Вводная картинка

Бутырская ферма. В психбольнице старейшего СИЗО Москвы добывали криптовалюту. Кто и как запустил тюремный майнинг?

Силовые структуры

Старейший СИЗО страны — знаменитую московскую «Бутырку» потряс громкий скандал: одного из руководителей изолятора заподозрили в майнинге криптовалюты. По версии следствия, фигурант дела и его сообщники создали майнинг-ферму прямо на территории филиала психиатрической больницы ФСИН, расположенного в «Бутырке». Как считают в Следственном комитете России (СКР), аппаратура для добычи криптовалюты работала в психбольнице несколько месяцев. В подробностях дела бутырского «фермера» разбиралась «Лента.ру».

В середине мая СМИ сообщили, что Андрея Цыганова, одного из руководителей Бутырского СИЗО-2, проверяют на причастность к операциям с криптовалютой, которые незаконно проводились на территории изолятора.

Сотрудники управления СКР по Тверскому району Москвы решили выяснить, не подпадают ли действия тюремщика под статью 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). Поводом для проверки стало обнаружение в психбольнице на территории «Бутырки» майнинг-фермы.

Цыганов совместно с неустановленными следствием лицами 8 ноября 2021 года обеспечил поступление и установку технических средств, осуществляющих добычу криптовалюты, в филиале «Психиатрическая больница» медсанчасти №77 ФСИН России, расположенном на режимной территории СИЗО-2

Из материалов следствия

По предварительным данным, оборудование для майнинга в «Бутырке» работало с осени прошлого года до февраля нынешнего. Оно потребило 8379,45 киловатт-часа электроэнергии общей стоимостью более чем 62 тысячи рублей.

Как считают в СКР, причастные к майнингу лица «совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий, чем существенно нарушили охраняемые законом интересы общества или государства». Из фигурантов следствие пока установило лишь Андрея Цыганова, его сообщники на данный момент неизвестны.

«Кошкин дом»

Филиал психбольницы ФСИН в «Бутырке» — это четырехэтажное здание, единственное место в изоляторе, где мужчины и женщины могут содержаться вместе. Раньше это был исключительно женский корпус, поэтому тюремщики называли его «Кошкин дом». У него есть еще одна особенность: только в этом месте «Бутырки» разрешено кричать.

Давняя проблема Бутырского СИЗО — это его перенаселенность. Многие годы ходят разговоры о том, что изолятор нужно закрыть, но «Бутырка» по-прежнему работает. Дело в том, что для закрытия СИЗО, с одной стороны, его придется расселить, что в условиях Москвы потребует немалых средств.

С другой — локация «Бутырки» неподалеку от центра Москвы вполне устраивает следователей. В итоге страдают лишь арестанты и сотрудники изолятора. Но в этих сложных условиях «Кошкин дом» оказался тем местом, за которым ведется не столь пристальное наблюдение, как за другими частями СИЗО.

Возможно, для этого у тюремщиков просто не хватило ресурсов. Как бы то ни было, в качестве места для майнинга «Кошкин дом» оказался идеальным выбором.

При этом капитан внутренней службы Андрей Цыганов, которого следствие считает причастным к добыче криптовалюты, в «Бутырке» никогда не был публичной фигурой

О нем известно лишь то, что в СИЗО он занимает пост замначальника изолятора и курирует службу охраны, — не исключено, что именно охрана допустила доставку в тюремную психбольницу оборудования для майнинга.

Майнинг за решеткой

Как именно в психбольнице «Бутырки» удалось организовать добычу криптовалюты — пока вопрос открытый. Впрочем, в этой истории важно понимать, что полноценной майнинг-фермы в СИЗО все-таки не было. Об этом можно судить по снимкам оборудования, которые опубликовал Telеgram-канал Mash.

В сообщении канала отмечалось, что в качестве помещения для майнинга использовалась «какая-то подсобка». О том, как именно была организована добыча криптовалюты в «Бутырке», «Ленте.ру» рассказал человек, который зарабатывает майнингом на жизнь. Он согласился пообщаться на условиях анонимности: хотя майнинг в России пока не запрещен, Госдума размышляет о его правовом статусе уже около года, и не исключено, что в будущем он в той или иной степени окажется под запретом.

В «Бутырке» были установлены три наиболее популярных битмайнера, ASIC s9. Это агрегаты, специально собранные для майнинга фабричным способом, а не «мощные компьютеры с видеокартами», как о них писали СМИ. «Асики» покупают десятками, а порой и сотнями — это один из простейших битмайнеров

майнер Илья (имя изменено)

По словам Ильи, продавцы подобного оборудования заинтересованы в продаже «Асиков» и с радостью объясняют, как ими пользоваться. Дело в том, что отдельный доход они получают именно за обслуживание битмайнеров. Судя по данным СМИ, один «Асик» для психбольницы «Бутырки» стоил 45 тысяч рублей, а все три — 135 тысяч.

Однако, как отмечает Илья, ASIC s9 был создан около пяти лет назад и «заточен» под ограниченный круг криптовалют. Главная из них — биткоин, выработка которого возрастает, а выгода от его майнинга постепенно падает. Поэтому, по словам собеседника «Ленты.ру», даже цена в 22,5 тысячи рублей для ASIC s9 довольно высока. Но если фигуранты из «Бутырки» приобрели три таких битмайнера по 45 тысяч рублей, то или эта цифра завышена следствием, или их просто обманули.

Если же говорить про доход от майнинга в «Бутырке», то затраты на электричество — это примерно 10-15 процентов от стоимости всей добытой криптовалюты. Можно предположить, что в СИЗО при затратах на энергию в 62 тысячи рублей добыли «крипты» на 400-600 тысяч рублей. Причем я бы склонялся к меньшей цифре

майнер Илья (имя изменено)

Капитанский просчет

Электричество — это вторая статья расходов для майнера после оборудования. Фигурантам дела казенная энергия «Бутырки» обошлась бесплатно, поэтому в этой части их план был вполне понятен. Однако были вещи, которые сотрудник СИЗО вполне мог не учесть.

Каждый «Асик» весит 5,5 килограмма и имеет два вентилятора. Они очень громкие и со временем становятся только шумнее из-за загрязнения пылью: рядом с ними приходится повышать голос, чтобы собеседник вас услышал

майнер Илья (имя изменено)

Кроме того, «Асики» выделяют много тепла: при его грамотном отводе пять-восемь таких битмайнеров способны подогревать котел в частном доме. Но в невентилируемом или слабопроветриваемом помещении тепло от «Асиков» выдаст их практически моментально.

По версии правозащитницы и журналистки Евы Меркачевой, капитана Цыганова следователям сдал кто-то из пациентов психбольницы — и ему поверили.

Однако другой правозащитник, Владимир Осечкин, относится к этой версии скептически. По его словам, в «Бутырке» есть оперативный отдел, который следит за всем, что происходит с заключенными: нет ли среди них конфликтов, соблюдают ли они распорядок дня и так далее.

У Цыганова была совсем другая работа — по сути, он следил за периметром изолятора и его защитой от внешнего мира. Он мог помогать кому-то из коллег проносить на территорию СИЗО «запреты» — запрещенные предметы, список которых очень велик. И оперативный отдел не мог об этом не знать

правозащитник Владимир Осечкин

По мнению Осечкина, поскольку добыча криптовалюты была организована в психбольнице на территории «Бутырки», кто-то явно должен был помочь подвести туда электричество. И добывать там криптовалюту могли бы очень долго, если бы кому-то из недругов капитана не понадобилось его убрать.

СКР собирается проверить руководство «Бутырки», но это ничего не даст. Изолятор переполнен: там на 700 человек больше, чем должно быть. Так что повод для проверки СИЗО у следователей всегда под рукой, но там и раньше ничего не происходило, и сейчас не произойдет

правозащитник Владимир Осечкин

Не «Бутыркой» единой

Сотрудники правоохранительных органов в России крайне редко попадаются на майнинге криптовалют — но все же случай с «Бутыркой» не единственный в своем роде. Так, в октябре 2021 года сотрудник ГИБДД в Саратове лишился работы из-за майнинга на службе.

Материальный ущерб от его незаконной деятельности составил 231 тысячу рублей: именно столько отделение ГИБДД, где он служил, переплатило за электричество. На полицейского завели уголовное дело по части 1 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), а в декабре его уволили со службы. Сейчас он ожидает приговора.

Что касается капитана Цыганова, то он сегодня находится под домашним арестом, на него завели дело по статье 286 УК РФ с максимальным наказанием до четырех лет лишения свободы. Учитывая, что обвиняемый — не рецидивист, ему вряд ли грозит реальный срок: как показывает практика, силовикам по этой статье их дают редко.

Да и домашний арест вместо отправки в СИЗО для капитана может считаться неплохим знаком. Правда, Цыганова уволили со службы в «Бутырке» и лишили пенсии: сейчас он пытается оспорить это в суде. Кстати, любопытно, что даже сотрудников ФСИН, осужденных по громким делам о пытках, пенсии все-таки не лишали.

***

За комментариями по делу Андрея Цыганова «Лента.ру» обратилась к его адвокату Борису Асрияну, но он от общения отказался. Не исключено, что защита обвиняемого оставила общение с прессой в качестве оружия последней надежды. Кто знает, какие секреты известны капитану Цыганову, который отвечал за внешний периметр легендарной «Бутырки». Если он поймет, что терять ему нечего, может и заговорить. И вполне вероятно, что майнинг в психбольнице при таком сценарии покажется мелочью.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа