Вводная картинка

Мне до Бабушкинской. Сериал «Жизни матрешки» стал мировым хитом. Каким получился его новый сезон?

Культура

На Netflix вышел второй сезон «Жизней матрешки», мистического комедийного сериала звезды «Оранжевый — хит сезона» Наташи Лионн (кому-то из зрителей она также может помниться по роли в «Американском пироге»). Дебютная часть проекта, вышедшего в 2019-м, стала международным хитом, завоевавшим несколько технических «Эмми» и массу других номинаций. В продолжении Лионн по-прежнему развивает собственную метавселенную, все так же наполненную сверхъестественными и наркотическими трипами, черным юмором и тысячей выкуренных сигарет, — но при этом рассказывает совершенно новую историю. О том, какой она получилась, — в материале «Ленты.ру».

С того момента, как Надя Вулвоков (Наташа Лионн) застряла, а затем вылезла из временной петли, прошло уже много времени — вот уже приближается рубеж в 40 лет, которого нью-йоркская тусовщица ожидает с тихим ужасом. Не из-за нежелания взрослеть, но из-за опасения, что вселенная вновь решит преподать ей мистический урок в качестве подарка на день рождения. Этот страх сбывается — обычный поезд в метро привозит Надю в 1980-е. И если бы этого было мало, так героиня еще и оказывается в теле своей матери Норы (ее, как и в первом сезоне, играет близкая подруга Лионн Хлоя Севиньи).

Впрочем, Надю, успевшую ранее погибнуть и переродиться по меньшей мере несколько десятков раз, такими трюками уже не удивишь — путешественница во времени быстро берет себя в руки и решает от лица матери разобраться со всеми известными ей семейными несправедливостями. Например, вернуть растранжиренное Норой и ее дружком-альфонсом семейное золото (не забыв при этом по полной программе с этим самоуверенным жигало потусить). А позже — отправиться назад во времени еще дальше, во времена молодости собственной бабки-еврейки (Ирен Бордан), и попытаться найти и другие родовые богатства, украденные немецкими нацистами в оккупированном Будапеште. А вообще, раз пошла такая пьянка — почему бы не забрать новорожденную себя (предварительно саму себя родив) у матери-шизофренички и воспитать самостоятельно в 2022-м, минуя ошибки предков?

В похожий психотрип тем временем попадает и Алан (Чарли Барнетт), теперь уже бывший возлюбленный Нади, с которым та спелась в пору своих нескончаемых перерождений в первом сезоне. Бедолагу электропоезд увозит в Восточный Берлин, где его мать Агнес (Кэролин Мишель Смит), студентка по обмену из Ганы, оказалась вовлечена в кружок либерально настроенной молодежи, жаждущей сбежать в ФРГ. Пай-мальчика Алана мысли о незаконном пересечении границы, однако, приводят в неподдельный ужас — до такой степени, что хочется уже и по собственной воле расколоться перед случайно встреченным штази, сняв с себя груз заговорщической ответственности.

Второй сезон «Жизней матрешки» представляет совершенно новый, мало связанный с дебютной частью сюжет, но отталкивается от схожей концепции: в его основе также лежит избитый научно-фантастический кинотроп (в этот раз позаимствованный из «Назад в будущее» или «Эффекта бабочки» вместо «Дня сурка»), на основе которого Лионн рассказывает совершенно неожиданную историю. В данном случае — посвященную проблемам межпоколенческих отношений.

Вообще, оба сезона «Жизней матрешки» для Наташи Лионн — глубоко личная работа

Надя Вулвоков делит со своей создательницей не только общие черты характера, но и многие биографические моменты. Наташа провела юность как настоящая рок-звезда — уже с 16 лет актерская карьера позволила ей жить отдельно от матери, отношения с которой у нее были крайне напряженными, а в перерывах между работой артистка пропадала на рейвах и употребляла все, до чего могла дотянуться. Закончилось все это арестом за пьяное вождение, выселением из квартиры и продолжительным лечением зависимостей и разнообразных заболеваний. К слову, разработчицей видеоигр Лионн свою героиню решила сделать исключительно ради того, чтобы параллели между ней и Надей не превратились окончательно в одну сплошную линию — при всем желании рассортировать в собственном шоу тараканов из своей головы слишком уж тесное сходство с сериальной героиней Наташу искренне пугало.

Впрочем, страхи о работе над первым сезоном автор шоу переживала не в одиночестве — над ним работали еще и актриса Эми Полер и режиссер Лесли Хэдланд. В новой части, единолично взвалив на себя обязанности шоураннера (а также срежиссировав три из семи эпизодов и написав сценарии к четырем), Лионн взялась за разбор не менее бурной биографии своей семьи по женской линии — при этом не забывая делать эту историю актуальной не только для себя, но и для зрителя, находя в ней какие-то общие истины. Как минимум — о том, что какими бы ошибочными не казались нам поступки окружающих (особенно когда мы взираем на них через призму времени), сами мы регулярно принимаем решения не менее нелепые, и едва ли, оказавшись в чужой шкуре, смогли бы радикально изменить все к лучшему. Или, например, о том, что истинно верный путь в жизни прочертить никто и никогда не сможет — а те, кто считает иначе, лишь вводят себя в заблуждение.

Для Лионн это еще и невероятной мощи комедийный бенефис

Актриса за семь серий примеряет на себя уйму образов от накокаиненного Джека Воробья до едущего с катушек Джеймса Коула из «12 обезьян», попутно осыпая окружающих саркастическими остротами вроде «Я прекрасно осознаю, что мои легкие — это, по сути, два сморщенных Ника Кейва» или «Ты думаешь, я не опасна? Да я боролась с Мистером Кариесом!» Ну и какой еще артист (кроме, конечно, Эдди Мерфи в «Чокнутом профессоре») может похвастаться тем, что сыграл в одном проекте одновременно себя, свою мать и бабулю?

Как и в первом сезоне, в определенный момент «Жизни матрешки» прибегают к сюрреалистической деконструкции собственной вселенной — эксперименты Нади со временем вскоре приводят к смешению таймлайнов а-ля последний «Человек-паук», а затем и вовсе выносят героев в трансцендентные пространства. Все это показано через ставшие уже фирменными для шоу дезориентирующие психоделические сцены — персонажи двоятся и троятся, привычные места искажаются и трансформируются, диалоги теряют смысл, а пространство — форму.

При этом нельзя сказать, что эта ода сильным женщинам вышла идеальной — новая часть «Жизней матрешки» тащит за собой те же грехи, что были и в первом сезоне. Сюжетная линия Алана до последнего кажется совершенно оторванной от общего сюжета и нарушающей общий темп сериала; а чем ближе шоу приближается к финалу, тем чаще пересекает грань между удобоваримым пафосом и пафосным кринжем. Так, к примеру, выглядит последняя «вневременная» поездка Нади в вагоне со всеми близкими и родственниками. Или заключительная прогулка героини по темному нью-йоркскому двору под Shine On You Crazy Diamond — будто вместо того, чтобы поставить точку в своем околобиографическом абсурдистском романе, шоураннерка сделала жирную кляксу. Впрочем, если кому последнее и может сойти с рук, так это Наташе Лионн, сумевшей не только прожить жизнь деструктивной рок-звезды, но и вынести из нее житейские мудрости — да еще и рассказать о них всему миру.

Второй сезон сериала «Жизни матрешки» (Russian Doll) вышел на Netflix

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа