Вводная картинка

«Мы адаптируемся ко всему» Об импортозамещении в России

Экономика

О первых серьезных санкциях западных стран против России в новом веке мы узнали в 2014 году. Но прошло восемь лет, а экономика страны не рухнула, как бы этого ни хотели злопыхатели. Была запущена программа импортозамещения, начал работать коммуникационный проект национального бренда «Сделано в России». О том, как страна справляется без импортных составляющих многих процессов в разных сферах и как их заменить, — мнения экспертов на «Ленте.ру».

«Отрицать успехи глупо»

Директор Центра региональной политики РАНХиГС при президенте России Владимир Климанов вспоминает, что до 2014 года слово «импортозамещение» мы вспоминали только тогда, когда речь шла об экономической истории зарубежных стран. Это была стратегия, которую развивали некоторые государства Азии и Латинской Америки последние полстолетия.

«Когда мы к этому процессу подступились — и он пошел, безусловно, отрицать успехи глупо, они заметны. Появились многие отечественные товары, которые заменили дефицит импортных», — считает Климанов.

В то же время он отметил, что этот процесс не был до конца отработанным, и привел в пример статистику, которая говорит о доле импортных товаров в общем объеме производства, но, по его словам, сейчас выяснилось, что давать такую оценку весьма рискованно: «Потому что есть критически важные детали, компоненты или сырье, которые могут быть в весовой какой-то компоненте не очень высокими, но в тоже время они критически важны, без одной какой-то детали весь агрегат выпускать нельзя».

По словам Климанова, здесь случились недоработки, которые сейчас больно бьют, например, по многим отраслям машиностроения, химической промышленности, целлюлозно-бумажной, иногда и в сельском хозяйстве, поскольку там тоже есть импортные закупки семенного фонда и биодобавок. Сейчас, уверен директор Центра региональной политики РАНХиГС при президенте России, очень важно иметь понимание того, что нам необходимо в первую очередь, чтобы в условиях жестких санкций бесперебойно и безопасно наладить производство, выпуск необходимых товаров.

«Потенциал сектора огромен»

По словам вице-президента Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Ольги Башмачниковой, фермеры, малый сектор, ОПХ какой объем продукции производили, такой и производят. Для них, считает она, ничего глобально не поменялась, чтобы они уменьшили или увеличили объем.

«В этом году были семена, средства защиты растений, потому что все было закуплено ранее. В следующем году это поменяется — с учетом того, что часть семян мы сами не производим, — отметила эксперт. — Наверное, будут заменены поставщики из других стран, поэтому, если структура посева и производство поменяется, то незначительно».

Ольга Башмачникова уверена, что у нас есть ресурсы и резервы для того, чтобы увеличить в малом секторе сельского хозяйства объем производства. Она привела в пример овощеводство, где, по ее словам, у нас 80 процентов производят малые формы хозяйства — ОПХ и фермеры. «Львиную долю производит малый сектор, и надо подумать над тем, чтобы он производил еще больше», — считает вице-президент АККОР.

По ее мнению, для этого необходимо снять административные барьеры, подумать над стимулирующей поддержкой, решить проблемы кадров, стоимости воды и электроэнергии и реализации фермерской продукции, нужны малые логистические центры на уровне районов.

«Отличная инициатива Минпромторга — строительство оптово- розничных рынков. Чем больше их будет, тем больше будет возможности у мелких производителей сбывать свою продукцию, — уверена Ольга Башмачникова. — Потенциал сектора огромен. Но нужна инъекция, чтобы он выстрелил».

По ее словам, сейчас государство принимает меры для того, чтобы «селекционной фонд заработал, чтобы мы решили проблемы и по семенам, и по селекции животных, и по инкубационному яйцу, и по средствам защиты растений». Она считает, что на это все уйдет время, но все это реально можно сделать. «Любые решения через какой-то период дают результат, сейчас они принимаются. А малый сектор может дать очень много, просто с ним надо работать», — уверена вице-президент АККОР.

«Заставляет нас сам рынок»

Вице-председатель Челябинского областного отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Дмитрий Клеутин считает, что до введения санкций импортозамещение в России было добровольным, то есть компании сами определяли, что им выгоднее: кто-то гнался за короткими деньгами, а кому-то проще было купить за рубежом.

«А сейчас у нас принудительная импортозамещение, и заставляет нас сам рынок, — уверен он. — Вопрос стоит так: либо мы производим продукцию и поставляем ее на российский рынок, либо мы перестаем существовать как предприятие».

По его словам, лучше всего сейчас ситуация у тех компаний, которые уже успешно и давно занимались импортозамещением. Дмитрий Клеутин приводит в пример Челябинский канатно-веревочный завод. «Он полностью импортозамещенный. Кроме канатов и шнуров, они и оборудование целиком сами для себя производят. Полный цикл», — сообщил он.

Еще недавно Россия сильно зависела от поставок из-за рубежа, например, в области вентиляционного оборудования. Но сейчас, по словам Дмитрия Клеутина, в стране открывается много предприятий, «которые исследования проводят на высочайшем уровне и производят высокотехнологичную продукцию для промышленных и жилых зданий не хуже».

Сейчас, по его словам, существует много госпрограмм по стимулированию производства, и многие компании ими пользуются. Он рассказал, что в Челябинской области успешно запустилась биржа импортозамещения и «идет активное наращивание потенциала технических специальностей, становится все более популярной у выпускников вузов профессия инженера». «Мы не просто занимаемся копированием какого-то европейского опыта, но и разработкой и подтверждением параметров собственного производства, — уверен он. — И нам, конечно, необходимо его стимулирование, а мы адаптируемся ко всему».

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа