Вводная картинка

«То олени провода погрызут, то лемминги» История россиянки о жизни в городе, где почти весь год полярная ночь и сугробы

69-я параллель

В середине мая на видео попал житель Норильска, который раскапывал для своего ребенка детскую площадку с сугробами выше человеческого роста. «Лента.ру» пообщалась еще с одной горожанкой Марией Абрамовой и узнала у нее, каково это — жить в городе с двухметровыми сугробами и полярными ночами, когда темнота не отступает целых 9 месяцев.

Вся зима у нас проходит вплоть до июня — массовое таяние начинается только когда солнышко пригревает. А так в принципе для мая это абсолютно обычная погода, и такой уровень снега — привычное дело. Детскими площадками не то, что не занимаются — мы просто ждем солнца, когда оно все само растопит. Управляющие компании не нацелены на содержание имущества детских площадок и подобных мест, поскольку норма осадков очень высокая, и это не имеет практического смысла из-за погодных условий. Пока солнце пригревает — все прекрасно тает и хорошо выглядит.

Я была во многих других городах, но или в отпуске, или в командировке. Я с рождения всю жизнь жила в Норильске и могу сравнивать только лето, раннюю осень или позднюю весну. В целом климат у нас достаточно тяжелый и, если взрослые люди приезжают сюда, они удивляются морозам и снегам. Но со временем в нашем регионе уже потеплело, видимо, это изменения уже мирового масштаба — нет таких жутких морозов. В этот январь температура опускалась до минус 52 градусов, но раньше такие температуры держались дольше — сейчас это явление уже редкое, на 1-3 дня, а потом начинаются ветры. Не сказать, что у нас влажный климат — он достаточно сухой, и сухие морозы создают определенную атмосферу. Когда говорят, что морозы трещат — это вот у нас такое и есть.

Зимой сугробы могут сформироваться высотой до 2-3 метров. Раньше, в советское время, на домах рисовали большие двухметровые цифры с номером дома, чтобы в пургу и метель можно было ориентироваться, где ты находишься и куда идешь.

Норма осадков на самом деле каждый год разная. Например, два года назад, когда началась пандемия, все очень быстро растаяло, на удивление. А в каком-то году снег был до 1 июля.

Такие погодные условия, конечно, влияют на жизнь в нашем городе, но такси никто не отменял — все это у нас имеется за большую цену, но хочешь жить — умей вертеться. К нам еще приехало специальное агентство, которое развивает пешеходную улицу, такое арт-пространство. Город преобразовывается, появляются интересные вещи. У нас еще есть Дудинка, там большая ледовая арена, где который год проходит Чемпионат мира по керлингу. В принципе мы не обделены досугом, другое дело — что это не всем доступно. И еще играет роль удаленность наших городов, они соединены сетью дорог, но зимой проблематична доставка людей до рабочих мест — возникают проблемы с общественным транспортом, люди не могут выехать или доехать до работы, бывает, им приходится оставаться ночевать там, порой по несколько дней. Новички первое время удивляются, но потом тоже втягиваются.

Сейчас, конечно, прилагаются все усилия, чтобы город не «встал», но в 1994 году перестала работать ТЭЦ, и практически весь город остался без отопления и света — многие дома оказались отрезаны, а это была зима и около минус 50 градусов на улице. Я была тогда маленькая, мне рассказывали. Люди уходили в промышленные предприятия, школы — моя мама работала в школьной столовой, туда приходили, включали эти огромные плиты, так как туда шло обеспечение электричеством, грелись и готовили еду, а потом расходились обратно по домам. Это продолжалось меньше недели, но, мне кажется, на восстановление потребовались неимоверные человеческие усилия

С тех пор настолько суровых происшествий не было, но бывают отключения или проблемы с интернетом — то олени провода погрызут, то лемминги. Иногда сами люди могут повредить. Но с электричеством, светом и водой такой жути больше не случалось и такого, чтобы производства останавливались, тоже нет.

Депрессивным я город назвать не могу, не хочу и не буду, он очень теплый. Конечно, когда идет полярная ночь и 9 месяцев темно, это немного давит, как ни крути. Но происходит много такого, что начинаешь отходить от этого. Стараются и власти: перекрашивают дома в яркие цвета, делают больше освещения.

Сейчас еще заканчиваются пандемийные времена — к нам стали возить больше интересных концертов, мероприятий. Например, недавно приезжал солист «Геликон-оперы» с Красноярским филармоническим оркестром — мероприятие небывалого масштаба, с удовольствием ходили. Конечно, люди по этому соскучились. У нас есть разные клубы по интересам, устраиваются квартирники — местные группы что-то организуют, связываются с клубами для аренды оборудования и помещений. В последнее время культурных мероприятий из-за пандемии было меньше, но в целом жизнь в городе кипит, даже зимой. Летом обычно стараемся делать фестивали и шествия, в этот период у нас белые ночи — солнце не заходит за горизонт, и постоянно светло, жизнь в городе начинает кипеть заново, все ходят довольные, счастливые и неспящие.

Подавленность людей может быть связана с личными переживаниями — на мой взгляд, город не вгоняет в депрессию. Но то, что выглядит он сурово, — это, бесспорно.

Город был спроектирован питерским архитектором Витольдом Непокойчицким, и поэтому в плане построек нас часто сравнивают с Санкт-Петербургом. Дома проектировались таким образом, чтобы по возможности, не заметало дворы. Когда-то разрабатывали проект купола, но это мечты советских инженеров. Есть у нас и дворы-колодцы, но это затрудняет прохождение к дому, потому что начинается небольшой квест — есть проход от одной крайней точки до другой, а если тебе надо в середину, то думай сам, как тебе пройти. И есть дома с высоким цоколем, который изначально планировался как бомбоубежище. Сейчас там разные фитнес-центры, школы и так далее.

Иногда в черную пургу то крыши отрывает, то еще что-то, но в черте города эта проектировка защищает. А вот если надо куда-то добраться по открытой местности, надо уже думать. Но и это стараются наладить — организуют специальный транспорт, например, для сотрудников производств, собирают их в одной точке и довозят до работы, так как производство у нас не останавливается.

Бывает много случаев, когда сильный ветер, и кого-нибудь начинает уносить, совершенно незнакомые люди собираются в большую цепочку и начинают идти, чтобы кого-то действительно не унесло на дорогу. Или, когда выходят из автобусов, тоже кучкуются — неважно, знакомые или нет. И вот весной, когда дети лазают по сугробам и проваливаются, — прохожие кого-то откапывают, бывает, без сапог. Потом в группах пишут, что ребенка нашли, а сапоги пойдут искать потом, когда подтает. В целом такая взаимовыручка не особо развита, но, конечно, присутствует — люди стараются помочь

Еще у нас есть любимое всеми детьми понятие «актировка», отмена занятий, но иногда ее применяют и для взрослых на определенных предприятиях. Это у нас очень часто бывает в зимнее время. Если мы с утра понимаем, что с погодой что-то не так, то штудируем метеослужбы, какие предприятия работают, а какие нет — для кого объявлена «актировка».

Очень многие люди, которые живут здесь долгое время, мечтают отсюда уехать из-за климата и атмосферы. У нас даже действует программа переселения из районов Крайнего Севера. Особенно влияет экологическая обстановка, поскольку, несмотря на попытки наших администраций сделать атмосферу максимально экологичной, это не получается, какие бы ни ставили фильтры и трубы на заводах. Ну и экологическая обстановка оставляет желать лучшего, так как у нас были разные выбросы, и природа до сих пор не оправилась.

Природа у нас есть, это тундровая зона в основном, но функционирует она для обычных граждан в летнее время. Конечно, есть у нас люди, которые любят зимнюю рыбалку. Прям посреди города можно поднять голову и увидеть северное сияние. Особенно, если это какой-то затемненный участок, потому что люминесцентное освещение мешает смотреть. В целом это частое явление для нашей городской среды, но должно сложиться так, чтобы было морозно, безветренно и ясно. Животные, особенно по весне, когда становится мало пищи, приближаются к городам и начинают выходить. Обычно жителей предупреждают, чтобы проявляли осторожность, что где-то заметили росомаху или волка в районе турбаз, например. Такого, что идешь и «хоп, медведь», — нет, но изредка бывает. Есть видео случаев, где людям встречались медведи, — они махали ему рукой, а он убегал.

Лично меня и атмосфера, и климат устраивают — мне достаточно съездить в отпуск и вернуться в родные пенаты. И я не люблю жару — климат как для меня. Но нам, конечно, не хватает учебных заведений среднего и высшего звена — сейчас закрылись филиалы, и остался только местный университет, но он направлен на горную металлургию, и другие профессии приходится получать, уезжая из города. Многие и не хотели бы уезжать, но вынуждены сделать это для получения образования, некоторые потом возвращаются обратно.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа