Вводная картинка

Египетская сила. Новый сериал Marvel и новый супергерой: каким получился «Лунный рыцарь»?

Культура

В полку супергероев прибыло — на Disney+ выходит «Лунный рыцарь», новый сериал кинематографической вселенной Marvel о ночном мстителе со сверхспособностями, полученными от древнеегипетского божества. Студия впервые за долгое время решила ввести нового персонажа не через фильм, а именно через сериал, и привлекла к проекту не только голливудских звезд и именитых сценаристов, но и малоизвестного инди-режиссера. Что из этого вышло — в материале «Ленты.ру».

Каждый день Стивен (Оскар Айзек), работник сувенирной лавки в лондонской Национальной галерее и египтолог-энтузиаст, завершает странным ритуалом: заклеивает дверь клейкой лентой, насыпает вокруг своего лежбища круг из песка и приковывает себя к ножке кровати. Все потому, что Стивен боится проснуться в совершенно незнакомом месте — например, в деревеньке где-то в Альпах, с вывихнутой челюстью и полным крови ртом, да еще и в окружении людей, жаждущих его смерти. Артур Хэрроу (Итан Хоук), длинноволосый предводитель агрессивно настроенных местных, почему-то называет Стивена наемником и требует вернуть украденный артефакт — древнюю статуэтку скарабея. «Наемник» и рад бы это сделать, только вот неведомая сила с оглушающим голосом («О нет, идиот вернулся! Отдай тело Марку!») ему даже руку разжать не дает; остается только спасаться бегством.

Дело в том, что Стивен страдает диссоциативным расстройством личности — в его голове живут сразу несколько персон, и одна из них, к несчастью для тихони-вегана, — профессиональный наемник Марк Спектор, который еще и оказывается слугой древнеегипетского лунного бога Хонсу. Последний (обладатель громогласного голоса) и отправляет своего приспешника на самоубийственные миссии. Хонсу хочет, чтобы Марк остановил людей Хэрроу, которые пытаются возродить Аммет, крокодилоголовую богиню, пожирающую сердца нечистых на руку. Марк хочет, чтобы Хонсу освободил его от служения. Стивен хочет, чтобы бойцовский клуб в его голове поскорее самораспустился.

Разве Аммет — древнеегипетская богиня?

По сюжету «Лунного рыцаря», Аммет — богиня-судья, которая уничтожает злодеев вне зависимости от того, совершили ли они злодеяние или только совершат его в будущем. В древнеегипетской мифологии же Аммет (или Амат) не выносила обвинительный приговор, а отвечала за его исполнение, наказывая на загробном суде людей, которые вели неправедную жизнь. Вина человека определялась взвешиванием его сердца — если орган оказывался тяжелее пера богини истины Маат, то его отдавали на съедение чудищу.

«Лунный рыцарь» — первый за долгое время сериал Marvel с совершенно новым супергероем в главной роли. Ранее студия либо снимала о малоизвестных комиксных персонажах низкобюджетные телешоу (так было, к примеру, с «Джессикой Джонс» и «Сорвиголовой»), которые в итоге превращались в ведущие в никуда и всеми забытые спин-оффы, либо посвящала новоприбывшим полноценные фильмы («Доктор Стрэндж», «Черная пантера») с заделом на дальнейшее использование героев в масштабных кроссоверах. «Лунный рыцарь» ближе ко второй категории — звезда уровня Оскара Айзека на дороге не валяется, чтобы разменивать его на один-единственный сериал.

Для представления фанатам нового героя были призваны сценарист Джереми Слейтер («Академия “Амбрелла”», «Тетрадь смерти») и египетский режиссер Мохамед Диаб, который до этого занимался преимущественно недорогим остросоциальным кино. Среди его работ — невероятно захватывающее «Противостояние» (Eshtebak) 2016 года, повествующее об одном дне из жизни каирского автозака (день при этом бурный на события — действие разворачивается во время волнений после военного переворота, окончившего правление президента Египта Мухаммеда Мурси). Картина участвовала в программе «Особый взгляд» на Каннском кинофестивале.

Marvel не впервые привлекает к своим супергеройским проектам независимых режиссеров

«Капитан Марвел» создавал дуэт Анны Боден и Райана Флека, лауреатка «Оскара» Хлои Чжао работала над «Вечными», Райан Куглер — над «Черной пантерой», Кеннет Брана — над «Тором». Все эти коллаборации наталкивались на очевидную проблему — конфликт авторского видения и стиля с жестко очерченными продюсерами рамками сюжета, порой сконструированными исключительно для того, чтобы привести зрителей в кино на следующую картину.

В случае с «Лунным рыцарем» все могло обернуться иначе — речь все-таки не о полнометражном блокбастере, а о сериале с исключительно цифровым релизом, продюсерский контроль над которым, по идее, мог бы быть гораздо слабее. Диаб в интервью признавался, что хотел показать в своем проекте терзания человека, на полном серьезе страдающего расщеплением личности. Тема эта, по словам кинематографиста, интересовала его настолько, что он готов был и без помощи Disney (и без экшен-сцен) снять фильм про Марка и Стивена — то есть, про больного, который «пытается научиться жить с самим собой». Вторил кинематографисту и Оскар Айзек, уверявший, что проблемы его персонажа — не просто сюжетный ход, а нечто большее.

Однако психологической драмы в «Лунном рыцаре» не видно ни в первом, ни в любом из последующих эпизодов (на момент написания материала вышли четыре из шести серий) — диссоциативное расстройство личности главного персонажа все это время скорее остается комедийным сетапом для многочисленных шуток. Центральным же сюжетом становится борьба Лунного рыцаря с карикатурным злодеем-культистом (в персонаже Хоука, не так давно высмеивавшего хайп вокруг «не таких» супергеройских проектов, натурально совместили черты всех известных кинематографу фанатичных антагонистов) в слабо проработанной вселенной, в которой древнеегипетские боги живут среди обычных людей.

При этом нельзя сказать, что аттракционная часть «Лунного рыцаря» вышла скучной

Первый эпизод может похвастаться бодрой и нестандартной центральной экшн-сценой, в которой Стивен переживает провалы в памяти каждый раз, когда приходит время махать кулаками (за него это делает Марк, но зрителям сами драки не показывают). Позже герой оказывается в Египте (тут Диаб целый эпизод превращает в туристическую открытку), а само шоу наполняется оммажами «Мумии» и «Индиане Джонсу». Четвертая серия и вовсе завершается сюрреалистическим психотриллером наподобие «Острова проклятых».

Cтратегия, которую выбрал Disney при разработке своих нескончаемых супергеройских сериалов, на бумаге каждый раз выглядит крайне многообещающей — новые или малоисследованные персонажи в центре внимания, артхаусные и молодые режиссеры за штурвалом, важная проблема в корне сюжета. «Ванда/Вижн» через сюрреалистическое путешествие героини по эпохам телевидения изображала стадии скорби от потери близкого, «Сокол и зимний солдат» поднимал тему американского расизма, «Локи» пытался косить под политическую драму, «Соколиный глаз» и вовсе сделал своего заглавного персонажа инвалидом. Только вот раз за разом реальные конфликты героев уступают классическому противостоянию добра со злом, режиссерское видение глохнет под массивным СGI-экшеном, а важные темы оказываются не более чем приманкой, которой пиарщики размахивают перед носом у прессы — мы тут, мол, про серьезные вещи рассказываем, а не только аттракционы делаем!

Такой исход в противостоянии авторского видения с видением продюсерским можно назвать предсказуемым, но ни в коем случае не заранее предрешенным — и у Marvel найдется немало проектов, в которых кинематографисты через форму и стиль умудрялись рассказывать зрителям куда больше, чем мог содержать в себе стандартный супергеройский сюжет. Но если представить уже вышедшие эпизоды «Лунного рыцаря» на мифический древнеегипетский суд, чаши весов, пару раз задумчиво покачнувшись, все же покажут, что перед нами — классическое диснеевское развлекательное шоу, как бы ни пытались режиссер и звезда сериала убедить нас в обратном. Это, конечно, не приговор — пожирать сердца за такое едва ли кто-то будет. Но и наличие у такого проекта сердца — вопрос, скажем так, весьма спорный.

Сериал «Лунный рыцарь» (Moon Knight) выходит на платформе Disney+

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа