Вводная картинка

Блокадные крысы. Как ленинградские бандиты вступили в сговор с немцами и обрекали тысячи горожан на голодную смерть

Блокада Ленинграда, длившаяся с 1941 по 1944 год, унесла жизни более 600 тысяч человек. 97 процентов из них умерли от голода. В то страшное время все продукты ввиду их острого дефицита получали по карточкам. Строгие нормы распределения позволяли обеспечить минимальным набором продовольствия всех жителей. Но эта жизненно важная система оказалась уязвима перед местными пособниками нацистов. Удар по ней нанесла банда «Зиг-Заг», чье название расшифровывалось как «Защита интересов Германии — Знамя Адольфа Гитлера». Бандиты наладили производство продуктовых карточек и хищение продовольствия, обрекая ленинградцев на голодную смерть. Историю банды «Зиг-Заг» и ее разгрома вспомнила «Лента.ру».

«Мы не отдавали себе ясного отчета в своих преступлениях, что, получая и расхищая из государственных магазинов хлеб, мы оставляли людей голодными в самый тяжелый момент» (из показаний участницы банды «Зиг-Заг» Анны Чекур).

***

Главарем группировки «Зиг-Заг», получившей в оперативных кругах название «блокадные крысы», стал уроженец Новгородской губернии Виталий Кошарный. Он родился в 1916 году в крестьянской семье и с раннего детства мечтал стать художником. Окончив шесть классов школы в поселке Уторгош, Виталий подделал аттестат и отправился поступать в Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры.

Однако в вуз Кошарного, несмотря на явный талант, не приняли, и он воспользовался уже опробованным способом: изготовил поддельный диплом и устроился на должность оформителя в один из городских трестов. Выполняя рутинную и низкооплачиваемую работу, Кошарный поставил себе новую цель: разбогатеть.

Как воплотить свою мечту в жизнь, 24-летний Виталий придумал в 1940 году — начал промышлять изготовлением фальшивых документов. На этом и попался. На него завели уголовное дело, но арестовывать не стали. Дожидаясь суда, Кошарный не терял времени даром и подделал платежное поручение.

По этому документу аферист планировал получить десять тысяч рублей со счета пивзавода. Несмотря на помощь друга, который работал там бухгалтером, затея окончилась провалом.

Кошарного задержали и в начале 1941 года приговорили к пяти годам лишения свободы

В лагпункте №32 (Ленинградская область) новоиспеченный зэк быстро нашел друзей — рецидивиста Баскина, отбывающего срок за растрату Федорова и расхитителя соцсобственности Кириллова. Их с Кошарным объединяла ненависть к советской власти. Начало Великой Отечественной войны криминальный квартет встретил с ликованием: зэки сообразили, что в ходе боев могут сбежать.

Кошарный тут же взялся за изготовление фальшивок: себе он организовал документы на имя Виталия Островского, Баскина снабдил справкой о том, что он работает лагерным кладовщиком и отправлен руководством в командировку. Кириллов и Федоров стали обладателями фальшивых бумаг на УДО.

В конце лета 1941 года немцы нанесли по лагпункту авиаудар. Этим воспользовался Баскин: в суматохе никто из надзирателей не заметил, как он исчез из лагеря. Кошарный, Федоров и Кириллов смогли сбежать месяц спустя. Их путь лежал в Ленинград, где их дожидался Баскин.

Сталкиваясь с патрулями, беглецы показывали им фальшивые документы и говорили, что собираются на фронт: всякий раз эта легенда срабатывала.

Чтобы быстрее добраться до Ленинрада, зэки остановили попутку, убили водителя и угнали машину

Добравшись до места назначения, они встретились с Баскиным и поселились у его родственника, а потом стали думать, где взять денег. К этому времени немцы уже взяли Ленинград в блокаду, и в условиях дефицита продуктов горожане отоваривались по карточной системе. На этом и решил заработать Кошарный: идею подделывать и сбывать продуктовые карточки его подельники сразу же одобрили.

Подпольная типография

То, что их план повлечет за собой смерти и без того оголодавших горожан, преступников совершенно не волновало.

Я принялся за изготовление хлебных карточек. У нас на ноябрь 1941 года были две детские карточки, по которым Кириллов получил хлеб. Хлеб по скопированным мною карточкам выдали в булочной без всякого подозрения.

Из показаний Виталия Кошарного

Воодушевленный успехом мероприятия главарь смастерил из деревянного бруска и резины шаблон наподобие типографского клише. Кроме целых карточек он начал отдельно штамповать отрывные продуктовые талоны.

Группировка стала быстро расти и месяц спустя после прибытия Кошарного в Ленинград уже насчитывала 12 человек, включая жену главаря

Вопрос с материалами для производства фальшивок был решен, когда в банду влился работник Ленинградской типографии Николай Тихонов.

Тихонов начал таскать со своего предприятия все, что было необходимо Кошарному в работе: шрифты, краску и бумагу. Поначалу подпольный цех по изготовлению подделок было решено открыть в квартире некой Екатерины Баланцевой — сестры Анны Чекур, любовницы одного из бандитов.

Позже на вырученные от продуктовых афер деньги Кошарный и его подельники купили просторную квартиру на Фонтанке, куда переехала подпольная типография. Там главарь штамповал карточки в огромных количествах — не только на хлеб, но и на мясо, масло, яичный порошок, а также на дефицитные алкоголь, папиросы, конфеты и шоколад.

Перед Новым годом я сделал талонов на 200 литров пива и 200 литров вина, но вино и пиво было получено в минимальном количестве

Из показаний Виталия Кошарного

Преступный «Зиг-Заг»

Деньги потекли рекой. Опустошая прилавки магазинов, уголовники сбывали продукты по завышенным ценам и жили, ни в чем себе не отказывая. Большой вклад в преступное дело внес Федоров: раньше он работал кладовщиком в продуктовом магазине и успел обзавестись многочисленными связями среди продавцов и директоров торговых точек.

Возобновив с ними контакты, бандит уговорил их сотрудничать за процент от сделок. Самые крупные из них заключались при участии директора магазина №34 Александра Баликова, которого привлекла к махинациям жена Кошарного.

Баликов согласился принять талоны на девять тонн продуктов, но потребовал отдать ему половину, бандитам достались остальные четыре с половиной тонны мяса, масла и конфет. Прикрепленные к этому продмагу ленинградцы часто уходили с пустыми руками или получали меньше установленных в качестве дневной нормы 125 граммов хлеба.

Наблюдая за обстановкой в Ленинграде, бандиты полностью уверовали в победу гитлеровской Германии, поэтому решили извлечь для себя максимум пользы из тяжелейшей ситуации в городе, став пособниками фашистов. Идейным вдохновителем этого плана был Баскин.

Баскин мне сказал, что лучше представить из себя организацию вроде защитников интересов Германии, и с этого момента у нас возникла мысль о создании организации под названием «Зиг-Заг» — «Защита интересов Германии — знамя Адольфа Гитлера».

Из показаний Виталия Кошарного

Наладить контакты с немцами было поручено Кириллову. Для этого в ноябре 1941 он отправился за линию фронта: в попытке добраться до немцев уголовник получил легкое ранение, но его старания увенчались успехом: перебежчика взяли в плен и доставили в штаб нацистов.

Предложенная Кирилловым схема сотрудничества немцам понравилась. Его сразу же тщательно проверили и направили в гатчинскую школу диверсантов, после чего снабдили рацией и тайным шифром.

На службе у Гитлера

Узнав от вернувшегося Кириллова об успехе его миссии, Кошарный изготовил несколько листовок с призывами к жителям Ленинграда сдаться немцам. Каждая агитка была снабжена отметками банды «Зиг-Заг». Но распространять листовки бандиты не спешили: тираж был нужен им в качестве доказательства верности Гитлеру — на случай, если в город войдут фашисты.

В том, что это произойдет, никто из зигзаговцев не сомневался: особенно этого ждал Баскин, уговоривший главаря банды изготовить ему новые документы о судимости.

Он хотел, чтобы в его справке об УДО была прописана не уголовная, а политическая статья, что, по мнению Баскина, должно было расположить к нему немцев

После победы Германии Баскин мечтал стать владельцем торгового дома, Кошарный собирался открыть ресторан, а Кириллов планировал возглавить отряд карателей и перевешать всех коммунистов. Но планам преступников сбыться было не суждено. Началом конца группировки «Зиг-Заг» стала ее попытка в феврале 1942 года отовариться в новом магазине.

Изготовив в общей сложности 726 детских карточек на сахар и хлеб, Кошарный послал на дело свою сообщницу — сотрудницу Смольнинского районного пищеторга Нину Петровичеву. В магазине Петровичева сообщила заведующей, что действует в интересах детей Ленинграда, которые сами не могут прийти за продуктами.

А чтобы задобрить заведующую, Петровичева пообещала отдать ей восемь килограммов хлеба и полтора килограмма сахара. Сотрудница магазина согласилась, но предупредила, что отоварить карточки сможет позже, поскольку нужного количества продуктов нет.

Как только посетительница ушла, заведующая сообщила о случившемся в Смольнинский райотдел НКВД

Когда Петровичева вновь явилась в магазин, ее задержали. На допросах она заявила оперативникам, что по доброте душевной и за буханку хлеба согласилась помочь незнакомому мужчине, попросившему сходить и обменять карточки. По другой информации, Петровичева утверждала, что на карточки она якобы обменяла фамильные драгоценности.

С ножом на чекиста

Получив санкцию прокурора, сержант Александр Михайлов отправился на квартиру Петровичевой с обыском. В ее комнате он нашел чемодан с хлебными буханками и карточки на получение еще около ста килограммов хлеба. Соседи рассказали оперативнику, что к Нине частенько наведываются двое мужчин, один из которых одет в военную форму.

Михайлов дежурил в комнате Петровичевой до тех пор, пока не дождался визитеров. Услышав требование предъявить документы, преступники набросились на сержанта с кулаками, а один из бандитов успел пырнуть чекиста ножом.

Встревоженная шумом соседка Петровичевой заглянула в квартиру и позвала на помощь

Бандиты оставили раненого Михайлова и бросились бежать. Однако истекающий кровью оперативник вместе со случайным помощником — сотрудником трамвайного парка имени Блохина — начал преследование и пару минут спустя догнал одного из бандитов.

На допросах задержанный твердил, что, не разобравшись, принял Михайлова за домушника и пытался его задержать. А на вопрос, почему он, молодой мужчина, не на фронте, бандит отвечал, что у него есть «справка по здоровью».

Обыскав карманы его пальто, стражи порядка нашли расписку Анны Чекур на получение денег от продажи одежды

Вызвав Анну на допрос, следователи обратили внимание, что она выглядит крайне испуганной, а ее сбивчивые показания весьма противоречивы. Придя к ней с обыском, сыщики были поражены роскошной обстановкой ее квартиры. Они нашли несколько тайников с деньгами и украшениями на десятки тысяч рублей, а также поддельные продуктовые карточки, талоны и разные бланки для справок на получение льгот.

Тем временем Виталий Кошарный на сеансе связи с немцами получил указание встретиться с прибывшим в Ленинград агентом Абвера — бывшим советским офицером по фамилии Сморчков. Вместе с Кирилловым главарь отправился на конспиративную квартиру.

Однако до сообщников Сморчков так и не дошел — его задержала контрразведка. А Кириллов и Кошарный привлекли внимание бдительных жильцов дома, которые сообщили в милицию о проникших в квартиру неизвестных.

«Смерть стала обычным явлением»

Для проверки информации на место прибыл участковый. Бандиты поначалу приняли его за агента и впустили в квартиру, но быстро поняли свою ошибку, зарезали милиционера и сбежали. Впрочем, пару дней спустя Кошарного и Кириллова задержали: их сдали расколовшиеся на допросах Петровичева и Чекур.

Обыскивая квартиру главаря «Зиг-Зага», оперативники нашли агитационные листовки и другие доказательства связи банды с немцами. Показания против зигзаговцев дал и задержанный агент Абвера Сморчков.

Направляю при сем материал с постановлением военного следователя ВП Смольнинского района о контрреволюционной деятельности Кошарного для расследования. Приложение: альбом с контрреволюционными записями, удостоверение на имя Островского, бланк контрреволюционного содержания

Из донесения главы Военной прокуратуры Смольнинского района Ленинграда в НКВД

Вскоре сыщики задержали остальных членов банды. Шестерых участников группировки обвинили в контрреволюционной деятельности и посягательстве на социалистическую собственность. Остальные в отсутствие доказательств сговора с фашистами готовились понести наказание за участие в преступной схеме с продуктовыми карточками.

Следствие установило, что с ноября 1941 по март 1942 годов банда Кошарного отоварила карточек на 17 тонн разнообразных продуктов. А в Ленинграде за это время от голода погибло около 200 тысяч человек.

Люди от голода настолько ослабели, что не сопротивляются смерти. Умирают так, как будто засыпают. А окружающие полуживые люди не обращают на них никакого внимания. Смерть стала явлением, наблюдаемым на каждом шагу

Из дневника жительницы блокадного Ленинграда Елены Скрябиной

«Мы оставляли их голодными в тяжелейший момент»

Пытаясь избежать расстрела, главарь Кошарный частично признал вину и стал сотрудничать со следствием. Он говорил, что лишь по глупости лишал еды умирающих от голода ленинградцев и каялся в сговоре с немцами, но уверял, что изготовленные нацистские агитки в ход пускать не собирался.

Наша контрреволюционная организация проводила подрыв в снабжении продовольствием Ленинграда путем подделки талонов. В части распространения контрреволюционных листовок нами ничего не было сделано из-за отсутствия технических средств

Из показаний Виталия Кошарного

Кириллов же доказывал следователям, что Кошарный силой и хитростью склонил его к участию в преступлениях. Бандит отчаянно топил главаря, заявляя, что тот рисовал свастики, собирался расклеивать агитки и обещал фашистам выдать сотрудников милиции и НКВД. Кошарный, как мог, опровергал слова подельника.

Задачу сотрудничать с гестапо я не ставил, выдавать ответственных работников также не планировал

Из показаний Виталия Кошарного

Директор магазина Баликов связь с зигзаговцами поначалу отрицал, но его сотрудники, все как один, рассказывали, что их начальник вместе с племянником Васильевым, устроившимся в магазин по блату, был замечен за пьяными посиделками с бандитами и выносил им продукты через черный ход.

Все четыре входящие в банду женщины — Кошарная, Чекур, Баланцева и Петровичева — пытались давить на жалость, упоминая о своих малолетних детях, и просили сохранить им жизнь.

Мужской состав банды рвался на фронт — якобы для того, чтобы искупить свою вину кровью.

И только один Баскин попросил наказать его по всей строгости закона. Так и случилось: на состоявшихся в июне 1942 года судебных слушаниях Военный трибунал войск НКВД Ленинградского округа и охраны тыла Ленфронта с мерой наказания определился всего за два дня.

Все 11 участников банды (Федоров умер за несколько дней до суда) были приговорены к расстрелу без права обжалования судебного вердикта. 30 июня 1942 года стал днем полной ликвидации группировки «Зиг-Заг» — Кошарный и его подельники были казнены.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа