Голод, бедность, беспорядки. Почему из-за санкций против России миллиарду людей на всей планете угрожает нищета?

На фоне начала российской военной операции на Украине и последовавших санкций в отношении Москвы Запад столкнулся с угрозой продовольственного кризиса: цены на еду по всему миру бьют исторические рекорды. Россия и Украина — крупнейшие экспортеры зерновых, а боевые действия и антироссийские ограничения стали серьезным ударом по поставкам продукции. Первыми с нехваткой продовольствия могут столкнуться Ближний Восток и Северная Африка — неспокойный регион, где население и так загнано в нищету чередой местных конфликтов. Если ограничения и эмбарго ударят по энергетическому сектору и поставкам удобрений, кризис станет еще сильнее и напрямую затронет страны первого мира. «Лента.ру» в рамках проекта «Ударная волна» рассказывает о неожиданных последствиях санкций.

Цена выживания

Мировые цены на еду в марте установили исторический рекорд. Среднее значение индекса Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) достигло максимального уровня за все время наблюдений — 159,3 пункта. За последний год показатель, который позволяет отслеживать колебания цен на самые ходовые продукты, вырос более чем на треть.

Взлет цен начался еще в 2020 году, а в 2021-м индекс ставил новые рекорды почти каждый месяц.

По продовольственной безопасности планеты били и последствия пандемии, нарушившие сложившиеся цепочки поставок, и стихийные бедствия, вызванные изменением климата, — засухи и наводнения.

За 2021 год стоимость пшеницы и ячменя увеличилась на треть, подсолнечное и рапсовое масла подорожали больше чем на 60 процентов.

Растущие цены на продукты толкают людей по всему миру в нищету: каждый процентный пункт продовольственной инфляции увеличивает число живущих за чертой бедности на 10 миллионов человек.

Новый удар

В конце февраля ситуацию усугубил еще один фактор: Россия начала операцию на Украине, а страны Запада, реагируя на решение Москвы, стали вводить широкие экономические санкции, бьющие по налаженной логистике и финансовой системе.

Между тем Россия и Украина играют ключевые роли в поставках продовольствия в мире: на них приходится больше трети общемирового объема экспорта зерновых и больше половины — подсолнечного масла. Обе категории продукции уже рекордно подорожали, и проблемы еще впереди, предупреждают в ООН.

«Сбои в товаропроводящих цепочках и логистике поставок зерновых и масличных культур из Украины и России наряду с наложенными на Россию экспортными ограничениями скажутся на уровне продовольственной безопасности», — подчеркивает генеральный директор ФАО Цюй Дунъюй.

Часть рисков связана с тем, как будет развиваться ситуация на Украине. Неясно, будет ли у украинских фермеров возможность собрать урожай: агросектору может просто не хватить рабочих рук. Производство зерновых в стране может сократиться на 30-35 процентов, а урожай кукурузы, крупным экспортером которой также является Украина, рискует рухнуть до минимального уровня за десять лет.

Но даже имеющиеся объемы зерновых почти невозможно сбыть: доступ в украинские порты на Черном море перекрыт, а поставки по железным дорогам через западную границу ничтожны. К тому же Украина уже запретила экспорт мяса, гречки, сахара и соли, а поставщиков подсолнечного масла, кукурузы, куриного мяса и яиц обязала получать на это специальное разрешение.

Россия экспорт продолжает, хотя определенные ограничения установлены: квоты на поставки зерна за рубеж действуют с 2020 года, однако теоретически их можно было обойти через страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС), которых меры не касались. Теперь же правительство ввело временный запрет на экспорт внутри ЕАЭС, объяснив это защитой внутреннего продовольственного рынка в условиях внешних ограничений. Мера, как следовало из неофициальных разъяснений, призвана предотвратить перетекание продукции из государств ЕАЭС, уже закупивших для себя нужные объемы.

Однако от своих обязательств по поставкам продуктов Москва не откажется, подчеркивают власти.

«Россия остается надежным игроком на мировом рынке продовольствия, мы выполним все наши международные обязательства по всем экспортным контрактам, каких бы трудностей нам это ни стоило»

Дмитрий Биричевскийдиректор департамента экономического сотрудничества МИД России

После начала военной операции трудности действительно появились. Проблемы возникли с получением платежей и страхованием: банки не всегда соглашались переводить деньги, а страховые компании — отвечать за риски, связанные с заходом судов в порты России.

Москва настаивает, что к продовольственному кризису мир толкают именно санкции: ограничения ведут к разрыву логистических цепочек и финансовых схем оплаты любых поставок из России, кроме нужных Западу энергоносителей, утверждают в российском представительстве при ООН.

Что посеешь

Широкие экономические ограничения и прекращение делового сотрудничества могут ударить по российскому сельскому хозяйству в целом, не только непосредственно по экспортным процессам. Проблемы возможны, в частности, с оборудованием, необходимым аграриям для нормальной работы. По итогам прошлого года больше 75 процентов на рынке сельхозтехники приходилось на импорт, а в числе главных поставщиков были оказавшиеся «недружественными» Германия и Нидерланды. Больше всего в Россию ввозят машин для уборки урожая и механизмов для обмолота — около четверти от общего объема поставок. Крупнейший производитель сельхозтехники Deere уже приостановил экспорт в Россию.

Альтернативу западной продукции можно найти в других странах, хотя в некоторых случаях замена может быть проблематична, считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько. В Министерстве сельского хозяйства подтвердили, что российские заказчики уже ищут новых поставщиков: в связи с санкциями многие иностранные компании вернули авансы за оборудование.

Помимо него, есть и еще один аспект: урожай не вырастишь без семян, а здесь Россия по некоторым видам продукции очень серьезно зависит от импорта: для кукурузы доля зарубежных семян составляет 58 процентов, подсолнечника — 73 процента, сахарной свеклы — 98 процентов. Задача снизить долю иностранных поставок есть, в Минсельхозе говорят, что работают над ускорением замещения импортного материала отечественными семенами, однако для развития сектора семеноводства нужно время, компетентные кадры и крупные вложения. Если ограничения, вводимые «недружественными» странами, затронут и поставки семян в Россию, вопрос продовольственной безопасности в мире станет еще более острым: трудности с производством внутри страны неизбежно скажутся на экспорте.

«Санкции могут привести к нарушению импорта сельскохозяйственной продукции, в частности, пестицидов и семян, от которых Россия сильно зависит. Это может привести к сокращению посевных площадей, снижению урожайности и качества. Это подвергает российский сельскохозяйственный сектор и мировые поставки продовольствия в целом значительным рискам», — полагают в ФАО.

По прогнозам структуры ООН, мировые цены на продовольствие в сельхозсезоне 2022-2023 годов вырастут до 22 процентов по сравнению с уже и так высоким нынешним уровнем. Ведь другие страны смогут лишь частично компенсировать снижение объемов украинского и российского экспорта зерновых и подсолнечника.

Хрупкий мир

Последствия надвигающегося кризиса в первую очередь ощутят на себе почти полсотни стран, примерно на треть зависящих от поставок российского и украинского зерна. Речь идет о севере Африки, Азии и Ближнем Востоке, причем спрос там и без нынешнего кризиса прогнозировался более высокий — из-за засухи в Иране, Турции и Алжире. Регион, в колоссальной степени зависящий от импорта продуктов, и так всегда ощущал их нехватку, а теперь еда может оказаться или вообще недоступной, или слишком дорогой.

Некоторые страны едва ли не полностью обеспечивают свое население лишь за счет украинской и российской продукции: так, Ливан, уже переживающий один из тяжелейших в мировой истории кризисов, импортирует 60 процентов растительного масла с Украины, а почти все оставшиеся объемы — из России.

Бейрут ищет альтернативные источники поставок, однако другие страны либо запретили поставки за рубеж, либо резко подняли цены. Пять литров масла сейчас стоят в Ливане около 30 долларов — примерно столько составляет минимальный размер оплаты труда в стране. В Сирии, где долгие годы войны довели до нищеты 90 процентов населения, масло с конца февраля по конец марта подорожало в два раза. В Египте, где и без вооруженных конфликтов за чертой бедности живет треть граждан, цены на хлеб в марте выросли на 50 процентов.

Ситуация может привести к волнениям в неспокойном регионе — и напоминает предпосылки «арабской весны», предупредила глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева: «Когда люди не могут прокормить свои семьи из-за скачка цен, они выходят на улицы. И мы знаем, что проблемы распространяются дальше и никогда не ограничиваются тем регионом, где возникли».

Масштабы растут

Во Всемирном банке, МВФ, Всемирной торговой организации (ВТО) и ООН призывают мир немедленно начать бороться с угрозой голода и отказаться от запретов на поставки продовольствия. Организации указывают, что проблемы могут коснуться не только беднейших стран: уязвимыми становятся и государства со средним доходом.

Экономисты инвестиционного банка Barclays тоже считают, что риски в перспективе ударят не только по развивающимся, но и по развитым странам. Причина в том, что положение дел в сельском хозяйстве зависит еще и от ситуации в энергетике, а санкции и контрсанкции, полагают специалисты, неизбежно приведут к сокращению поставок энергоносителей. Между тем энергетическая составляющая играет значительную роль в сельхозпроизводстве из-за его механизации и расходов на транспорт, замечают специалисты.

В ООН также напоминают, что сельское хозяйство нуждается в топливе, газе и электричестве, к тому же без энергии невозможно производство кормов и их ингредиентов. Здесь все снова упирается в импорт из России, которая остается крупнейшим участником глобального энергетического рынка.

Кризис в секторе начался еще до украинских событий и масштабного геополитического противостояния и теперь грозит усугубиться до беспрецедентного уровня. Продажа российской нефти серьезно осложнена санкциями, а крупный покупатель российского газа — Евросоюз — планирует серьезно сократить импорт. Москва тоже выражает намерение остановить поставки топлива, если ее условия по форме оплаты не будут выполнены. Так, 27 апреля «Газпром» приостановил поставки газа по действующим контрактам в Болгарию и Польшу. Компания объяснила, что не получила от этих стран оплаты в рублях, и подчеркнула, что поставки возобновят после того, как будет проведена оплата по новым реквизитам.

Цены на нефть и газ уже находятся на очень высоком уровне, и в случае дальнейших запретов и ограничений будут устанавливать новые рекорды.

Взлет цен на энергоносители заодно бьет еще по одной ключевой для сельского хозяйства отрасли: сырьем для изготовления некоторых удобрений является газ. В прошлом году его подорожание уже серьезно ударило по европейским производителям, которые были вынуждены приостанавливать работу своих заводов.

Почва для проблем

Рынок удобрений между тем тоже в значительной степени зависит от России. Потребности Европы в фосфатах страна перекрывает на четверть, в азотных удобрениях — почти на треть. Евросоюз в рамках одного из пакетов санкций уже ввел квоты на поставки из России ряда видов продукции, однако они очень близки к обычным объемам их поставок в ЕС и, вероятно, призваны не допустить перенаправления через Россию белорусской продукции, еще раньше оказавшейся под санкциями.

Но локальные ограничения на поставки удобрений все равно возникают: трудности аналогичны тем, с которыми сталкиваются экспортеры продовольствия. Транспортировать грузы, страховать суда и заходить в порты становится все проблематичнее, и Россия в таких условиях может и вовсе отказаться от поставок на Запад. В середине апреля президент России Владимир Путин говорил, что отрасль «найдет куда деть» свою продукцию — экспорт могут переориентировать в те страны, которые пока не оказались в списке «недружественных». В правительстве отмечают, что производители удобрений уже лишились части зарубежных рынков и рассчитывают на спрос со стороны государств, не присоединившихся к санкциям.

Впрочем, по мнению Путина, западные государства не откажутся от закупок удобрений в России.

«[Удобрения] — это дефицит сегодня. Дефицит будут брать. С голоду никто не хочет умирать»

Владимир Путинпрезидент России о перспективах покупки российских удобрений странами Запада

США в конце марта уже вывели удобрения из-под санкций, приравняв их к товарам первой необходимости: лицензия минфина страны разрешает любые операции с такой продукцией, что серьезно упрощает вопросы логистики.

Однако стоимость удобрений сейчас растет, и подорожание серьезно скажется на сельском хозяйстве во всем мире, предупреждает специалист британской консалтинговой компании CRU Крис Лоусон. Цены на азотные удобрения в мире с начала операции на Украине к середине марта взлетели на 40-50 процентов, фосфорных и калийных — примерно на 30 процентов. По сравнению с началом 2020-го цены выросли в три-четыре раза. «Учитывая уже сложившуюся непростую ситуацию на рынках зерновых и масличных, а также роль на них России и Украины, продовольственная инфляция остается все более значимым риском», — подчеркнул Лоусон.

«Если вывоз российских удобрений остановится, то цены улетят в стратосферу»

Леонид Хазановэкономист

В Европе стоимость удобрений в случае прекращения импорта из России может «улететь в стратосферу», считает независимый эксперт Леонид Хазанов. Рост цен еще сильнее раскрутит спираль начавшегося кризиса: европейские фермеры снизят закупки удобрений, урожайность упадет, производство продовольствия снизится, еда подорожает. Между тем в Европе тоже есть крупные производители той же пшеницы — Франция в 2020 году занимала четвертое место в списке экспортеров, обогнав украинских поставщиков, Германия была на восьмом. Фермеры в Европе уже обеспокоены и ростом цен, и вопросом доступности удобрений.

Растут цены и в Азии: за прошедший год они увеличились в два-три раза. Урожай риса, ключевой для региона культуры, в следующем сельхозсезоне даже по очень консервативным оценкам может упасть на 10 процентов — потенциальный ущерб оценивается в 36 миллионов тонн. Такими объемами можно накормить полмиллиарда человек.

В перспективе последствия событий на Украине могут затронуть пятую часть населения мира, предупредил генсек ООН Антониу Гутерриш: голод и нищета теперь угрожают 1,7 миллиарда человек. Последствия столь широкого кризиса неизбежно приведут к социальным и экономическим потрясениям, которые могут быстро приобрести глобальные масштабы.

Здравый смысл подсказывает, что при таких рисках не может быть места необдуманным действиям и опрометчивым запретам. Перед столь колоссальной угрозой государства должны быть как никогда заинтересованы в мирном взаимодействии — ясном пути к спасению для сотен миллионов людей. Ведь пока еще есть возможность избежать катастрофы.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа