Вводная картинка

Холод, медведи и полмиллиона рублей. Как живут и сколько зарабатывают сборщики грибов и ягод в России?

Каждый год множество россиян отправляются в леса собирать различные дикоросы — грибы, ягоды, орехи и растения. Кто-то запасается для себя, а для кого-то сезонный промысел становится одним из основных источников дохода. «Лента.ру» поговорила с магистрантом второго курса Европейского университета в Санкт-Петербурге Степаном Петряковым, который работал сборщиком дикоросов на одном из карельских ягодозаготовительных предприятий, и узнала, с какими сложностями сталкивается коммерческий сборщик, почему сбор ягод — это целое искусство, как работа в лесу стирает границу между отдыхом и трудом и сколько зарабатывают сборщики.

***

Изучать сборщиков дикоросов Степана Петрякова побудили две причины: интерес к экономической антропологии (изучению того, как в разных культурах или сообществах люди добывают средства к существованию и зарабатывают деньги) и повседневный личный опыт.

«Поскольку я живу в Карелии, то сам с детства любил ходить в лес за грибами и ягодами. В рамках исследования устроился сборщиком дикоросов на одно из местных ягодозаготовительных предприятий и проработал там полтора месяца. Чтобы изучать сборщиков, вы должны в какой-то мере стать сборщиком: включиться в сообщество и узнать его изнутри», — говорит он.

По словам Петрякова, самая дорогая ягода — морошка. Кроме нее популярны черника, голубика и брусника. В конце октября собирают клюкву. В Карелии большое ягодное производство, где не только принимают товар, но и организуют сезонные работы, предоставляя сборщикам жилье и транспорт.

Жилье — это комната в общежитии на пять или шесть человек с общей кухней и санузлом. Сезонные работники приезжают со всей России, но сбором дикоросов занимаются не только они: местные жители тоже принимают участие в сезонном сборе, так как это важная часть их распределенного хозяйства.

Отличительная черта многих работников — отсутствие постоянной регулярной занятости. Кто-то может зимой работать на вахте, а летом заниматься сбором дикоросов, а кто-то кочует в разные сезоны от региона к региону — в августе собирает в Карелии морошку и чернику, затем в Псковской области работает сборщиком клюквы, а в ноябре и вовсе едет в Абхазию собирать мандарины. И так зарабатывает на остаток года.

Стать сборщиком дикоросов можно разными путями — новичков ищут на сайтах объявлений или в группах во «ВКонтакте». Предприятие, от которого работал Петряков, проводило широкую рекламную кампанию.

Труд сборщика дикороса не сводится к примитивному ручному труду, хотя физические нагрузки тоже присутствуют. Главное, по мнению Петрякова, это сбор информации о том, как, где и что растет. Большую роль играет умение кооперироваться с другими людьми, ведь сезонные сборщики организуются в экипажи.

«Важны наблюдения за погодой, ландшафтом, поведением других людей, — объясняет он. — Здесь многое зависит от способности построить социальные связи, умение “поговорить за ягоду”, узнать направление и место, где можно собрать хороший урожай. Может быть, подружиться с опытным сборщиком, который, возможно, съездил бы с вами и научил собирать ягоду, рассказал бы об особенностях. Это сложное искусство»

По мнению исследователя, важно понимание того, как устроен лес: например, в Карелии ягода в основном произрастает на месте вырубок — на первый взгляд это довольно безжизненные ландшафты. Морошку же можно найти по травам, с которыми она растет вместе, а некоторые сборщики дикоросов могут и по запаху определить, где эта ягода.

«Cумел собрать шесть ведер черники в ливень»

Коммерческий сбор дикоросов не похож на обычный наемный труд. Сборщики не получают фиксированную зарплату, деньги выдаются за сданные килограммы ягод. Каждый выбирает себе удобный график. Встречаются и люди, которые работают семь дней в неделю. Обычно экипаж выезжает рано утром и работает в лесу в среднем до пяти или шести вечера. Может быть, едет на заранее знакомое место или же весь день проводит в поисках. После сбора ягоды выгружают в пункте приема предприятия, вес заносится в специальный бланк, и начисляется зарплата. Деньги можно обналичить почти каждый день.

Для дикоросов важна погода. Иногда сборщики просыпаются, видят, что идет дождь, и принимают решение никуда не ехать и взять выходной. С другой стороны, существуют опытные сборщики, которые продолжают собирать ягоду и в непогоду, обходя конкурентов.

«Одно из эпических сказаний между сборщиками было посвящено опытному сборщику, который сумел собрать шесть ведер черники в ливень, — говорит собеседник «Ленты.ру». — Это, конечно, свидетельствовало об опыте и недюжинном таланте»

Количество собранных ягод, как говорят сборщики, зависит от охотничьей удачи, человеческого авантюризма и опыта. Сборщики-ветераны, которые не один год приезжают, с их социальными связями и знанием мест способны за день собрать 36 килограммов черники или 60 килограммов брусники.

Цена на дикоросы варьируется от сезона к сезону, и на нее влияет множество факторов: стоимость ягодного сырья в мире, локальные факторы и так далее. Если урожайность высокая, то цена может быть ниже. Опытные сборщики дикоросов могут заработать 300-400 тысяч рублей с учетом того, что они приезжают на весь сезон: начинают со сбора морошки и заканчивают брусникой или клюквой.

«Многое зависит от природных факторов и от урожайности. Отчасти это авантюра, нужно самому вертеться и многое узнавать, от этого и зависит конечный результат», — говорит Петряков.

Когда сборщики приезжают в Карелию, то подписывают единственную бумагу — договор о закупке дикорастущего сырья, согласно которому они обязываются сдать все, что собрали, конкретному предприятию. Норма не оговаривается.

Местные жители знают, какие пункты приема выставляют цену на ягоду чуть выше, и идут туда. Трудовых отношений между сборщиком и предприятием как таковых нет. Все сезонные работники понимают, что они независимы в трудовом плане: собирают ягоды, снимают комнату в общежитии и арендуют машину. Никаких социальных гарантий нет.

«Насколько неустойчивы трудовые отношения, настолько неустойчив и урожай ягод, — говорит исследователь. — Опять же, понятие неурожайности относительно: новички могут подумать, что год выдался неурожайный, в то время как опытные сборщики никакой неудачи здесь не видят»

Диких животных Петряков опасностью не считает — вспоминает, что однажды во время сбора ягод рядом похаживал медведь, но животное в это время года не проявляет агрессии. Потеряться тоже сложно, особенно если вы работаете в экипаже. Это тесное сообщество, пусть и маленькое.

«Вам всегда помогут: посигналят, покричат. На начальных этапах сборщики сами ориентируются с помощью карт на мобильных телефонах, а потом навык приобретается, и вы сможете уже работать без карты, в некоторой степени интуитивно, на основе деталей», — объясняет он.

«Если ничего не знаешь, то уедешь отсюда с голой жопой»

Мотивация тех, кто приезжает работать сезонными сборщиками дикоросов, — один из ключевых вопросов в исследовании Степана Петрякова. Как оказалось, деньги — далеко не единственная причина. Скорее, речь идет об альтернативном понимании работы — не по найму, за оклад, а чтобы найти свою собственную хозяйственную автономию.

К тому же часто во время сбора дикоросов стираются понятия отдыха и труда:

Это важно для многих моих информантов. Они энергично размышляли на эту тему. Когда дело заходит о работе и отдыхе, то грань стирается, и это неслучайно. Труд ориентирован на задачу, есть некий образ свободы в лесу и самостоятельного поиска значения и авантюры. Сбор дикоросов становится антинаемным трудом, ты принадлежишь себе и не чувствуешь отчуждения: есть замечательные примеры, когда люди, собирая ягоду, откладывают часть себе и делают варенье прямо на базе. Есть совершенно виртуозные люди, которые попутно собирают белые грибы, сушат их в общежитии, отправляют по почте к себе домой в Туапсе или Сочи, а там их уже продают по довольно высокой цене — интересные формы импровизационного заработка

По мнению Петрякова, для мужской части сезонных коммерческих сборщиков может быть важен и аспект «разыгрывания маскулинности»: камуфляжная одежда, езда на собственных машинах-внедорожниках. По сути, это такие одинокие охотники, для которых очень важны самостоятельный заработок и форма ведения хозяйства. Одним словом, «не работать на дядю», как выражаются сами сборщики.

Снаряжение для работы стандартное: спецодежда, сапоги, фонарик, репелленты, теплая демисезонная одежда и постельное белье.

«На самом деле экономика сезонного сбора всегда основана на импровизации — многими вещами вы обрастаете в процессе. Сначала понимаете, что репелленты из магазина не работают, покупаете тройной одеколон, который дает резкий запах и отпугивает лосиную блоху. Она занимает первое место в иерархии мерзких насекомых», — говорит собеседник «Ленты.ру».

Условно товарному виду дикоросов угрожают лишь заморозки. Когда чернику и голубику подмораживает, они могут превратиться в кашу, если вы попытаетесь снять их грабилкой или комбайном для сбора ягод. Такое попросту не примут.

«С грибами тоже довольно интересная история. Она вызвана, скорее, неурожаем брусники. Экипажи сборщиков перешли на сбор грибов, а грибы очень дешевые: килограмм стоит 30 рублей, соответственно, чтобы заработать по пять-шесть тысяч на экипаж, нужно привезти тонну грибов. Сборщики прикрепляют к уазикам прицепы и постепенно наполняют их грибами. Если сезон грибной, то получается собрать 800-900 килограммов на пять-шесть человек», — поясняет Петряков.

Обеда по расписанию нет. Можно сесть на близлежащий пень, налить чашку кофе из термоса, собрать грибы и приготовить пасту с грибами либо же сделать что-то вроде черничного чизкейка из свежесобранных ягод и разделить пищу с товарищами по экипажу — это важная часть повседневной жизни сборщика.

«Знала ли я, что буду так счастлива, всего лишь полакомившись дошираком», — так сказала Степану Петрякову одна из его собеседниц.

Преодолеваемое за день расстояние также зависит от опыта и знания местности: можно отъехать 15 километров от базы и найти ягодное место, а можно проделать путь длиной 100 километров в один конец и не обнаружить ничего. Один из показателей большого опыта — умение съездить недалеко, но собрать много.

Один мой собеседник сказал, что ты можешь провести в лесу сколько угодно времени, но если ничего не знаешь, то уедешь отсюда с голой жопой. Объем ваших знаний понижает количество физических перемещений и трудозатрат. Наш экипаж состоял из новичков, и были дни, когда мы вообще ничего не находили и возвращались с пустыми руками, чего не скажешь об опытных сборщиках

«Производства загружены на 40 процентов»

По словам президента союза переработчиков дикоросов Юрия Рудакова, в России коммерческим сбором занимаются около 8 миллионов человек, а 16 миллионов собирают дикоросы для личного пользования в разных объемах. Ограничений для сбора немного: регламентирован определенный период для сбора дикоросов, так как есть риск сорвать неспелые плоды, запрещено срывать краснокнижные растения, а также ограничено время пребывания людей на территории заповедных мест. По мнению Рудакова, коммерческий сбор дикоросов помогает бороться в том числе с низким доходом граждан. Экспортируются дикоросы по всему миру: большая часть приходилась на Китай, Юго-Восточную Азию, Японию и США. Происходит и так, что сырье вывозится из России, перерабатывается в других странах, а затем возвращается уже в виде готового продукта, например, в качестве чая или конфитюра. Такая же история происходит и с БАДами.

Среди дикоросов в других странах особенно популярны кедровый орех, грибы, ягоды и чага. Китай вывозит много сырья, делает из него различные товары и продает по всему миру. Япония потребляет более 2000 тонн дикоросов. Переработкой занимается и Россия: в Томске, например, есть свое высокотехнологичное производство, где делают экстракты из хвои. По словам Рудакова, сейчас идет активная популяризация орляка — вкусный продукт, если его правильно приготовить. Используется в качестве закуски, салата, второго или гарнира.

«Наши компании научились работать с лисичкой, — говорит Рудаков. — Она появляется на полках магазинов уже в красивой упаковке. Также сборщики дикоросов собирают ягоды, из них делают морс, разные напитки, используют для йогуртов, что-то перерабатывают в пюре. Из кедровых орехов делают кедровое молочко: очень интересный, полезный и вкусный продукт»

Соседям Россия пока уступает. В той же Финляндии интенсивность сбора выше, чем в Карелии. Правда, там ягодные места значительно ближе к дороге.

«У нас производства загружены в среднем на 40 процентов, — заключил Рудаков. — Было бы здорово их немного модернизировать».

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа