Вводная картинка

«Казалось, такого хоккеиста еще не было» Как один из лучших форвардов СССР разрушил свою жизнь и спортивную карьеру

Спорт

В СССР воспитание великих спортсменов стояло на потоке. В особенности это касалось хоккея, где чуть ли не каждый год зажигались новые суперзвезды. Одним из таких игроков был Игорь Вязьмикин, который уже в 17 лет блистал в основном составе московского ЦСКА, в 20 взял золото молодежного первенства планеты, а в 21 получил приглашение в НХЛ. Яркие победы, рекорды, олимпийские медали и всемирное признание казались делом времени, но проблемы с алкоголем разрушили карьеру и жизнь спортсмена. «Лента.ру» вспоминает яркую, но, увы, недолгую историю талантливого и несчастного хоккеиста.

«Вязьмика под подушкой держал бутылку коньяка и выпивал ее из горла. Алкоголь сгубил его. Он закончил с хоккеем бесславно, хотя был талантом, какие сейчас и не рождаются», — вспоминал массажист сборной СССР по хоккею Олег Кученев. На заре перестройки Вязьмикин, несмотря на молодой возраст, уже считался элитой советского хоккея. Но удивлял тренеров и партнеров виртуозной игрой и, казалось, мог совершать на льду невозможные вещи. Единственно, что ему в ту пору было не под силу — отказаться от гулянок и алкоголя, что сказывалось на спортивном режиме. В конечном итоге пагубная привычка взяла верх над карьерными перспективами блестящего форварда, который имел все, чтобы стать звездой мирового хоккея.

Между шайбой и мячом

Вязьмикин родился в январе 1966 года в обычной московской семье со средним достатком. Отец мальчика не был профессиональным спортсменом, однако всячески желал такой участи сыну. Во второй половине 1960-х атлетов в СССР уже никто не считал бездельниками, им не приходилось в свободное от тренировок время работать на заводе, так что успехи в спорте были работающим социальным лифтом. Однако верхний этаж был гораздо ниже, чем сейчас.

Сейчас будущих звезд хоккея ставят на коньки едва ли не в три-четыре года, но 50 с лишним лет назад начать карьеру успешного спортсмена можно было и позже. Отец привел Игоря в школу ЦСКА в возрасте шести лет, а юному хоккеисту очень повезло. Тренироваться он начал под руководством олимпийского чемпиона и победителя мирового первенства Юрия Моисеева, который только-только завершил карьеру.

Вязьмикин не сразу решил окончательно связать судьбу с хоккеем, до 13 лет он умудрялся совмещать тренировки на льду с занятиями в футбольной школе ЦСКА. Там ему тоже несказанно повезло — в тренеры мальчику достался легендарный защитник сборной СССР Альберт Шестернев. Выбор между двумя самыми популярными в Советском Союзе видами спорта и именитыми наставниками был долгим и тяжелым. Только к 13 годам Вязьмикин окончательно определился и полностью сосредоточился на хоккее.

За год до этого в семье юного игрока произошла трагедия — при загадочных обстоятельствах был убит старший брат Игоря. Это событие глубоко потрясло игрока, утешение совсем еще юный спортсмен стал искать в алкоголе. Поначалу масштабы бедствия не были слишком угрожающими, Вязьмикин спокойно совмещал пагубную привычку с тренировками и стремительно прогрессировал.

Армейский дебют и честь страны

В основном составе ЦСКА Игорь дебютировал в сезоне-1983/1984 в возрасте всего 17 лет. Не по годам обученный, рослый, физически крепкий и умный хоккеист быстро стал заметной фигурой в составе армейцев и внес посильный вклад в очередную победу ЦСКА в чемпионате СССР, хотя и не находился на первых ролях. В дебютном сезоне Вязьмикин провел 38 матчей, в которых забросил 8 шайб и сделал 12 результативных передач. Очень приличная статистика для 17-летнего парня, выступавшего на позиции центрфорварда.

Он хоккеист напористый, агрессивный, любящий завершать атаки. По играм команды ЦСКА видно, что этому юниору позволено лишний раз самому пойти на ворота, попытаться обвести еще одного соперника. То есть его яркие индивидуальные способности не заглушаются в сиюминутных общекомандных интересах, а наоборот, их проявление поощряется

Евгений Зиминдвукратный олимпийский чемпион по хоккею

В следующих двух сезонах в составе ЦСКА Вязьмикин играл чуть меньше, особенно не блистал, но стабильно набирал очки за результативность. Тренеры прекрасно понимали, что после яркого дебюта у молодых талантов часто наблюдается игровой спад, поэтому особенно не давили на игрока.

Звездный час форварда пробил в 1986-м, когда Вязьмикин в составе сборной СССР поехал на молодежный чемпионат мира в Канаду. Турнир проводился ежегодно, начиная с 1977-го, и в шести из девяти первых розыгрышей победа доставалась советским хоккеистам. В 1985-м СССР стал лишь третьим, поэтому юбилейный десятый турнир советские хоккеисты хотели выиграть во что бы то ни стало.

Вязьмикикин стал настоящей звездой того турнира. В семи матчах советский форвард забросил пять шайб и сделал столько же голевых передач. Тогда же за ним закрепилось прозвище Змей, полученное за неповторимую тягучую, стелющуюся и очень техничную манеру владения шайбой. Украшением МЧМ-1986 стал гол в ворота хозяев турнира: Игорь получил шайбу в средней зоне, будто манекенов обыграл нескольких канадских хоккеистов, уложил на лед вратаря и после издевательской паузы точно бросил под перекладину.

По итогам турнира Игорь вошел в тройку лучших игроков по версии Международной федерации хоккея (IIHF). Кроме того, нападающий попал в символическую пятерку главных звезд МЧМ, которую составляли представители СМИ. В этой компании с Вязьмикиным оказались его партнеры по команде: голкипер Евгений Белошейкин и защитник Михаил Татаринов.

По иронии судьбы карьера у обоих тоже не сложилась

Вратарь завершил карьеру в возрасте 31 года из-за проблем с алкоголем, а спустя два года в приступе депрессии покончил жизнь самоубийством. Татаринов по той же причине завязал с хоккеем в 28, в начале нулевых отсидел в тюрьме за убийство, но смог вернуться к нормальной жизни и сейчас возглавляет Федерацию хоккея Иркутской области.

От завода до Америки

После триумфального МЧМ Вязьмикина всерьез рассматривали в качестве игрока главной сборной СССР. Форварда вызвали в национальную команду, с которой тот готовился к выступлению на взрослом чемпионате мира-1986, но буквально за день до старта турнира он получил глупую травму на тренировке. Потерявший равновесие Алексей Гусаров коньком буквально вспорол ногу Вязьмикина, хоккеисту наложили восемь швов. С мечтами о мировом первенстве было покончено.

После обидной травмы карьера хоккеиста пошла под откос

Вязьмикин, который и раньше редко отказывал себе в удовольствии нарушить режим, совсем слетел с катушек и начал систематически пропускать тренировки либо приходить на них пьяным. Тренеры ЦСКА во главе с Виктором Тихоновым тщетно пытались остановить Игоря, который летел в пропасть. Дна он достиг в 1987-м, когда спортивное руководство страны устало от безуспешной войны с восходящей звездой и решило пожизненно дисквалифицировать некогда самого талантливого хоккеиста страны, превратившегося в алкоголика и дебошира.

Если б Игорь Вязьмикин не сидел на стакане, хоккей получил бы выдающегося игрока. Но парень бесхарактерный, с ленцой. После убийства старшего брата запил. Да так, что все в ужасе были. Тихонов с ним и по-хорошему, и по-плохому — ничего не помогало. Отчислил

Борис Шагасбывший скаут ЦСКА

После этого о Вязьмикине быстро забыли. Никаких накоплений у молодого спортсмена не осталось, поэтому он был вынужден пойти работать на московский завод порошковой металлургии. Там его спустя год отыскал журналист Петр Спектор, решивший посвятить статью тяжелой доле вчерашней звезды всесоюзного масштаба.

Материал прочитал Вячеслав Фетисов, младший брат которого дружил и играл вместе с Вязьмикиным за армейцев. Сам Фетисов-младший трагически погиб в автокатастрофе в 1985-м. Именитый хоккеист решил замолвить слово за оступившегося форварда, и это сработало: Игорь получил второй шанс, вернулся в ЦСКА, но оттуда довольно скоро проследовал в воскресенский «Химик». В Подмосковье форвард чувствовал себя неплохо, прилично забивал и ассистировал, однако в 1991 году решил покинуть команду из-за конфликта с главным тренером Владимиром Васильевым.

Вскоре рухнул СССР, а Вязьмикин решил попробовать силы в НХЛ. Тем более еще в 1987 году он был задрафтован «Эдмонтон Ойлерс». В Канаде у форварда не сложилось: он попал в один из лучших клубов лиги того времени, уровень конкуренции в котором был заоблачным. В итоге в НХЛ форвард провел лишь четыре матча, в которых забросил единственную шайбу. Затем последовало турне по низшим американским лигам, вернуться в элиту североамериканского хоккея у Вязьмикина шансов больше не было.

Нападающий принял решение вернуться в Европу, где выступал за не хватающие звезд с небес команды Дании, Финляндии и даже Италии. В 1997-м состоялось возвращение в ЦСКА, а следующий сезон форвард провел в «Северстали». В своем последнем чемпионате России Вязьмикин отметился скромными тремя шайбами и пятью передачами в 21 игре. Коньки на гвоздь он повесил в 1999-м в возрасте 33 лет. Годы тесной дружбы с алкоголем не прошли даром: Игорь серьезно просел во всех игровых компонентах и оказался никому не нужен. Запои у форварда чередовались с периодами абсолютной трезвости, но в целом состояние игрока было неважным.

Самый большой нераскрывшийся талант на моей памяти? Игорь Вязьмикин по прозвищу Змей. Вот это был талант невероятный. Когда начинал, всем казалось, такого хоккеиста еще не было. Но все закончилось, не начавшись

Валерий Брагинбывший тренер сборной России

Печальный исход

После окончания карьеры Игорь стал тренером, какое-то время поработал в молодежной команде московского «Спартака», но затем на несколько лет пропал из информационного поля. Спортсмена не стало осенью 2009-го, сайт Федерации хоккея России лишь отрапортовал о том, что форвард умер после продолжительной болезни. Какой именно — не уточнялось.

Только через год спортивный врач Валерий Конов, долго работавший в «Динамо» и сборной СССР по хоккею, пролил свет на таинственную смерть Вязьмикина. Оказалось, что спортсмен скончался от рака горла. Развитию заболевания наверняка способствовала никотиновая зависимость.

Он звонил мне незадолго до смерти — это было ужасно. Я даже голос не узнал. Это был не голос — какое-то шипение на конце провода. Говорю: «Кто это?» — «Игорь Вязьмикин. У меня большие проблемы, рак горла». Я его практически не слышал, насилу разобрал эти-то слова. Собирался приехать к нему в больницу, но мы как раз улетали на следующий день. А когда вернулись — уже некого было навещать

Валерий Коновспортивный врач

У Вязьмикина осталась супруга Алла и сын Руслан, похоронили спортсмена на ничем не примечательном Лианозовском кладбище Москвы. Об имевшем феноменальные способности хоккеисте лишь изредка вспоминают бывшие партнеры и подопечные. Вязьмикин навсегда вошел в историю как один из самых талантливых игроков советского хоккея, не сумевших реализовать свой потенциал.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа