Вводная картинка

Господин Ник-то. Николас Кейдж сыграл Николаса Кейджа в «Невыносимой тяжести огромного таланта». Что из этого вышло?

Культура

В сети вышел фильм «Невыносимая тяжесть огромного таланта», в котором Николас Кейдж играет воображаемую версию самого себя. «Лента.ру» разбирается с тем, как звезда «Скалы» и «Без лица» из всеобщего посмешища превратился в актера, которому позволяется быть собой, как мало кому в современном кино.

Николас Кейдж (Николас Кейдж) переживает очередной карьерный кризис. Кастинг-директора смотрят с сочувствием, агент (Нил Патрик Харрис) напоминает о бешеных долгах за жилье. Взрослая дочь (Лили Мо Шин) устала от постоянного занудства, не хочет смотреть с папой «Кабинет доктора Калигари» и думает, что Хамфри Богарт — подходящее имя для порноактера. О былом величии напоминает только вечно молодой воображаемый двойник Ники, который ведет себя еще более дико, чем оригинал. Кейдж решает закончить карьеру, но перед этим нужно как-то разобраться с долговыми обязательствами. Ради этого звезда летит на Майорку, согласившись на предложение выступить на праздновании дня рождения некого богача. Заказчик, испанец по имени Хави Гутьеррес (Педро Паскаль), оказывается не только крайне состоятельным типом, но еще и бешеным фанатом Ника, а также начинающим сценаристом. Параллельно Кейджа берут в оборот спецслужбы, уверенные в том, что Хави — опасный преступник, похитивший дочь высокопоставленного политика, пока та смотрела «Воздушную тюрьму» — один из главных хитов актера.

Удивительно, но надо признать, что «Невыносимая тяжесть огромного таланта» — третий за год повод для разговора о творчестве Николаса Кейджа. Актер, мимические особенности которого уже лет пятнадцать как стали материалом для мемов, соглашается на самые невероятные авантюры (включая недавних «Узников страны призраков», замечательных в своей дикости). Так он почти незаметно, стоически снося все насмешки, превратился в актера с едва ли не самой удивительной в Голливуде фильмографией. Он начал сниматься в треше раньше Джейсона Стэйтема и Брюса Уиллиса, однако сегодня именно Николас нашел свой уникальный путь и стиль, в то время как Стэйтем снова снимается у Гая Ричи, а Уиллис и вовсе сошел с дистанции. Проще говоря, для непредвзятого зрителя Кейдж уже давным-давно ни в коем случае не сбитый летчик и уж точно не худший актер на свете (у Ника, в конце концов, есть «Оскар»), а источник самых непредсказуемых фильмов условного мейнстрима.

В этом плане «Невыносимая тяжесть огромного таланта», даже судя по одному только названию, должна была стать для Кейджа tour de force (ну или триумфом воли). Анонсы и трейлеры настраивали на комедийный метатриллер в духе самых шизофренических эпизодов «Быть Джоном Малковичем». Да, картина обещала что-то в духе «Быть Николасом Кейджем» — особенно учитывая, что на экране их было обещано двое. Справедливости ради заметим, что оправдать подобные ожидания — миссия почти невыполнимая, а картине Тома Гормикэна некоторое время удается с ней справляться.

Примерно первую половину фильма это действительно киноманский праздник — пусть и довольно своеобразный

Кейдж пучит глаза на неудачном прослушивании. Кейдж смотрит «Поцелуй вампира». Кейдж невозмутимо погружается на дно бассейна с бутылкой пива — самые культурные опознают цитату из «Покидая Лас-Вегас», за который артист и получил «Оскар». В конце концов, Кейдж под кислотой попадает в собственный музей. Все эти сцены уже сами по себе обеспечивают эмоции, достаточные для просмотра. И это не говоря об эпизодах, в которых в кадре появляется второй Кейдж из «Диких сердцем». Есть даже поцелуй двух версий Ника — в былые времена уже этот кадр сделал бы картину хитом.

Другое дело, что всего этого безобразия все же меньше, чем хотелось бы. Гормикэн, увы, не Спайк Джонс, а «Невероятная тяжесть огромного таланта» — не фестивальное кино, даже не сандэнсовское. Если бы в картину поверили какие-нибудь большие продюсеры или за производство взялась студия А24, могло бы получиться что-то в духе «Все везде и сразу». Только представьте себе мультивселенную безумия из фильмов Николаса Кейджа: «Без лица» встречает «Мэнди», «Призрачный гонщик» летит на помощь «Ученику чародея», «Плохой лейтенант» в мире «Адаптации»… Если же вернуться к реальности, то для зрительского проекта «Невыносимая тяжесть» позволяет себе вольностей даже с излишком. Правда, в результате действие все равно выруливает на территорию нормального, не очень дорогого комедийного боевика.

Если искать какие-то аналогии, то более всего «Невыносимая тяжесть» похожа на классические жанровые фильмы с Бельмондо — типа «Чудовища» или «Великолепного». Открытый Годаром актер в какой-то момент с удовольствием освоился в мире коммерческого кинематографа и некоторое время фактически «работал Бельмондо», реализовывая попутно амбиции трюкового характера. Больше Кейджа на Бельмондо тех лет сегодня похож разве что Вин Дизель. У Николаса все еще многовато неврастении, зато он все чаще позволяет себе самоиронию, а это неизменно выигрышная стратегия. «Невыносимая тяжесть» — некоторая безусловная вершина на этом пути. С середины нулевых актера обвиняли в том, что он не умеет ничего, кроме как быть на экране самим собой. Спустя пятнадцать лет он доказал, что этого вполне достаточно, более того — в этом качестве Кейдж вполне востребован и даже любим. У «Невыносимой тяжести огромного таланта» довольно скромные сборы в прокате, зато Кейджа вновь полюбили критики, легитимизировав тем самым его творческий метод. Сам же актер, в отличие от своего экранного двойника, говорит, что совершенно не горит желанием возвращаться в блокбастеры — на глубине ему куда интереснее. Да и нам вместе с ним.

Фильм «Невыносимая тяжесть огромного таланта» (The Unbearable Weight of Massive Talent) вышел на Amazon Prime Video

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа