечает Разворотнева. «У нас последнее время в основном муниципалитеты эти соглашения запускали, и если их проанализировать, то видно, что они во многом фейковые. Например, инвестор берет на себя обязанность вкладывать только на 20-30-й год — сначала он эксплуатирует и ничего не вкладывает. За этим никто не присматривал. У муниципалитетов не было и нет ни навыка, ни опыта взаимодействия с концессионерами — пришел жулик, наговорил с три короба, и с ним договорились», — рассказала депутат.

Теперь, когда государство через ФНБ выдает дешевые и длинные кредиты регионам, в том числе на условиях привлечения частных инвесторов, присутствует рассмотрение заявок, анализ документов и контроль со стороны ответственных органов, «дело пойдет гораздо более энергично», резюмировала исполнительный директор «ЖКХ Контроль».

В июне 2022 года на ежегодном форуме «Недвижимость в России» Минстрой озвучил некоторые промежуточные результаты федпроекта. Бюджетные кредиты оказались крайне востребованы регионами — поданных заявок оказалось вдвое больше, чем власти смогли одобрить. Около 147 миллиардов рублей выделенных средств распределены на модернизацию 350 объектов инфраструктуры ЖКХ.

147
миллиардов рублей

выделены на модернизацию 350 объектов инфраструктуры ЖКХ в России в рамках федпроекта «Инфраструктурное меню»

Модернизация ЖКХ закрепилась в широкой повестке после выступления президента на ПМЭФ в июне 2022-го, в том же месяце состоялось посвященное этой теме заседание Президиума Госсовета, где были представлены новые механизмы и цели обновления отрасли. Вице-премьер Марат Хуснуллин обозначил главные задачи разработанного в 2021 году проекта Стратегии развития строительной отрасли и ЖКХ до 2030 года — в последний год документ активно дорабатывали и по итогам июньской встречи он был утвержден.

В документе прямо указано, что канализационное хозяйство в целом по стране «изношено до состояния близкого к аварийному». В оценке износа инфраструктуры Минстрой опирается на данные Росстата от 2020 года: удельный вес подлежащих замене тепловых сетей — 30,8 процента от 167,4 тысячи километров, водопроводных сетей — 43,5 процента от 584,1 тысячи километров, канализационных сетей — 45,6 процента от 200,8 тысячи километров. Согласно плану, в ближайшие восемь лет в России в два раза сократится аварийность на объектах коммунальной инфраструктуры, будет обновлено 260 тысяч километров сетей в теплоснабжении и водоснабжении с ежегодным уровнем замены не ниже 3 процентов от общей протяженности.

Какие проблемы российского ЖКХ обозначили власти в новой стратегии развития отрасли?

Согласно Стратегии развития строительной отрасли и ЖКХ до 2030 года, жилищная и коммунальная сфера в России требует решения следующих проблем:

1. высокий износ основных фондов жилищного хозяйства, включая рост объемов аварийного жилищного фонда и износ внутренних инженерных коммуникаций многоквартирных домов, в том числе отсутствие надлежащей системы учета и мониторинга реального технического состояния и степени износа основных фондов;

2. высокий износ основных фондов коммунального хозяйства, необходимость развития системы учета и мониторинга состояния коммунальной инфраструктуры;

3. отсутствие сформированного института ответственных собственников жилья, низкая мотивация к принятию решений по управлению жильем;

4. недостаточная эффективность управляющих организаций и ресурсоснабжающих предприятий, обусловленная недостатками применяемых методов ценового регулирования, отсутствием мотивации к снижению затрат, повышению энергоэффективности и внедрению новых технологий;

5. дефицит частных инвестиций, обусловленный низкой стоимостью основных фондов, отсутствием долгосрочных гарантий возврата средств инвесторов и ограниченными финансовыми возможностями бюджетов различных уровней;

6. отсутствие сформированной культуры потребления и оплаты жилищно-коммунальных услуг, большой объем накопленной дебиторской и кредиторской задолженности ресурсоснабжающих и управляющих организаций, ограничение предельного платежа за коммунальные услуги в качестве механизма сплошной социальной поддержки вместо адресной помощи населению;

7. устаревшие технические нормы и правила регулирования отрасли;

8. дефицит профессиональных кадров, обусловленный низкой привлекательностью рабочих мест, в том числе в связи с недостаточным уровнем развития системы профессиональной подготовки кадров

За счет запущенных в 2021 году инструментов «Инфраструктурного меню» власти намерены снизить уровень потерь тепловой энергии с 12,3 процента (показатель 2020 года) до 6,7 процента, потерь воды с 22,9 до 13,4 процента, а также повысить адресность соцподдержки вместо установления предельных платежей за коммунальные услуги. Кроме того, планируется довести долю россиян, обеспеченных качественной питьевой водой, до 99 процентов.

Признать ответственность

Эксперты едины во мнении — без господдержки эффективно обновлять инфраструктуру ЖКХ невозможно. Если власти не будут финансировать модернизацию, через 20–30 лет от сетей ничего не останется, заявлял председатель Комиссии Общественной палаты РФ по ЖКХ, строительству и дорогам Игорь Шпектор еще в 2019 году. 

Управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева считает, что область ЖКХ может быть крайне благоприятной для государственно-частного партнерства (ГЧП). «Выгоды не так очевидны за проблемами, но, как и любой продукт, идею нужно грамотно продвигать. Со стороны государства, разумеется, должны быть гарантии и тщательно прописанный, а главное, работающий механизм возврата инвестиций и получения прибыли», — заявляет эксперт.

Спрос на коммунальные услуги всегда стабилен, и ниша устойчива к кризисным потрясениям. В секторе самая высокая платежная дисциплина, даже в период пандемии он не показывал падения выручки, рассказывает председатель Союза жилищных организаций Москвы Константин Крохин. По данным Косаревой, на долю сектора ЖКХ приходится более 5 процентов от ВВП.

Специалисты напоминают о примерах эффективного ГЧП, в частности, в Поволжье и Центральном федеральном округе. «В России реализовано более 3000 проектов ГЧП в ЖКХ и благоустройстве на общую сумму 720 миллиардов рублей. Это на несколько порядков выше, чем выделено на модернизацию. Яркий пример привлечения частных средств — реновация и редевелопмент в Москве», — рассказывает Косарева.

В условиях санкций, считает Крохин, отрасль ЖКХ могла бы стать привлекательной как никогда — большое количество денежных ресурсов осталось в стране, так как вывод инвестиций за рубеж ограничен, предприятиям некуда девать прибыль. «Раньше самыми надежными и выгодными были инвестиции в иностранные активы — западные ценные бумаги, облигации, недвижимость. Сейчас это практически невозможно, значит эти деньги должны куда-то пойти и работать», — поясняет эксперт.

Чтобы запущенные механизмы модернизации работали эффективно, властям необходимо побороть монопольность и коррумпированность рынка, утверждает Константин Крохин: «Местные компании не пускали на рынок не только иностранные, но и российские предприятия из других регионов. Нарушаются законы о конкуренции. Кроме того, засилье чиновничьих «компаний под прикрытием», драконовские полномочия органов жилищного надзора, которые, с одной стороны, проверяют техническое состояние, а с другой, выдают лицензии — все это приводит к жесточайшей коррупции». По словам Крохина, комитет ЖКХ ТПП, другие специалисты, а также депутаты Госдумы едины во мнении насчет пагубного влияния этих реалий, «оценки здесь не разнятся», однако до сих пор власти обходили вниманием эти проблемы.

Особенно актуальна проблема для дальних регионов и сельской местности, где властям предстоит большая работа по модернизации инфраструктуры. Некоторые россияне по-прежнему вынуждены жить в условиях полного отсутствия какой-либо инфраструктуры, даже изношенной: по данным Росстата, в конце 2021 года 26 процентов домохозяйств жили без горячей воды, 14 процентов — вообще без воды, еще 12 — без отопления. Эксперты надеются, что новые гибкие инструменты финансирования позволят привлечь капитал как в больших городах, так и в малых населенных пунктах — впереди масштабная борьба с прогнившими трубами на всей территории страны.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа