«Мы нажали на пульт — и все» Как 25 лет назад по приказу Салмана Радуева чеченские террористки взорвали вокзал Пятигорска

Ровно 25 лет назад, 28 апреля 1997 года, в зале ожидания железнодорожного вокзала Пятигорска прогремел взрыв. Самодельное взрывное устройство, которое принесли на вокзал две чеченки, сработало в тот момент, когда в помещении находились около ста человек. Жертвами взрыва стали два человека, еще 22 получили ранения. Как позже стало известно, преступление спланировал и организовал один из лидеров чеченских террористов Салман Радуев. «Лента.ру» вспоминает события тех дней, обстоятельства трагедии.

Около 18:50 28 апреля 1997 года в зале ожидания железнодорожного вокзала Пятигорска прогремел взрыв. В тот момент в здании находилось около ста человек, десятки из которых стояли в очереди за билетами.

«Я хорошо помню этот день. Мы мыли машину на улице и услышали сильный хлопок. Надо сказать, что от места взрыва находились достаточно далеко — в поселке Свободы. Позже уже из новостей узнали, что на самом деле произошел террористический акт», — вспоминал житель Пятигорска Александр Владимиров.

«Я проезжала в трамвае спустя некоторое время после взрыва и была очень удивлена большим количеством милиционеров на площади перед вокзалом. А потом позвонила сестра из Израиля и сообщила о взрыве», — рассказывала жительница Пятигорска Элла Орехова.

На вокзале началась паника: пассажиры выбежали на улицу и стали звать на помощь. Довольно быстро к вокзалу прибыли машины экстренных служб. Спасти 35-летнего жителя Пятигорска Олега Федорова медики не смогли: при взрыве он погиб на месте. Шесть часов спустя в реанимации после ампутации обеих ног скончалась 14-летняя Елена Айбазова.

Еще 15 человек госпитализировали с осколочными ранениями и контузиями. Почти у всех пострадавших врачи обнаружили травмы ног, а также ожоги тела и дыхательных путей. Еще семерым пассажирам, которые оказались на вокзале в момент взрыва, медики оказали помощь на месте.

Между тем сотрудники регионального управления Федеральной службы безопасности (ФСБ) России после осмотра места происшествия отметили, что жертв в результате теракта могло быть гораздо больше. Террористы рассчитывали, что взрыв СВУ разрушит потолочные перекрытия первого этажа. К счастью, они выдержали, но взрывная волна выбила стекла и двери зала ожидания. На месте, где была заложена бомба, образовалась воронка диаметром 40 сантиметров.

После теракта всю прилегающую к вокзалу территорию оцепили солдаты внутренних войск и милиционеры, а в районе Пятигорска и Минеральных Вод ввели усиленный режим охраны общественного порядка. Сотрудники правоохранительных органов полностью перекрыли въезд и выезд из Пятигорска, после чего стали досматривать все автомобили, оставшиеся в городе. При этом документы проверяли и у пешеходов.

В итоге оперативники задержали нескольких подозреваемых. Среди них оказались чеченки Фатима Таймасханова из Грозного и Асет Дадашева из Аргуна. Свидетели утверждали, что незадолго до взрыва на вокзале Таймасханова и Дадашева оставили в зале ожидания какой-то сверток и спешно удалились.

Вскоре представители Северо-Кавказского управления МВД на транспорте заявили, что задержанные чеченки признались в преступлении, а также в том, что ранее участвовали в нападении на Буденновск.

Получив такие показания, следователи почти сразу остановились на версии, что за терактом в Пятигорске стоит Салман Радуев. Один из главных чеченских террористов пообещал устроить «акции возмездия» в России. В итоге помимо взрыва в Пятигорске аналогичные теракты в 1997 году были совершены на вокзалах Армавира, Владикавказа и ряда других городов.

В ходе расследования Генпрокуратура установила, что взорвать вокзал в Пятигорске женщинам приказал Ваха Джафаров — начальник штаба так называемой армии генерала Дудаева, которой командовал Салман Радуев. Асет Дадашева была любовницей Джафарова, а Фатима Таймасханова — Радуева. Их встречи проходили в штабе.

В апреле 1997 года Ваха Джафаров предложил чеченкам совершить теракт — взорвать какой-нибудь железнодорожный вокзал или аэропорт. Дадашева и Таймасханова согласились, за что каждой из них пообещали по 50 тысяч долларов. Кроме того, террористы посулили Дадашевой квартиру, а Таймасхановой — почему-то пистолет.

На следствии обе заявили, что были вынуждены пойти на преступление: Дадашевой с тремя детьми негде было жить — ее дом разрушили при бомбардировке в ходе чеченской войны, а на Таймасхановой висел долг в 60 миллионов дореформенных рублей.

«Сумочку взяли, пришли, положили в камеру хранения. Вышли, нажали на пульт — и все», — говорили террористки в одном из интервью. Уже на суде обвиняемые отказались от своих показаний, заявив, что были вынуждены их дать под давлением следствия. Впрочем, суд в феврале 1999 года все равно приговорил Дадашеву к 16, а Таймасханову — к 19 годам колонии строгого режима.

Между тем организовавший «акции возмездия» в Пятигорске и других российских городах Салман Радуев в том же 1997 году пережил серию покушений. В результате он получил серьезные осколочные ранения правой руки и таза, а также ожоги головы.

В то время существовала версия, что в ликвидации Радуева были крайне заинтересованы не только российские спецслужбы, но и силы внутри Чечни, где террориста стали считать неуправляемым. Он сыпал громкими заявлениями о том, что будет использовать химическое оружие в Воронеже и причастен ко взрывам на российских военных складах.

«Если в ближайшее время из тюрьмы не будут освобождены Асет Дадашева и Фатима Таймасханова, мои моджахеды силой вызволят невинных женщин», — говорил Радуев. Но все эти угрозы на поверку оказались пустыми.

13 марта 2000 года Салман Радуев был задержан сотрудниками российских спецслужб в ходе операции, проведенной в поселке Новогрозненский. Она заняла четыре минуты и прошла без единого выстрела — террориста и его спутников моментально обезвредили усыпляющими инъекциями. Очнулся Радуев уже в самолете спецслужб и, по воспоминаниям очевидцев, не мог поверить в происходящее.

В декабре 2001 года суд приговорил Салмана Радуева к пожизненному лишению свободы. Кроме того, полевому командиру и двум его подручным предстояло выплатить денежную компенсацию — сначала ее размер составлял 270 миллионов рублей, но после апелляции сумму снизили до 220 тысяч рублей.

Радуев был этапирован в ИК-2 города Соликамска, известную как «Белый лебедь». Но пробыл там полевой командир меньше года — в декабре 2002 года в возрасте 35 лет Радуев скончался в результате обширного внутреннего кровоизлияния и поражения органов. Посмертный диагноз опубликован не был, как и не было информации о том, что на момент задержания в 2000 году Радуев страдал тяжелыми хроническими заболеваниями.

Тем не менее его смерть была признана ненасильственной, но с тех пор периодически появляется непроверенная информация о том, что Радуев часто подвергался издевательствам со стороны тюремщиков и других зэков. И якобы в день смерти он в очередной раз был избит надзирателем за отказ подчиняться командам. Свой последний приют Салман Радуев нашел на Боровском кладбище Соликамска — в безымянной могиле.

В 2008 году журналистка «Московского комсомольца» Светлана Самоделова посетила Фатиму Таймасханову в колонии. Террористка попала за решетку в 24 года и за девять лет на зоне сильно пересмотрела свои взгляды на мир. Как отмечала Самоделова, осужденная забыла, что является женщиной, и избавилась от ненависти к русским.

«Продолжая взывать к Аллаху, она вымаливает прощение и у христиан. Никто так мастерски не плетет на коклюшках вологодские кружева с ликами святых, как Фатима», — говорилось в статье Самоделовой. Срок наказания Фатимы Таймасхановой истек 27 апреля 2015 года. А тремя годами ранее, 27 апреля 2012 года, на свободу вышла Асет Дадашева.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа