Вводная картинка

Венгрия не поддержала санкции против России. Как ее лидер идет на конфликт с Европой и удерживает власть?

Мир

Парламент Венгрии переизбрал Виктора Орбана на пост главы правительства после того, как в начале апреля его партия одержала очередную сокрушительную победу на выборах. Политик отправился на четвертый срок подряд — на посту главы государства он находится дольше всех остальных лидеров Европейского союза. Все эти годы Орбан держался в стороне от либеральных европейских трендов, проводя достаточно консервативную политику. Видимо, поэтому его очередную победу восприняли как окончательное оформление «автократии в самом сердце Европы». Вопреки давлению ЕС, политик придерживается независимого курса и в отношении событий на Украине. Он категорически отказывается от поставок вооружений для Киева через территорию своей страны — а сейчас еще и блокирует очередной пакет санкций против России. Как консервативному политику удается так долго удерживать власть в Европе, почему он не боится идти наперекор партнерам по Евросоюзу и может ли Венгрия покинуть его — разбиралась «Лента.ру».

Виктор — значит победитель

Вечером 3 апреля Виктор Орбан поднялся на сцену возле своего предвыборного штаба на берегу Дуная. Ликующая толпа принялась скандировать «Виктор, Виктор!». «Мы одержали крупную победу, — обратился политик к сторонникам. — Настолько крупную, что ее, пожалуй, можно увидеть с Луны, и уж тем более из Брюсселя». По итогам состоявшихся в этот день выборов правящая партия «Фидес» с большим отрывом обошла своих оппонентов, а ее лидер Виктор Орбан остался на четвертый подряд срок премьер-министром Венгрии.

Правому политику и его национал-консервативной партии противостояла разношерстная коалиция из шести политических сил: от «Йоббик», в прошлом крайне правой партии, но сейчас скорее тяготеющей к правоцентризму, до партий левого толка вроде Венгерской социалистической партии и «Демократической коалиции». Вопреки диаметрально противоположным политическим взглядам, венгерские оппозиционные политики объединились против Орбана. Это, по выражению одного из членов коалиции, «брак поневоле», но куда важнее было положить конец 12-летнему правлению «Фидес».

Мы объединились, и все мы в первую очередь смотрим на то, что нас объединяет, а не на то, что разделяет. Мы сместим этот режим, самый коррумпированный, который Венгрия знала за последнее тысячелетие

Петер Марки-Зайлидер оппозиционной коалиции

Предвыборная кампания оппозиции главным образом, конечно, затрагивала внутриполитические вопросы вроде борьбы с коррупцией и консерватизма Орбана, который, по мнению его противников, подрывает демократические права и свободы граждан Венгрии и все больше отдаляет страну от остальной Европы.

Разумеется, не обошлось и без внешнеполитической повестки. Боевые действия на Украине, казалось бы, должны были ослабить позиции Орбана из-за его близких отношений с Владимиром Путиным — венгерского политика нередко называют последним европейским другом российского президента. В оппозиции предстоящее голосование позиционировали как цивилизационный выбор — между Путиным и Европой. Орбан парировал, обвиняя своих оппонентов в стремлении втянуть Венгрию в конфликт и позиционируя себя в качестве «кандидата за мир».

Однако их шансы изначально были не равны. На победу «Фидес» были брошены колоссальные ресурсы. Большинство венгерских СМИ в той или иной степени подконтрольны государству, и, в отличие от большинства государств Европы, в Венгрии нет закона, предписывающего предоставлять всем кандидатам одинаковое количество эфирного времени. В результате оппозиционные политики практически не появлялись на гостелевидении. «Фидес» потратила на агитационные билборды в восемь раз больше средств, чем объединенная оппозиция. Правящая партия без труда доминировала в информационном пространстве — на деньги налогоплательщиков.

Более того, за 12 лет у власти «Фидес» несколько меняла избирательное законодательство, чтобы улучшить свои электоральные шансы: например, при помощи джерримендеринга — произвольного перекраивания избирательных округов в свою пользу — и новых правил, по которым можно было получить дополнительные места в парламенте в случае крупной победы в одномандатных округах. Эти нововведения, например, помогли правящей партии удержать супербольшинство в парламенте на выборах 2014 года, хотя она и набрала на 8 процентов меньше голосов, чем в 2010-м.

На руку Орбану сыграло и предоставление избирательных прав венграм, проживающим в Румынии, Словакии и украинском Закарпатье — свыше 90 процентов бюллетеней, отправленных из-за рубежа, были за «Фидес». В оппозиции возмутились отсутствием полноценного надзора за голосованием по почте и обвинили правящую партию в мошенничестве. Их подозрения подтвердил обнаруженный в Трансильвании мешок с сожженными бюллетенями — все они были за объединенную оппозицию.

Сомнения в честности прошедших в Венгрии выборов выразили и международные наблюдатели. В докладе Европейской сети организаций по наблюдению за выборами, в частности, указывалось на «недостатки и пробелы в законодательной базе», которые сыграли на руку «Фидес». Европейские политологи и вовсе посчитали, что выборы в Венгрии «были свободными, но не справедливыми».

135

из 199 мест в парламенте получила партия «Фидес»

Так или иначе, Орбану и его партии удалось заполучить две трети мест в венгерском парламенте — этого большинства достаточно для внесения поправок в конституцию. Будущее объединенной оппозиции при этом выглядит весьма удручающим: скорее всего, тяжелое поражение приведет к развалу разношерстной коалиции, счел доцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ Вадим Трухачев. «Левые уйдут в одну часть квартиры, либералы и зеленые — в другую, а консерваторы — в третью. Будет развал по идеологическому признаку», — предположил он в беседе с «Лентой.ру».

Жесткий консерватор

В Евросоюзе консервативную политику Орбана подвергают жесткой критике — премьер-министр Нидерландов Марк Рютте и вовсе предложил Венгрии покинуть ЕС. Так, в стране приняты законы, нацеленные на борьбу с ЛГБТ-пропагандой (официально он называется «законом о защите детей»), а также лишающие трансгендеров права на юридическое признание смены пола.

Одновременно с парламентскими выборами в Венгрии проводился референдум по очередному закону, касающемуся пропаганды гомосексуальности и трансгендерности. Избирателям предлагалось ответить на четыре вопроса касательно допустимости занятий в школах, посвященных вопросам сексуальной ориентации, «пропаганды терапии по изменению пола» среди несовершеннолетних, их ознакомления с «откровенными материалами СМИ на сексуальную тематику, которые могут повлиять на их развитие», и медиаконтентом о смене пола.

Однако референдум провалился из-за недостаточной явки: в нем приняло участие менее половины избирателей. При этом 1,6 миллиона бюллетеней — почти треть от общего числа — были испорчены, как призывала оппозиция.

Тем не менее оснований полагать, что венгерский лидер откажется от намеченного курса и «идеологической войны с ЕС», нет. Звучат опасения, что в новый срок венгерское консервативное правительство может взять пример с Польши и переключить внимание на другой, не менее острый социальный вопрос — аборты. Пока жестких ограничений на аборты в стране нет, но при Орбане в конституцию уже были внесены поправки, предполагающие полную защиту человеческой жизни с момента зачатия, а для получения дополнительных средств из бюджета больницам нужно отказаться от проведения абортов.

Решительную победу Орбана называют «новой эрой автократии» в Венгрии, а депутат Европарламента от Свободной демократической партии Мориц Кернер сравнил исход венгерских выборов с «падением ребенка в колодец».

Теперь свергнуть Орбана демократическим путем будет практически невозможно

Мориц Кернердепутат Европарламента от Свободной демократической партии

В организациях вроде V-Dem Institute и Freedom House полагают, что Венгрия перестала быть демократией. По их мнению, в стране установлен «гибридный режим электорального авторитаризма»: хотя в Венгрии сохраняются формальные атрибуты демократии, политическая система устроена таким образом, чтобы отвечать интересам лишь правящей партии. Аналогичную точку зрения разделяет и комитет по гражданским свободам, правосудию и внутренним делам Европарламента. Сам Орбан предпочитает термин «нелиберальная демократия».

Вадим Трухачев, в свою очередь, отметил, что политическое устройство Венгрии корректнее будет считать не автократией, а «управляемой демократией». «Венгрия не совсем соответствует демократии Европы XXI века. Скорее, это Западная Европа образца конца 60-70-х. Но сказать, что это автократия, авторитарный режим, было бы перебором. Не совсем демократия, но и не авторитарный режим», — сказал политолог.

Во многом своей устойчивости нынешняя политическая система Венгрии обязана самому Виктору Орбану: его популярность среди населения всегда была существенно выше, чем у его партии, — об этом открыто говорят и в венгерском государственном аналитическом центре Nézőpont Intézet.

Трухачев объясняет феномен Орбана тем, что у венгров в большей степени, чем у жителей Западной Европы, есть потребность в яркой фигуре во главе правительства. В западной части материка преобладает спрос на «серых бюрократов», а эксцентричные фигуры вроде бывшего премьера Италии Сильвио Берлускони — скорее исключение из правил. Венгрия эту стадию, когда премьер-министр — это функция, а не личность, еще не прошла.

«Орбан — это яркий человек, который пришел в политику в буквальном смысле с улицы в 25-летнем возрасте, — объяснил Трухачев. — Он действительно показал себя защитником венгерского государства и венгерской нации и ради этого был готов спорить с кем угодно».

Он ведь и не пророссийский, и не прокитайский, и не проамериканский, не пронемецкий и ни какой бы то ни было еще. Он провенгерский — и это людям нравится

Вадим Трухачевдоцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ

Венгерский бунтарь

В последнее десятилетие между Будапештом и Брюсселем возникало все больше и больше противоречий. Сначала Евросоюз смутили положения новой конституции Венгрии, принятой правительством Орбана в 2011 году, и ряд реформ относительно полномочий президента и конституционного суда, а также расширения перечня вопросов, которые могут быть решены двумя третями голосов в парламенте.

Противоречия усугубились во время миграционного кризиса 2015 года, когда Венгрия наряду с Польшей и Чехией отказалась принимать беженцев по установленным Евросоюзом квотам. Вопреки решению суда ЕС, Орбан своей позиции не изменил и обвинил Брюссель в насилии над его страной. Борьба с миграцией и по сей день остается ключевым направлением политики «Фидес». Споры с Будапештом возникали и вокруг политики Евросоюза по борьбе с коронавирусом, и вокруг выделения средств на преодоление последствий пандемии в объединении.

Неудивительно, что разногласия между венгерскими властями и ЕС никуда не исчезли и с началом боевых действий на Украине. Хотя правительство Орбана поддержало уже пять пакетов санкций против России, политик по-прежнему выступает категорически против поставок вооружений Украине через территорию Венгрии.

Более того, Венгрия заблокировала принятие нового, шестого пакета антироссийских санкций, среди которых — введение запрета на поставки российской нефти в течение следующих шести месяцев. По мнению Орбана, такая мера будет сродни удару «ядерной бомбой» по венгерской экономике, которая сильно зависит от поставок нефти из России. Как сообщается, сейчас в Евросоюзе надеются переубедить Орбана, пообещав Венгрии финансовую компенсацию за отказ от российской нефти, — при этом в предыдущем проекте санкций уже предлагалось предоставить Венгрии и Словакии отсрочку по выполнению запрета до 2024 года. Впрочем, усилия Евросоюза пока оказались тщетными: Будапешт твердо стоит на своем и требует или компенсацию в размере 15-18 миллиардов евро, или исключение из проекта санкций ограничений на поставки по нефтепроводу.

Мы не украинцы, не русские — мы венгры. На вопрос, на чьей стороне выступает Венгрия, ответ такой: Венгрия выступает на стороне Венгрии

Виктор Орбанпремьер-министр Венгрии

На протяжении последних лет Орбан старательно балансировал между Востоком и Западом: его внешнеполитический курс нередко называют танцем павлина — то реверанс вправо, в сторону России, то реверанс влево, в сторону ЕС.

Подобное «заигрывание с Кремлем» не нравилось очень многим в Евросоюзе еще до 24 февраля, а последовавшие за этим события и подход Орбана к ним оттолкнули даже Польшу, до недавнего времени являвшуюся одним из ближайших соратников Венгрии в Европе. Делу не помогло и то, что венгерский лидер назвал президента Украины Владимира Зеленского своим противником — наряду с миллиардером Джорджем Соросом, «бюрократами» Евросоюза и зарубежными СМИ.

Председатель правящей партии Польши «Право и справедливость» Ярослав Качиньский посоветовал Орбану проверить зрение из-за его нежелания замечать «злодеяния России на Украине», а президент Польши Анджей Дуда предупредил, что Венгрии придется заплатить высокую цену за свой подход к происходящему на Украине.

Вместе с тем, между Будапештом и Брюсселем продолжает расти напряженность относительно соблюдения демократических свобод. После очередной победы «Фидес» в Евросоюзе решили пойти на более радикальные шаги — и лишить страну финансирования из общего бюджета ЕС. Против Венгрии применят специальный механизм, который замораживает предоставление средств из совместного фонда тем странам-членам объединения, которые не отвечают принципам правового государства и не разделяют демократические ценности.

Как ожидается, Еврокомиссия рекомендует Европейскому совету прекратить субсидирование Венгрии: такой шаг потребует согласия по меньшей мере 15 из 27 стран-членов ЕС, в которых в общей сложности проживает не менее 65 процентов населения объединения. Такая процедура будет применена впервые в истории Евросоюза. В условиях растущего недовольства и разочарования политическим курсом Орбана эта мера, весьма вероятно, может снискать необходимую поддержку.

6,14
миллиарда евро

ежегодно отчисляется Венгрии из общего бюджета ЕС

На фоне растущей напряженности между Будапештом и Брюсселем все чаще стал звучать термин Huxit, означающий выход Венгрии из ЕС (по аналогии с Brexit). Однако подобный сценарий выглядит весьма нереалистичным, да и сам Орбан его полностью отметает. «Мы по-прежнему видим будущее Венгрии в составе Европейского союза и хотим принять активное участие в формировании будущего Европейского союза. Мы также останемся страной-членом НАТО», — подчеркивает он.

Как отметил Трухачев в комментарии «Ленте.ру», не пойдет Орбан и на обострение конфронтации с Брюсселем: Венгрия — страна весьма небогатая и сильно зависит от средств Евросоюза. Не исключено, что венгерское правительство будет вынуждено даже пойти на отдельные уступки. Например, они могут быть связаны с работой Центробанка страны, который, по мнению ЕС, подконтролен правительству. Или же Венгрия может решить вопрос с непрозрачной работой совета по надзору за СМИ, члены которого сейчас назначаются правящей партией. Возможны и некоторые — но крайне ограниченные — уступки по вопросам гей-пропаганды.

Однако стратегически Орбан вряд ли станет что-то менять, поэтому в следующие четыре года мы, по всей видимости, продолжим наблюдать за танцем павлина в исполнении венгерского премьера.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа