Вводная картинка

«Раненых добивали выстрелами в голову» Как налет на ресторан «София» стал одним из самых жестоких преступлений в СССР

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о массовых убийствах в СССР. Вопреки распространенному мнению о том, что это проблема современного общества, подобные трагедии случались и прежде, в том числе в Советском Союзе. В прошлый раз речь шла о том, как советский пограничник взялся за автомат и расстрелял туристов у деревни Летипеа в Эстонии. Сегодня «Лента.ру» рассказывает, как в 1979 году трое бандитов-исламистов устроили бойню в банкетном зале ресторана «София» в Северной Осетии. Это преступление прогремело на всю страну, став одним из самых жестоких в СССР. Целью налетчиков была ресторанная касса, но ограбление в итоге обернулось массовым убийством.

«Один из бандитов больно дернул меня за волосы, приподняв голову, и сказал своим товарищам по-русски: «А дама, оказывается, еще жива». Другой выстрелил, и пуля пробила насквозь мой подбородок, пуля же, выпущенная третьим, попала в бедро. Кто-то из них поднял мою голову и несколько раз с силой стукнул ею об стол. Я не издала ни звука, и он решил, что я мертва». Залина Доева-Карсанова. Из книги Дамира Даурова «Застолье с царями. Расстрел у святого Татартупа».

***

Вечером 10 октября 1979 года в банкетном зале ресторана «София», расположенного между североосетинским селом Эльхотово и железнодорожной станцией Змейская, собралась шумная компания. Директор Кировского райобщепита Сима Дзелихова отмечала день рождения, и на застолье собрались ее друзья и коллеги.

После очередного тоста за здоровье именинницы водитель Симы Аслан Гергиев решил подышать свежим воздухом и отправился на улицу. Когда он вышел на крыльцо, в темноте внезапно раздались выстрелы. Секунды спустя в живот Аслану уперлось дуло автомата и прозвучала команда «Назад».

Гергиев схватился за ствол руками, рывком повалил державшего автомат мужчину и бросился бежать. Но далеко уйти ему не удалось: в темноте Аслан споткнулся о пень, упал, получил пулю в спину и потерял сознание.

Услышавшие стрельбу участники застолья не успели прийти в себя, как в банкетный зал вбежали трое вооруженных мужчин: с ходу они открыли огонь по гостям и персоналу ресторана. Пять человек погибли на месте, а 22-летняя гостья Залина Доева-Карсанова получила тяжелые ранения.

Бандиты ворвались в банкетный зал и, вскинув автоматы, стали хладнокровно поливать свинцом ни в чем не повинных людей. Раненых добивали одиночными выстрелами в голову

Федор Раззаковиз книги «Бандиты времен социализма»

Чудом уцелевшие под градом пуль люди выключили в зале свет и бросились врассыпную. Один из них, муж Залины Казбек Доев, хотел добраться до своей машины, где лежало охотничье ружье. Он добежал до распахнутого окна и взобрался на подоконник, где его настигла автоматная очередь. Тяжело раненый, он выпал на улицу.

Та же участь ждала остальных, кто пытался спастись: бандиты буквально изрешетили несчастных из автоматов. Закончив стрелять, налетчики стали искать среди жертв выживших.

Они по-хозяйски, не обращая внимания на хлюпающую под ногами кровь, обошли весь зал, осмотрели все трупы

Залина Доева-Карсановаиз книги Дамира Даурова «Застолье с царями. Расстрел у святого Татартупа»

Зазвучали новые выстрелы: чтобы не оставлять свидетелей, бандиты делали жертвам контрольные выстрелы в голову. Залина Доева-Карсанова выжила чудом — налетчики решили, что она мертва. А имениннице Симе Дзелиховой не повезло: когда началась бойня, она спряталась под стол, но бандиты нашли ее.

Сима стала умолять их сохранить ей жизнь, предлагая взамен забрать все деньги и украшения. Но бандиты все равно расстреляли Симу, пустив автоматные очереди крестом — сначала горизонтально вдоль тела, затем от плеча к плечу.

Закончив расправу, налетчики забрали из кассы 2100 рублей и скрылись

Собрав последние силы, Доева-Карсанова смогла выползти на улицу и добраться до истекающего кровью мужа. Казбек успел произнести лишь имя сына, после чего скончался на руках у жены. Залина заползла в их автомобиль, но ключей в салоне не нашла. Тогда она принялась нажимать на клаксон до тех пор, пока не потеряла сознание.

«Крови в зале было по щиколотку»

Тем временем очнувшийся водитель Аслан Гергиев добрался до служебной машины, на которой, превозмогая боль, доехал до больницы.

Вдруг распахнулась дверь, и в помещение ввалился Аслан Гергиев. Пошатнувшись, он схватился за дверную ручку и с такой силой в нее вцепился, что мы с трудом разжали его пальцы

фельдшер Эльхотовской районной больницы Любовь Шевченкоиз книги Дамира Даурова «Застолье с царями. Расстрел у святого Татартупа»

Немного оправившись от шока, Гергиев рассказал медикам о случившемся. К ресторану тут же выехала машина скорой, сотрудники которой нашли Залину. В тяжелом состоянии ее доставили в больницу и провели три сложнейшие операции подряд; врачам удалось спасти ей жизнь.

Вместе с врачами к ресторану «София» прибыли оперативники. Первым, что они увидели, было лежащее на веранде тело сторожа Василия Бетеева — он стал первой жертвой бандитов. Чуть поодаль от него лежала мертвая сторожевая собака. Когда милиционеры вошли в ресторан, их глазам предстала страшная картина.

В банкетном зале крови было, без преувеличения, по щиколотку, и стены тоже в красных потеках

сотрудник ресторана «София» Зелим Дзгоев

Жертвами налета стали восемь (по другим данным — девять) человек: именинница Сима Дзелихова, ее гости, буфетчик, шеф-повар, официантка и сторож ресторана. Расследование уголовного дела о бойне в «Софии» взял на себя прибывший из Москвы начальник Главного управления уголовного розыска МВД СССР генерал-лейтенант Андрей Волков.

Осмотр места преступления и тел погибших заставил оперативников усомниться в версии о разбое ради наживы. Милиционеров смутило то, что налетчики не забрали у жертв драгоценности, которые в сумме дали бы куда больше денег, чем было в ресторанной кассе. Поэтому следствие стало проверять другие версии.

По одной из них, бандиты хотели отомстить кому-то из гостей на празднике Симы Дзелиховой

По другой — главной мишенью была сама именинница: после опроса близких и коллег женщины выяснилось, что у нее был назойливый поклонник, ухаживания которого Сима отвергала.

Другим подозреваемым стал знакомый Дзелиховой по фамилии Голаев, которому она одолжила 3500 рублей из кассы общепита. Мужчина не спешил отдавать долг, что привело к конфликту с кредиторшей. Отличавшийся взрывным характером Голаев стал угрожать Дзелиховой расправой.

Попала под подозрение и бывшая буфетчица «Софии»: незадолго до нападения женщину уволили, и она пообещала отомстить администрации ресторана.

Угрожал руководству и некий Газаев, которого в свое время выгнали из «Софии» за дебош

После того как состояние выживших при нападении Залины Доевой-Карсановой и Аслана Гергиева стабилизировалось, милиционеры пытались выяснить приметы убийц. Но пострадавшие смогли лишь сообщить, что у одного из налетчиков было приметное худое лицо и что разбойники кричали «Бей коммунистов!».

К этому времени следователи вскрыли служебный сейф Симы Дзелиховой и нашли там список приглашенных на ее день рождения. Среди них были прокурор района Борис Дудиев, следователь Олег Текоев, начальник районного отдела КГБ Маирбек Мрикаев, а также десять чиновников и директоров предприятий. Ни один из них на именины не пришел, но сыщики предположили, что убийцы знали о списке и хотели устранить кого-то из высокопоставленных гостей.

«Мы перетрясли всех охотников»

Тем временем важная информация поступила от экспертов: оказалось, что автомат, из которого стреляли в посетителей «Софии», был похищен несколькими месяцами ранее в ходе разбойного нападения на СИЗО города Нальчика, а один из пистолетов налетчиков за две недели до трагедии использовался в ходе другого преступления.

Из этого оружия в конце сентября 1979 года убили уроженца Армении и его любовницу, затем их тела сожгли в автомобиле, брошенном в лесополосе. Поскольку оба погибших были людьми семейными, сыщики предположили, что с парой расправился кто-то из родственников.

Место, где нашли сгоревший автомобиль с останками, находилось недалеко от «Софии»: сыщики не исключали, что кто-то из сотрудников ресторана стал свидетелем преступления, и именно его решили устранить при нападении 10 октября

Пастухи, которые видели зарево огня в лесополосе, запомнили проезжавшие мимо «Жигули» красного цвета. Такой же автомобиль заметили в день бойни неподалеку от «Софии». При этом следователи выяснили, что эта машина не принадлежала ни гостям, ни сотрудникам ресторана.

Владельцами «Жигулей» оказалась супружеская пара местных жителей. На допросе они сообщили оперативникам, что в начале октября на трассе «Ростов — Баку» на них напали трое бандитов в масках. Налетчики отвезли супругов на свалку и хотели там расстрелять.

Жена рассказывает: расплакалась — мол, пятеро-шестеро маленьких детей, ради бога, не убивайте!

Михаил Алакаевв 1979 году — замглавы МВД Кабардино-Балкарской АССР

Ей удалось разжалобить разбойников, стрелять в похищенных они не стали, просто бросили их связанными на свалке. Супруги помогли составить фотороботы бандитов, один из которых оказался похож на бандита, которого описали выжившие в «Софии». Пока шли поиски налетчиков, удалось вычислить и задержать несколько других, не менее опасных преступников

Мы выявляли, кто незаконно хранит оружие — пистолеты, автоматы, карабины. Мы практически перетрясли основную массу охотников

Таймураз Батаговв 1979 году — начальник Управления уголовного розыска Северо-Осетинской АССР

«Он вытащил пистолет и наставил на жену»

Среди прочих в поле зрения следователей попал житель села Аушигер Кабардино-Балкарской АССР Хабула Османов. Его заподозрили в хищении скота и спекуляции луком. За Османовым установили слежку: задерживать его не спешили, но в конце октября ситуация приняла неожиданный оборот.

В отделение милиции пришла жена Османова Тамара, которая пожаловалась оперативникам на мужа: он напился и стал угрожать ей убийством. Османову не понравилось, что его супруга отказалась идти в магазин за водкой и настаивала на прекращении пьянства.

Османов сказал: «Ты что, сука, командуешь здесь?» Пистолет вытащил и наставил на жену

Безруки Кунашевв 1979 году — замначальника по оперативной работе ОВД Нальчикского горисполкома

Двое милиционеров двинулись на мотоцикле к дому Османовых для разъяснительной беседы с дебоширом. Едва завидев наряд, Османов достал припрятанные во дворе пистолет и автомат и открыл огонь по незваным гостям. Милиционеры бросились в укрытие, а Османов сел на их мотоцикл и попытался скрыться.

Хабула Османов

Хабула Османов

По беглецу открыли огонь и ранили его в обе ноги, но он сумел уехать. Милиционеры решили осмотреть дом Османова и нашли у него во дворе тайник с оружием. Эксперты подтвердили, что Османов стрелял по наряду из того же автомата, который использовался при налете на «Софию».

Тогда Хабулу объявили во всесоюзный розыск, который быстро принес плоды: в милицию позвонил житель одного из соседних сел, в дом которого постучался раненый Османов. На этот раз сопротивляться едва державшийся на ногах бандит не стал: его задержали без единого выстрела и доставили в отделение. Выйти на подельников Хабулы помогла его жена.

Вскоре все 16 членов банды присоединились к сидящему в СИЗО главарю. Один из них, 29-летний Аслан Гегиров, был хорошо знаком сыщикам. Ранее он возглавлял банду исламистов, которая действовала на территории Ставропольского края, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии в 1975-1976 годах.

На счету разбойников были нападения на кафе «Весна» в Нальчике, на универмаг в городе Дигора и на Лескенское потребительское общество, где разбойники застрелили сторожа и похитили около трех тысяч рублей.

К слову, убивавшие и грабившие людей бандиты были на редкость религиозны

Около трети от своей добычи они отдавали в местные исламистские группировки. Девять тысяч рублей от разбойников радикалы направили на распечатку Корана и другой религиозной литературы.

По законам кровной мести

В 1976 году банда Гегирова напала на дом цеховика — жителя села Кызбурун-III. Подпольный предприниматель и его братья достали оружие и дали разбойникам достойный отпор.

Бандиты, напуганные шумом, ушли из селения без добычи. Но память о себе они оставили: покалечили жену хозяина, и тот по законам кровной мести поклялся покарать обидчиков. Будучи кавказцами, бандиты прекрасно понимали, что означает подобная клятва, поэтому решили на время залечь на дно

Федор Раззаковиз книги «Бандиты времен социализма»

Гегиров предложил подельникам на пару лет спрятаться в тюрьме: бандиты угнали несколько лошадей и мотоцикл, после чего явились в отделение милиции с повинной. Все они получили сроки от года до трех и разъехались по разным колониям. Несмотря на свои связи, добраться до своих обидчиков цеховик не смог и идею отомстить вскоре оставил.

Аслан Гегиров

Аслан Гегиров

Между тем в тюрьме Гегиров познакомился с Османовым — тот отбывал очередной срок за грабеж и отличался лютой ненавистью к советской власти. Зэки быстро сошлись на почве крайней религиозности и желания кровавой наживы. В 1979 году, когда оба вышли на волю, Османов легко влился в банду Гегирова.

Благодаря своим лидерским качествам и агрессивному характеру со временем именно Османов занял место главаря группировки. Вскоре после этого банда пополнилась еще одним участником — им стал бывший сокамерник Османова Руслан Губачиков. Вместе разбойники стали грабить дома и угонять с пастбищ скот местных жителей.

Совершая налет за налетом в течение 1979 года, налетчики обогатились на 70 тысяч рублей, а исламистам стали отдавать уже не треть, а половину добычи. С подачи Османова на территории Кабардино-Балкарии стали активно распространяться антисоветские листовки.

Стремясь получать больше добычи, Османов предложил подельникам обновить арсенал банды, который на тот момент состоял из одного револьвера и нескольких обрезов охотничьих ружей.

Главарь задумал налет на СИЗО Нальчика, где хранились автоматы Калашникова

Для этого правая рука Османова и бывший лидер банды Аслан Гегиров обратился за помощью к своему знакомому — старшему контролеру СИЗО Гаджиеву. Тот согласился за хорошее вознаграждение снабдить преступников слепками ключей от двери в оружейную комнату.

Готовясь к дерзкому налету на изолятор, бандиты стали промышлять на трассе «Кавказ»: например, подстерегли и убили уроженца Армении и его любовницу, которые ехали на рынок в Пятигорск продавать фрукты. Позже их тела бандиты сожгли в машине неподалеку от ресторана «София».

Однако когда молва о ночных убийствах на дороге стала вовсю гулять в народе и милиция усилила бдительность, Османов решил сменить профиль. Теперь начались налеты на колхозные кассы

Федор Раззаковиз книги «Бандиты времен социализма»

«Всех троих ждала ужасная смерть»

Старший контролер Гаджиев выполнил свое обещание и передал Гегирову слепки, при помощи которых бандиты обзавелись дубликатами ключей от оружейной комнаты СИЗО. Но хитрый Османов заподозрил, что Гаджиев перед налетом может предупредить коллег, и решил отправить на дело только двоих подельников — Гегирова и Губачикова.

Чутье главаря не обмануло: когда разбойники, связав часового и забрав его автомат, проникли на территорию СИЗО, поднялась тревога. Бандиты едва успели скрыться, а Османов решил больше не рисковать. На черном рынке (за деньги и угнанные автомобили) он добыл для банды пистолет-пулемет Судаева, два автомата Калашникова и два пистолета Макарова.

Новый арсенал разбойники опробовали на трассе «Ростов — Баку».

Однажды ночью, заметив на обочине машину «Жигули», бандиты напали на спящих хозяев: молодого человека, старика и старуху. Всех троих ждала ужасная смерть

Федор Раззаковиз книги «Бандиты времен социализма»

К октябрю 1979 года группировка Османова насчитывала уже около 36 человек. Обнаглевшие от своей безнаказанности разбойники хотели напасть на отделение Госбанка в Нальчике. Но, наблюдая за ним, бандиты поняли, что получат достойный отпор от дежуривших там охранников, милиционеров и вооруженных инкассаторов, а потому решили не рисковать.

Тогда Османов подговорил Гегирова и Губачикова совершить налет на универмаг в городе Чиколы. Но незадолго до назначенной даты 10 октября Губачиков во время очередного нападения умудрился прострелить себе ногу, поэтому на дело вместо него отправили другого участника банды — Сафраила Кярова.

Руслан Губачиков

Руслан Губачиков

Когда троица подошла к прилавку и готовилась достать оружие, в универмаг вошел покупатель — он оказался давним приятелем одного из разбойников. Это обстоятельство спутало им карты: так и не решившись на преступление, они спешно покинули магазин. Их обратный путь лежал через село Эльхотово.

Когда на пути бандитов возник ресторан «София», проголодавшийся Османов отправился за едой и выпивкой. Заметив, что буфетчик считает выручку, вернувшийся к автомобилю главарь предложил подельникам, за неимением лучших вариантов, ограбить ресторанную кассу.

Гегиров, который состоял в любовных отношениях с одной из официанток «Софии», попытался высказаться против этого плана, но главарь Османов обложил его матом и приказал подчиниться.

Когда разбойники подошли к веранде, навстречу им со словами «Стой, стрелять буду!» вышел сторож Бетеев

Бандитам было невдомек, что эта фраза была любимой шуткой сторожа — он говорил ее всем посетителям, которые заглядывали в ресторан поздно вечером. Османов, Кяров и Гегиров восприняли слова Бетеева всерьез и в упор расстреляли его, а затем и выскочившую вслед за хозяином собаку по кличке Смерч.

Если бы этот сторож молчал, жил бы себе и жил по сей день, а я бы не сидел сейчас перед вами. Он меня здорово разозлил

Хабула Османовиз книги Дамира Даурова «Застолье с царями. Расстрел у святого Татартупа»

Разобравшись с вышедшим из ресторана водителем Гергиевым, бандиты вбежали в банкетный зал и открыли огонь.

«Кровь собирали руками»

Рассчитывая избежать смертной казни, бандиты активно сотрудничали со следствием. Среди прочего рассказали они и о том, почему не стали забирать драгоценности убитых — как оказалось, это запретил лично Османов, сочтя аморальным.

Ближе к окончанию следствия встал вопрос, где проводить процесс над бандой Османова. Делать это на Кавказе было рискованно: на свободе оставалась часть банды, которая могла попытаться напасть на здание суда и отбить подельников.

Опасения были небеспочвенны. Во время следствия потенциальные свидетели обвинения получали анонимные записки с угрозами. Одна из них была адресована председателю сельсовета Урванского района Кабардино-Балкарской АССР.

Ты, председатель сельсовета, за Османова будешь головой отвечать. Мы не одиноки, нам не первый и не последний раз бывать у вас в селе

из анонимной записки председателю сельсовета

Перебрав все возможные варианты, следователи остановились на городе Владимире, где нашли подходящее здание с очень крепкими стенами. Во время процесса над бандой Османова это место плотно окружали несколько БТР и около 150 солдат внутренних войск. Дозор также несли 300 милиционеров и чекистов, которые расположились в радиусе нескольких километров от здания.

Помимо родственников убитых, на слушаниях присутствовала и выжившая при нападении Залина Доева-Карсанова.

В первый день, проходя мимо бандитов, я, размахнувшись, изо всей силы опустила на голову Османова руку, заключенную в аппарат Илизарова. Это тебе, сказала, за Казбека, за всех других, которых ты погубил, за мое разрушенное счастье. Османов упал на спину, потерял сознание, а когда очнулся, стал рваться ко мне, но милиционеры быстро его успокоили

Залина Доева-Карсановаиз книги Дамира Даурова «Застолье с царями. Расстрел у святого Татартупа»

Надежды четверых разбойников избежать «вышки» себя не оправдали. В 1981 году Верховный Суд Северо-Осетинской АССР приговорил Османова, Гегирова, Кярова и Губачикова (в дату вынесения приговора у него был день рождения) к расстрелу.

Бандиты пытались обжаловать решение, подав апелляцию в Верховный суд СССР, но приговор остался неизменным и вскоре был приведен в исполнение. Остальные 12 членов банды получили тюремные сроки от 10 до 15 лет.

***

После бойни руководство ресторана «София» попыталось заставить своих сотрудников отмыть банкетный зал от крови, но те наотрез отказались.

Стали искать на стороне и нашли каких-то пожилых казачек, которые согласились за большие деньги привести в порядок ресторан. Но и они работали, обливаясь слезами, и очень часто бросали тряпки и бежали на улицу, чтобы перевести дух. Сначала они собирали кровь руками, но потом кто-то принес им плоские чаши

Дамир Дауровиз книги «Застолье с царями. Расстрел у святого Татартупа»

Однако и после ремонта посетители обходили «Софию» стороной. В итоге ресторан закрыли, а через некоторое время и вовсе снесли. Место приобрело славу проклятого: в 1984 году по непонятным причинам обрушился знаменитый в республике Татартупский минарет, который стоял напротив снесенного здания ресторана.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru
Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности