«Тоска такая, что хоть на стену кидайся» О чем говорят женщины, проводившие своих близких на фронт в Донбасс

Спецоперация Вооруженных сил России на Украине продолжается уже два месяца, и Донбасс остается основным театром военных действий. С российской стороны в боях участвуют военнослужащие-контрактники, профессиональные военные, а в рядах Народной милиции ДНР немало мобилизованных и добровольцев. В большинстве своем это люди гражданских, сугубо мирных профессий, которые волею судьбы стали солдатами. У этих людей дома остались близкие, для которых было непросто осознать и принять то, что их муж, отец, брат — вчерашний студент или ветеринар — завтра пойдут в свой первый и, возможно, последний бой. Корреспондент «Ленты.ру» поговорил с женщинами Донбасса о том, с какими чувствами они провожали добровольцев на фронт и как переживают разлуку.

«Что остается? Только надеяться»

Елена, ждет мужа

Когда я узнала, что муж уходит на фронт, чувства были смешанными. Ужас, тревога, переживание. Он человек совершенно гражданской профессии, журналист. И вот, уходит по повестке в военкомат. Там, где он сейчас, связи нет, потому что уже две недели как нет электричества. Выручают его сослуживцы, которым иногда удается приехать в Донецк и навестить меня или зарядить телефон где-то и позвонить мне. Всегда спрашиваю, все ли у него хорошо, как кормят, как здоровье. Такие, знаете, бытовые вещи. Вроде мелочи, но для меня это стало очень важным.

Муж через ребят узнает про мою жизнь, про своих родителей, которые живут в Донецке, про наших трех котов и собаку. Пару раз, конечно, и с самим мужем удалось созвониться, буквально на несколько минут, без лирики. Еще он как-то раз присылал мне фотографии, увидела, что он там очень похудел. Меня это, честно говоря, очень испугало. Конечно, знать, что твой близкий человек сейчас рядом с зоной боевых действий, там, где стреляют, — это постоянный ужас, кошмар и шок. Не могу перестать постоянно листать новости.

Все время стараюсь выцепить какую-то информацию из той местности, где подразделение мужа находится. Любые новости о боях там, прямо скажу, не радуют

Но что остается? Только надеяться, что все будет хорошо, что все-все вернутся домой живыми и здоровыми. Мы ведь их очень ждем. Еще тревожно, что боевые действия все-таки меняют людей. Ты находишься долгое время в очень стрессовом состоянии. После такого домой вернется в чем-то другой человек. С этим тоже нужно будет жить.

Пока не строю планы на мирную жизнь, не рисую картинку, как буду его встречать. Просто хочется, чтобы он поскорее вернулся ко мне. Точно знаю только, что пойдем на длинную-длинную прогулку с собакой. А пока гуляем, будем очень много говорить. И все у нас будет хорошо.

«В голову лезут ужасные мысли»

Виктория, ждет отца и молодого человека

Очень символично получилось, что мой парень в армию ушел 23 февраля, в День защитника Отечества. Практически тогда же узнала, что повестка пришла и папе. Конечно, эти новости меня попросту ошарашили, еще и потому, что они свалились друг за другом. Первой реакцией был страх. Папа человек невоенный, у него обычная гражданская профессия и опыта службы нет. Молодой человек тоже. Очень переживала, что им придется попасть на фронт без боевого опыта.

С молодым человеком получается регулярно поддерживать связь, он служит на «старой» территории ДНР (которая находилась под контролем Донецкой народной республики до начала спецоперации ВС РФ на Украине — прим. «Ленты.ру»), там с покрытием сети все в порядке. Так что теперь чувствую себя куда спокойнее, знаю, что у него все хорошо. А вот с папой ситуация куда более тяжелая. Он в Харьковской области, и дозвониться до него практически невозможно. Связь держим через сослуживцев, у которых есть украинские сим-карты.

Но отсутствие сотовой сети не единственная проблема. Света ведь тоже нет, а значит, нет и возможности зарядить телефон. Безумно тяжело неделями не знать, что с твоим родным человеком, жив ли он. Конечно, сразу же начинаешь себя жутко накручивать, в голову лезут ужасные мысли. Думаю, я не одна такая, кто ждет родных и не имеет с ними постоянной связи. Прошло уже почти два месяца, но тревога не уходит, она сопровождает меня постоянно.

Но кроме страха я испытываю и гордость за моих родных. Они не стали прятаться, не стали отсиживаться дома, а пошли исполнять долг и защищать Родину

Конечно же, я очень сильно переживаю, хочу, чтобы поскорее все закончилось. Сейчас огромное количество людей по обе стороны границы столкнулись с тем, что их родные на фронте. Все на самом деле хотят только одного — чтобы наступил мир, чтобы близкие вернулись домой и чтобы все с ними было хорошо. Они защищают нас, простых людей, которые остались дома. Чтобы мы жили в мирном Донецке, чтобы над нашими головами больше не летали снаряды. Чтобы весь этот ужас, который длился восемь лет, наконец, закончился и виновные были наказаны.

Когда папа и мой молодой человек вернутся, мы по традиции соберемся всей семьей, сделаем шашлыки на природе, чтобы наши защитники увидели, как мы им рады.

«Невозможно предположить, что будет завтра»

Кристина, ждет отца и молодого человека

Можно смело сказать, что практически все мои знакомые мужчины взяли оружие в руки и пошли на фронт. Не только отец и любимый, но и многие друзья, коллеги. Конечно, за них тревожно.

Невозможно каким-то конкретным словом описать весь спектр чувств, когда я узнала об уходе моих близких на фронт. Причем мой молодой человек еще 22 февраля пошел в военкомат добровольцем. Это решение было взвешенным, осознанным и обдуманным — в этот момент я могу прежде всего уважать и поддержать его выбор. Но в то же время я бесконечно переживаю за близких. Реалии нашей жизни таковы, что невозможно предположить, что будет завтра. Сложно сохранять спокойствие в условиях такой нестабильности.

Поначалу было проблематично поддерживать контакт с близкими в армии, но сейчас ситуация наладилась, так или иначе удается связаться. Разговариваем обычно на нейтральные темы. Конечно, всегда и при любой возможности говорю о том, как сильно я их люблю.

Стараюсь не давать повода для беспокойства, в основном делюсь только позитивным: плохого им на фронте с головой хватает

Когда они вернутся домой, даже не будем ничего отмечать. Главное — как можно крепче их обнять. Я думаю, даже сказать им будет особо нечего, просто расплачусь.

«Радуюсь маленьким победам»

Дарья, ждет молодого человека

Мой молодой человек пошел на фронт добровольцем. В тот момент я испытала невообразимую гордость за него. Конечно, присутствовало и волнение, как без этого.

Связь с ним не всегда есть, сейчас получается созваниваться чаще. В начале спецоперации он мне звонил раз в неделю, сказать, что жив-здоров. В первую очередь узнаю о его здоровье, самочувствии и настроении. Потом делимся последними новостями, как прошел день, в общем, самыми простыми вещами.

Конечно, я переживаю за своего молодого человека, но в то же время осознаю, что он сейчас участвует в очень важном для нашей Родины событии

В основном эмоции у меня положительные. Радуюсь маленьким победам, когда освобождаются оккупированные территории. Смеюсь над веселыми фронтовыми историями, которые он рассказывает. Я знаю, что для него все это тоже очень важно, и поддерживаю его. Сам он из Одессы, участвовал в Антимайдане. За политические взгляды был задержан Службой безопасности Украины (СБУ) и провел в СИЗО четыре с половиной года. Затем прибыл в Донецк в рамках обмена военнопленными. И сейчас, наконец, он участвует в освобождении Донбасса, который за последние два года, что он здесь живет, стал ему родным.

Когда он вернется, хотелось бы собраться с родителями и посидеть по-семейному, послушать его фронтовые байки за чашкой чая. Сказать, что очень его люблю, и поздравить, наконец, с Победой, которая точно за нами.

«Места себе не находишь»

Ирина, ждет жениха

Сложно сказать, что я испытала, когда мой будущий муж сказал, что уходит в армию добровольцем. Конечно же, в первую очередь это страх. Что его ранят, убьют, что он попадет в плен, что изменится на войне и станет другим человеком. Страх за себя, ну как я тут без него. При этом рассудком я понимала его решение. Понимала, что сейчас такое время, когда мы все должны собраться и работать на общую победу. Понимала, что он не сможет себя уважать, если в такой момент не пойдет защищать свои взгляды, свою страну с оружием в руках, как он делал еще до нашего знакомства, в 2014 году. Но ведь от этого менее страшно не становится.

Созваниваться у нас стало получаться только в последнюю неделю. А до этого был просто ад. Его часть участвовала в боях за Мариуполь. Связи никакой нет. Периодически мне просто звонили люди с незнакомых номеров, его сослуживцы, которые оказывались в Донецке. Они и передавали, что с моим женихом все хорошо. Ну а я с ними отправляла ему небольшую посылку с чем-то вкусным, с кофе, с маленькими записками. Писала и большие письма, каждый день, пока связи не было. Не отправляла никуда, просто лежат в столе. Может быть, покажу ему их, когда вернется домой.

Думала, что со временем тревога если не уйдет, то хотя бы уменьшится. Время лечит, человек ко всему привыкает, что там еще в таких случаях обычно говорят. Но со мной так не получилось

Я только больше переживаю с каждым днем. Отчасти из-за того, что разлука все дольше и дольше длится, отчасти потому, что накал боев растет. Стараюсь гнать от себя мысли, что с ним может что-то случиться. Но несколько раз было такое — с утра встаю, готовлю себе завтрак и просто резко в голове: «А как я буду дальше жить, если его убьют». И слезы сразу же, тоска такая, что хоть на стены кидайся. Потом целый день или ходишь бесцельно по квартире, места себе не находишь, или лежишь и не можешь встать. Постарела, мне кажется, на несколько лет.

Когда он вернется, просто обниму его, уткнусь в плечо и никуда больше от себя не отпущу. Может, я слабая, трусливая, но эти два месяца стали самым страшным временем в моей жизни. Никому не желаю через это пройти и надеюсь, что это никогда не повторится.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа