Вводная картинка

Без Елбасы. После протестов в Казахстане поменяли конституцию. Как изменится власть и что будет с Назарбаевым?

Бывший СССР

В Казахстане прошел референдум об изменении конституции страны. Граждане проголосовали за то, чтобы сократить объем власти не только нынешнего президента Касыма-Жомарта Токаева, но и бывшего главы государства Нурсултана Назарбаева. Теперь он больше не Елбасы («лидер нации»). Согласно новой конституции, Токаев тоже не будет иметь той абсолютной власти, что была у его предшественника. Поводом для референдума стали события начала января: тогда Казахстан захлестнула волна протестов и беспорядков, их удалось прекратить только после военного вмешательства стран ОДКБ. В результате власти анонсировали «системную трансформацию политической модели» и заодно зачистили правящие круги от представителей старых элит. Как вышло, что для лишения привилегий бывшего президента пришлось менять основной закон страны? Почему это так важно для казахстанцев? Действительно ли поправки Токаева так демократичны, как он заявляет? Подробности — в материале «Ленты.ру».

Время перемен

«Сегодня у нас буквально все замыкается на президенте, и это неправильно. Долгосрочные интересы государства для меня важнее каких-то дополнительных рычагов власти и ситуативного влияния», — заявил Токаев в очередном обращении к народу 16 марта, спустя два месяца после массовых погромов. Изначально они вспыхнули из-за цен на топливо, но затем протестующие переключились на политику. Одним из главных требований было лишить тотального влияния экс-президента Нурсултана Назарбаева, который вместе со своими многочисленными родственниками и ставленниками фактически узурпировал все ветви власти.

Бывший глава государства вроде бы отошел от дел в результате транзита власти в 2019 году, но сохранил все полномочия и авторитет Елбасы — «лидера нации». Этот титул он сам себе присудил и закрепил в конституции. Одним из полномочий Елбасы было согласование абсолютно всех решений руководства страны. Он также продолжал контролировать силовые структуры страны и армии как председатель Совбеза.

Руководство республики очень чутко отреагировало на призыв недовольных. Власть сочла, что поправки в конституцию, меняющие назарбаевский политический уклад, будут не самой большой жертвой для сохранения стабильности. В конце апреля на съезде правящей партии «Аманат» Токаев объявил о готовности покончить с суперпрезидентской формой правления, усилить полномочия парламента и маслихатов (местных представительных органов), сбалансировать ветви власти. Вскоре после этого он объявил о подготовке к референдуму о внесении поправок в главный закон страны. Токаев назвал новую государственную модель «Второй республикой».

Мы поставим решительный заслон непотизму и патернализму, коррупции и компрадорству. Новый Казахстан должен стать территорией справедливости. Законы — не догма, они должны совершенствоваться

Касым-Жомарт Токаевпрезидент Казахстана

Настоящая подготовка к референдуму началась, конечно, гораздо раньше. Еще во время протестов 5 января Токаев сменил первого президента страны на посту председателя Совета безопасности Казахстана, а бывший лидер, в свою очередь, призвал всех сплотиться вокруг нынешнего. 28 января Назарбаев уступил преемнику должность председателя правящей партии «Нур Отан», которая позднее была переименована в «Аманат».

7 февраля Токаев утвердил внесение в закон «О первом президенте Казахстана» изменений, которые лишали Назарбаева права пожизненного председательства в Совбезе и Ассамблее народов Казахстана (АНК) и передавали эти функции действующему главе государства. Кроме того, внесенные поправки отменяли необходимость согласовывать с Елбасы вопросы внутренней и внешней политики и кадровые назначения. Тогда же своих постов лишились и родственники Назарбаева, в том числе его старшая дочь Дарига — член политсовета правящей партии, депутат мажилиса (нижней палаты парламента).

Не обошлось и без громких арестов. Например, в марте был задержан племянник первого президента Кайрат Сатыбалдыулы, которого заподозрили в хищении в особо крупном размере средств госкомпании «Казахтелеком» и злоупотреблении полномочиями.

Казахстанцы восприняли эти события позитивно. В итоге на избирательные участки пришли более 68 процентов зарегистрированных избирателей и отдали достаточно голосов, чтобы поправки вступили в силу. Как отметил в разговоре с «Лентой.ру» старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин, казахстанское общество наконец смогло реализовать свой «большой запрос на денурсултанизацию».

77 %

жителей Казахстана одобрили поправки в конституцию страны, урезающие полномочия действующего и нынешнего президентов

«Общество испытывает психологическую и политическую усталость от фигуры Назарбаева и его семьи, их доминирования во всех сферах жизни республики. Поэтому Токаев заметно урезает полномочия первого президента», — заявил эксперт. Однако Притчин указал и на то, что действующий лидер, меняя конституцию, на самом деле преследует личные цели, в частности — укрепление персональной власти, несмотря на то, что публично декларировались иные цели.

Фасадный ремонт

Полный текст поправок к конституции страны был представлен казахстанскими властями в начале мая. После внимательного его изучения становится понятно, что на деле политическая система радикально не поменяется.

Например, теперь в конституции есть запрет на участие главы республики в деятельности партий и лишение его близких родственников права занимать должности чиновников и руководителей госкомпаний. Но это не гарантирует, что президент не сможет влиять на ту или иную политическую силу через неформальные связи или руководить госкомпанией через приближенных.

Перераспределение власти тоже будет больше декоративным. Да, теперь президент не назначает акимов (глав), а лишь представляет местным депутатам две кандидатуры на выбор и больше не сможет отменять решения глав местной исполнительной власти. Но президент сохраняет за собой возможность по своему усмотрению освобождать от должностей областных и столичных акимов, а также глав городов республиканского значения. А они, в свою очередь, по-прежнему будут иметь возможность смещать с должностей нижестоящих акимов.

Подобный механизм позволяет сохранить жесткость исполнительной вертикали власти, однако не наделяет отдельные ее элементы большими полномочиями и независимостью от воли главы государства

Похожая история складывается и с Конституционным советом. Его преобразуют из совещательного органа в полноценный Конституционный суд (КС), но при этом глава государства будет назначать трех из одиннадцати судей, а также председателя суда с согласия сената. Правительство Казахстана действительно получит больше полномочий. Однако в случае чрезвычайных ситуаций (ЧС), создающих «угрозу жизни и здоровью населения, конституционному строю, охране общественного порядка и экономической безопасности страны», президент имеет право вносить на рассмотрение парламента любые законопроекты, и они будут рассматриваться в срочном порядке. Правительство же имеет право принимать под свою ответственность временные нормативные акты, регулирующие важнейшие «общественные отношения».

Обещанное властями расширение контрольных функций парламента по сути ограничивается обязанностью президента согласовывать с сенатом кандидатуру председателя Конституционного суда и главы Высшего судебного совета республики, а также контролем парламента за экстренным законотворчеством правительства.

Пожалуй, самой заметной поправкой в конституцию стало исключение упоминаний о Назарбаеве как о Великом Елбасы, основателе независимого Казахстана, его статусе и полномочиях, а также праве занимать пост главы республики более двух раз подряд. Ради подобных перемен казахстанским властям пришлось даже переписать закон «О референдуме», который запрещал выносить на всенародное голосование вопросы, связанные с Назарбаевым.

По мнению Станислава Притчина, казахстанские власти, проводя конституционный референдум, преследуют две цели: ответить на запрос общества на обновление политической системы и при этом сохранить ее стабильность, позволяющую ей функционировать в интересах правящих элит.

Значительного сокращения полномочий президента в реформе не наблюдается, а парламент заметным образом не усиливается. Тот характер суперпрезидентской республики, который был в Казахстане, по сути будет сохранен

Станислав Притчинстарший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук

Президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко обращает внимание на то, что одной из главных целей референдума является свержение авторитета Назарбаева, десакрализация и разрушение его образа как главной фигуры в жизни страны. По его словам, для Токаева подобный плебисцит является альтернативой досрочным президентским выборам и позволяет обеспечить быструю легитимацию его статуса после январских протестов и попытки госпереворота.

По сути дела, это такой референдум об отмене Елбасы, необходимый для того, чтобы закрыть тему с Назарбаевым как безусловным авторитетом и основателем современного Казахстана

Евгений Минченкопрезидент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»

«Для команды действующего казахского президента важно не просто провести референдум, но и получить высокий процент явки и голосов, проинтерпретировав это не просто как поддержку изменений в конституцию, но и как поддержку курса Токаева в качестве самостоятельного лидера страны», — подчеркивает он.

Конец культа личности

Как заявлял спикер мажилиса Ерлан Кошанов, за исключением из конституции пунктов о статусе экс-главы республики последует и отмена закона «О первом президенте Республики Казахстан», наделяющего Назарбаева рядом привилегий и полномочий. В частности, он лишится неприкосновенности, ежемесячной пенсии в размере 80 процентов от месячного оклада главы государства, а проживающие с ним члены семьи — пожизненного права на пособие в размере десяти минимальных пенсий по старости.

При этом Назарбаев публично поддержал эти перемены. В интервью политологу Данияру Ашимбаеву бывший глава республики высказался за внесение соответствующих изменений в конституцию, объяснив их «насущным велением времени» и назвав способствующими «прогрессу и демократическому развитию общества».

Еще в январе во время казахстанских протестов социолог и политтехнолог Петр Милосердов в комментарии «Ленте.ру» высказывал мнение, что клан Назарбаева смирится с поражением в борьбе за власть и не будет выносить противостояние в публичную плоскость. Сейчас он указывает, что конституционные изменения стали лишь следствием и формальным закреплением нового статус-кво между действующей и нынешней властью.

Станислав Притчин также считает, что договоренности о внутриэлитном переделе власти, скорее всего, были достигнуты между бывшим и действующим лидерами страны кулуарно. По его словам, условием такого консенсуса могло стать частичное сохранение влияния клана первого президента на экономику Казахстана взамен на обеспечение политической поддержки курса своего преемника.

$800
миллиардов

составляла общая стоимость недвижимости клана Назарбаевых в конце 2021 года (данные СМИ)

Интересно, что Токаев после январских протестов начал атаку не только на полномочия Елбасы, но и на культ его личности. Назарбаев провел у власти 30 лет, все эти годы населению навязывался его образ как основателя независимого Казахстана. И если убрать Елбасы из системы власти можно посредством достижения определенных договоренностей внутри элит и их формального закрепления в конституции, то избавиться от рудиментов культа его личности в общественном сознании гораздо сложнее. Видимо, поэтому внутри элиты было решено не рубить с плеча, а найти подходящую замену этому культу — ну или хотя бы равнозначную историческую личность, чтобы авторитет великого государственного деятеля не концентрировался на одной фигуре Назарбаева.

Похоже, в качестве замены культу Елбасы сейчас тестируется образ другого политического деятеля — первого секретаря ЦК Компартии Казахской ССР Динмухамеда Кунаева. 16 марта во время выступления с посланием к народу Токаев заявил о решении поделить Алма-Атинскую область на две новые, а центром одной из них сделать город Капчагай. При этом он добавил, что прислушается к мнению общественности, если будет высказано предложение о переименовании населенного пункта в честь «выдающегося сына казахского народа» Кунаева.

4 мая, спустя пять дней после объявления о референдуме по поправкам в конституцию, президент Казахстана подписал указ о переименовании Капчагая в Кунаев, а 14 мая в селе Баканас Алма-Атинской области в честь советского политика был установлен памятник. На церемонии открытия монумента с речью выступил аким области Канат Бозумбаев. Как и глава республики, он назвал Кунаева великим сыном казахского народа и указал на всеобщее признание его заслуг перед страной.

Как отмечает политтехнолог Милосердов, культ личности Кунаева существует в лайт-варианте уже не первый год. В массовом сознании старших поколений Кунаев действительно ассоциируется с лучшими десятилетиями в истории Казахской ССР. В годы его пребывания на посту первого секретаря республиканского ЦК (1964-1986) интенсивно росли и строились города, открывались новые заводы, развивались культура, образование и наука.

Он воспринимался как предвестник независимости Казахстана, как человек, который создал казахскую государственность внутри СССР, что отчасти верно. Сложно сказать, насколько далеко в этом культе зайдут нынешние власти, но заместить им фигуру Назарбаева вполне возможно

Петр Милосердовсоциолог и политтехнолог

По мнению Станислава Притчина, культ личности первого секретаря ЦК КП КазССР вряд ли придет на замену назарбаевскому, однако точно сможет сыграть свою роль в его размытии. «Это позволит властям показать, что в истории Казахстана не только Назарбаев был важной фигурой, но был и Кунаев, который тоже очень много сделал для страны как в экономике, так и в других сферах», — заключил политолог.

Актуализируя фигуру Кунаева в массовом сознании, власти еще и привносят в общественную жизнь нужные политические смыслы и отсылки к историческому периоду, являющемуся ориентиром для миллионов заставших его граждан. Это примиряет сторонников Назарбаева и ностальгирующее старшее поколение с тем, что период его абсолютной власти закончился. Появляется преемственность поколений, приятная уверенность, что Казахстан держался не только на первом президенте. У республики уже был сильный лидер до Елбасы. Значит, будет и после.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа