Вводная картинка

Гормональный пшик. Мертвые подростки, американцы на Камчатке и Крюгер: ради чего смотреть новые «Очень странные дела»?

Культура

В сети появилась первая часть четвертого сезона «Очень странных дел», одного из самых популярных сериалов не только на Netflix, но и на американском телевидении в принципе. На этот релиз боссы стримингового сервиса, дела которого с недавних пор катятся под откос, возлагали большие надежды — и потому бюджет хитового шоу составил монструозные 30 миллионов долларов за эпизод. В продолжении проекта братьев Даффер подростковые кости беспощадно ломаются, кровь льется ручьями (преимущественно из носов), а сюжет фонтанирует отсылками к культуре 80-х и даже 90-х. О том, какой получилась последняя надежда Netflix, — в материале «Ленты.ру».

К весне 1986-го дружная компания детей из вымышленного города Хоукинса разделилась. Семья Байерсов перебралась в Калифорнию вместе с Одиннадцатой, или Оди (Милли Бобби Браун), которая вместе с Уиллом (Ноа Шнапп) тщетно пытается вписаться в компанию модных и злобных детишек. Мать Уилла Джойс (Вайнона Райдер) слишком занята новой бессмысленной работой, а его старший брат Джонатан (Чарли Хитон) обрел гармонию в компании нового товарища Аргайла (Эдуардо Франко) и конопли, под воздействием которой будет находиться чуть ли не весь сезон.

Все невзгоды Оди в школе отходят на второй план, когда в гости наконец приезжает ее бойфренд Майк (Финн Вулвхард). Одиннадцатая разыгрывает перед ним целый спектакль об успешной и насыщенной жизни, но кончается он трагично — жестоким унижением от одноклассниц на роликовом корте и последовавшим за ним всплеском неконтролируемой агрессии. И вот Оди уже сидит в полицейском фургончике на пути в исправительную колонию для несовершеннолетних. Впрочем, доехать до нее не получится — в пустыне копов остановят федеральные спецагенты. Они отвезут заключенную к ее старому знакомому доктору Бреннеру (Мэттью Модайн), который годы назад и окрестил Одиннадцатую номером вместо имени. Героине снова придется спасать мир, и опять из-за чертовщины, которая творится в Хоукинсе.

А происходит вот что — один за другим в городке начинают умирать подростки. Первой жертвой становится чирлидерша, приехавшая домой к одиозному пареньку Эдди (Джозеф Куинн, играющий нечто среднее между Дэниелом из «Хулиганов и ботанов» и Джоном Бендером из «Клуба “Завтрак”») за кетамином — неведомые силы внезапно поднимают девушку в воздух и перемалывают ей все кости. Эдди, справедливо убежденный, что полиция в увиденное им не поверит, подается в бега. Помочь ему берется сдружившийся с фриком Дастин (Гейтен Матараццо) и компания — подростки выясняют, что виной всему очередной монстр из «Изнанки» по имени Векна. Разумеется, куда более опасный, чем все предыдущие противники героев вместе взятые.

Но спасать в новом сезоне нужно не только подростков Хоукинса — Джойс по почте присылают из России фарфоровую куклу, внутри которой та находит записку с требованием выкупа. А значит путь героини лежит на холодную снежную Камчатку, где плененный шериф Джим Хоппер (Дэвид Харбор) строит для советской власти железную дорогу.

Такое обилие параллельных сюжетных линий вполне объяснимо, ведь за три сезона «Очень странные дела» успели обрасти более чем десятком ярких, непохожих друг на друга персонажей, расставаться с которыми Дафферы явно не спешат — а тут уже и новые герои подоспели. Как и в предыдущей части, шоураннеры делят широкий актерский состав на группы с наилучшей (на их взгляд) химией и бросают несчастных в разномастные приключения, вдохновленные классикой 1980-х и, в некоторых случаях, 1990-х. Вот Джонатан и Марк трясутся в фургоне, зажимая рану истекающего кровью федерала словно персонажи «Бешеных псов». Вот конспиролог Мюррей (Бретт Гельман) как заправский Рэмбо устраивает карате-поединок в летящем над снежной тайгой самолете. А вот Нэнси Уилер (Наталия Дайер) оказывается в логове то ли Векны, то ли Пинхеда из «Восставшего из ада».

И поначалу такое разделение освежает действие — зрителей из солнечной Калифорнии швыряет прямиком на Камчатку или Аляску, а из пропитанного истеричным мраком Хоукинса — в еще более пугающую «Изнанку». Однако быстро становится очевидно, какие сюжетные линии являются для нового сезона ключевыми, а какие лишь разбавляют действие комедией — и за последними в итоге следить становится не так уж интересно. Не менее печально выглядят персонажи, которые, внеся свой важный вклад в развитие сюжета, становятся молчаливыми спутниками других, более ярких героев, изредка вбрасывая пару-тройку фраз в их диалоги.

Кажется, уже второй сезон подряд «Очень странные дела» пытаются выжить исключительно за счет своих полюбившихся зрителям персонажей. В ряде случаев эта ставка все еще оказывается выигрышной

Суровый Хоппер при всей клюквенности советской тюрьмы выглядит в ее декорациях настоящим американским супергероем-стоиком, не меньший восторг вызывает бесподобная Макс (Сэди Синк), оказавшаяся тет-а-тет с главным антагонистом (сцена с героиней, благодаря которой песня Кейт Буш Running Up That Hill взлетела в чартах, так и вовсе является жемчужиной всего сезона). Вернулись и маркеры времени — если в прошлом сезоне жители Хоукинса жили в паранойе от «красной угрозы», то теперь город охватывает истерия по поводу сатанинских культов (приверженцами которых являются, конечно, юные фанаты хеви-метала и «Драконов и подземелий») и маньяков. Последний страх, впрочем, вполне оправдан, ведь Векна как раз таки инфернальным серийным убийцей и является — по сути, представляя собой воплощение Фредди Крюгера.

Именно «Кошмар на улице Вязов» и становится основным источником вдохновения Дафферов для центральной сюжетной линии — в новом сезоне нашлось место даже Роберту Инглунду, сыгравшему Фредди Крюгера во всех восьми фильмах франшизы. Для сериала такие оммажи привычны — в первых частях Дафферы брали за основу спилберговского «Инопланетянина» и «Секретные материалы». В их проекте правительственный заговор и атмосфера тотального недоверия властям тоже становились фоном для более глубинных страхов главных героев перед грядущими переменами переходного возраста. Только вот перемены эти уже который сезон обходят героев «Очень странных дел» стороной, хотя почти все они, кажется, давно уже пережили препубертат. И особенно очевидным это становится как раз таки благодаря «Кошмару на улице Вязов».

Как и в предыдущих сезонах «Очень странных дел», перенесенный из культовых хорроров монстр здесь метафоричен. Жертвами Векны становятся исключительно депрессивные подростки, и без участия злодея мучающие себя чувством вины из-за различных трагических событий прошлого. То есть речь тут идет, по-видимому, о подростковом суициде — даже побороть чары злодея помогают только внимание друзей и любимая музыка.

Беря за основу «Кошмар на улице Вязов», Дафферы с помощью фигуры инфернального серийного убийцы подростков играют сразу в нескольких плоскостях. С одной стороны — помещают персонажей в ностальгические декорации культовых хорроров прошлого века. С другой — выводят на передний план проблемы куда более современные. Загвоздка в том, что франшиза, которую шоураннеры взяли за основу на этот раз — пускай во многом случайным образом, но все же, — была куда более смелой и провокационной в метафоричном изображении подросткового ангста, накрепко связанного с половым созреванием. Достаточно вспомнить культовые сцены с когтистой перчаткой в ванной, поркой в душе, вылезающим из трубки языком, при всей абсурдности несшие куда более глубокую смысловую и эмоциональную нагрузку, чем любые галлюцинации подростков из Хоукинса, будто бы замороженных в статичном состоянии вечных детей. В свою очередь столкновение Одиннадцатой с жестокими одноклассницами пропитано духом «Керри» — но и здесь в сравнении с оригиналом шоу Дафферов выглядит как отцензуренная и кастрированная версия хоррора Брайана Де Пальмы.

Словом, четвертый сезон едва ли структурно отличается от предыдущих — все те же оммажи, те же метафоричные монстры и те же прогоняемые по новому кругу отношенческие вопросы. Декорации меняются, герои между собой тасуются, но новый сезон (за исключением редких действительно сильных моментов) кажется во многом вторичным уже самому сериалу, а не только ужастикам об обгоревшем монстре из сновидений. Дафферы пытаются следовать той же стратегии, которая сделала первые сезоны «Очень странных дел» международным хитом, но категорически не дают своим героям повзрослеть — возможно, из родительских чувств, но скорее, конечно, из-за желания тянуть самую успешную франшизу Netflix о школьниках как можно дольше.

Первую часть четвертого сезона «Очень странных дел» (Stranger Things) можно посмотреть на площадке Netflix. Релиз второй части, состоящей из двух эпизодов, запланирован на 1 июля

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа