«Мы выжили» В Мариуполе хоронят погибших, разминируют улицы и открывают магазины. Как город возвращается к мирной жизни?

Ожесточенные уличные бои в Мариуполе закончились. Жилые кварталы полностью перешли под контроль Вооруженных сил России и Народной милиции Донецкой народной республики (ДНР). Боевые действия сместились в район завода «Азовсталь», по которому военные продолжают наносить артиллерийские и авиационные удары. Мариуполь же после двух месяцев тяжелейших боев пытается прийти в себя. Люди выходят на улицы, появляется местная власть, исчезают завалы из обломков и сгоревшей техники. Каждый день такой мирной жизни — настоящий подарок для истерзанного города, однако гуманитарная ситуация в нем все еще крайне сложная. Корреспондент «Ленты.ру» отправился в Мариуполь, чтобы узнать, как живет приморский город после окончания боевых действий.

Мариуполь встретил нас необычной тишиной. Раньше любой визит в город проходил под аккомпанемент артиллерийских дуэлей, бомбардировок и автоматных очередей, а сейчас настолько тихо, что это даже вызывает тревогу. А все дело в том, что последние визиты в Мариуполь совпали с переговорами о выходе мирных жителей с территории завода «Азовсталь», где сейчас держат оборону остатки украинского гарнизона. По словам военных, переговоры шли очень тяжело. Украинская сторона постоянно меняла то время выхода, то заводскую проходную, с которой будут выходить люди. Оба раза мы так и не дождались выхода людей с завода, он случился уже позже.

Пока стороны пытались договориться, город наслаждался тишиной. Проходя по некоторым улицам, даже не верилось, что еще недавно здесь шли бои.

По тротуарам гуляют люди (именно гуляют, а не перетаскивают тележки с вещами и пакеты с гуманитарной помощью), на обочинах стоят аккуратно припаркованные целые автомобили, цветут тюльпаны. Но это ощущение очень обманчиво и мимолетно

Даже в наименее пострадавших от боевых действий кварталах стоит только поднять голову, и тотчас увидишь выгоревшие верхние этажи многоэтажек. Часть автомобилей изрисована буквами Z, их используют под свои нужды военные. А среди тюльпанов виднеются могильные холмики и кресты. Город пока не выглядит живым, но он абсолютно точно оживает.

И гуляющие люди — одно из самых ярких проявлений того, что жизнь, пусть медленно и со скрипом, но налаживается. Дело даже не в том, что исчезла опасность обстрелов и мариупольцы смогли выйти на улицу из своих укрытий. С их лиц, кстати, практически исчез «мариупольский загар», вечная копоть от дровяных жаровен для приготовления пищи и подвальных свечей.

С началом боев в городе перестала работать вся социальная инфраструктура. Местные жители говорят, что магазины и аптеки закрылись в первые же дни. А дальше началось мародерство. Зачастую оно начиналось с солдат Вооруженных сил Украины — они открывали двери магазинов, брали что-то себе и предлагали местным забрать все необходимое. Правда, некоторых горожан потом отлавливали и показательно наказывали как раз за это самое мародерство.

Многие мариупольцы вспоминают эти эпизоды со стыдом — вроде бы и вопрос выживания, но пойти и просто взять что-то с магазинных складов для большинства было тяжелым моральным выбором

Ну а как только в определенном квартале заканчивались боевые действия, жизнь приобретала совсем другой характер. Если раньше, чтобы выжить, нужно было не покидать убежища, то теперь приходилось постоянно перемещаться по городу — за время сидения в подвалах все запасы закончились. Заработала экономика обмена. К примеру, вам нужны батарейки. Владелец батареек готов обменять их на подсолнечное масло. У хозяина подсолнечного масла нужда в чем-то еще. Жителям Мариуполя приходилось постоянно ходить по друзьям, родственникам, коллегам и центрам выдачи гуманитарной помощи, чтобы создавать эти сложные цепочки обмена.

Еще одной проблемой была и пока остается вода. Скважины и колодцы использовались не только гражданскими, но и военными с обеих сторон. Естественно, по скоплениям солдат бил противник. Да и передвигаться по городу с тяжелыми бидонами и канистрами не так-то просто, когда кругом идут бои.

Местные не для красного словца назвали маршруты к местам, где можно набрать воды, дорогами смерти

Еще один признак постепенного оживания Мариуполя — возрождение экономики. Не бартерной, а более привычной товарно-денежной. На крупных улицах, которые уже расчистили от завалов, возникают стихийные рыночки. Выбор пока небогатый: сигареты, пиво, пастеризованное молоко, консервы, синюшные куры. Товары явно не из старых запасов, этикетки везде российские. Вдоль прилавков ходят люди, осматривают ассортимент, выбирают и торгуются. На импровизированных базарах признаются — сама возможность что-то купить, а не получить гуманитарку или подобрать на разгромленном складе, уже чуточку приближает людей к нормальной жизни.

Едва ли не раньше рынков в городе возродилась сфера услуг. На фасадах домов иногда можно увидеть надписи краской «Парикмахерская» или «Маникюр». Записываться туда надо за несколько дней. Для жительниц Мариуполя эти простейшие бытовые радости после двух месяцев боев в городе теперь на вес золота. Появились и другие бизнесы. Заработал шиномонтаж, где-то можно за небольшую сумму зарядить телефон от бензинового генератора. Уже открылась школа, а 4 мая в городе запустили первый автобусный маршрут.

Изменились и вопросы, с которыми люди подходят к волонтерам и журналистам. Уже нет острой нужды в новостях или связи с родственниками, в нескольких точках ловит дээнэровский оператор «Феникс» и даже бывает плохонький, но мобильный интернет.

Людей теперь все чаще интересует не ход боевых действий, а результаты матчей Лиги чемпионов

Часто спрашивают и о том, как найти правоохранителей, представителей власти. Уже не с вопросами о получении гуманитарки, а с предложениями о налаживании мирной жизни.

На улицах бригады в оранжевых жилетах разгребают завалы. Здесь и донецкие коммунальщики, и местные, которые хотят поскорее очистить свой город от следов боевых действий.

Проблем в городе по-прежнему много. Ситуацию с водой и продуктами решили буквально худо-бедно, и полноценное питание большинству пока недоступно. А с учетом того, что последние месяцы горожане питались крайне скудно, многие голодали и переживали сильнейший в своей жизни стресс, санитарная обстановка остается крайне напряженной. Больницы и госпитали работают на пределе, выдерживая нагрузку в основном за счет помощи волонтеров. Среди добровольцев сами мариупольцы, врачи и медработники из Донецка и из России.

Началось перезахоронение тел погибших и умерших во время боев. Самые страшные прогнозы о том, что с началом потепления Мариуполь ждет масштабная эпидемия, к счастью, не сбылись. Но ситуация все еще остается тяжелой. В некоторых районах города, где дворовые кладбища получились особенно большими, стоит очень сильный и тяжелый запах разложения.

Улицы города до сих пор небезопасны из-за мин и неразорвавшихся снарядов

Саперы работают от рассвета до заката, но любое перемещение по незнакомому маршруту (особенно если придется сойти с асфальта и идти по земле), посещение пустующих зданий и попытки разбирать завалы могут оказаться смертельно опасными.

Другая беда города — бездомные собаки. У животных гибли хозяева, они сбегали во время обстрелов, терялись при эвакуации (хотя подавляющее большинство горожан сделали все возможное, чтобы вывезти своих питомцев, которых они искренне считали членами семьи). Теперь собаки сбиваются в стаи. Пока что они сторонятся людей, но местные уверены — через какое-то время стаи бездомных собак будут нападать просто от голода. И это станет огромной проблемой, потому что после того, что животные пережили за последние пару месяцев, их не напугать даже автоматной стрельбой.

Некоторых животных вывозят волонтеры. Поучаствовали в этом и мы. К друзьям нашего коллеги Акима Апачева, которые сейчас живут в дачном пригороде Мариуполя, из города пришел хаски. Просто лег у дома и отказался уходить. Его накормили и напоили, но найти хозяина так и не удалось. Пса назвали Мариком в честь города. Правда, содержать крупную собаку в сложившихся условиях сейчас практически невозможно. Поэтому нас попросили забрать животное в Донецк. Марик произвел фурор на всех блокпостах между Мариуполем и столицей ДНР. Не каждый раз увидишь в проезжающей мимо машине крупную животину, которая мордой и мастью сильно напоминает волка.

***

В одном из мариупольских дворов уже привычная картина — волонтеры раздают лекарства. Их задача — не только передать жителям города то, в чем они нуждаются, но и выслушать, поговорить. «Даже не знаю, как вы все это пережили», — говорит один из них пожилой женщине. «А кто вам сказал, что мы это пережили? — отвечает она. — Мы только выжили, а не пережили. Пережить случившееся нам еще предстоит, и неизвестно, получится ли». Женщина кидает на волонтеров тяжелый и усталый взгляд. А в Мариуполе тишина, и цветут цветы.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа