Вводная картинка

Неосновной инстинкт. Как стресс меняет отношение россиян к сексу и почему он действует на всех по-разному?

С началом спецоперации на Украине жизнь россиян кардинально изменилась. Военные действия, санкции, курс доллара, исчезновение привычных вещей вроде IKEA и «Макдоналдса» — все это заставляет испытывать сильный стресс, который напрямую влияет на повседневную жизнь, в том числе сексуальную. При этом люди реагируют на тревожные новости по-разному, и это нормально. «Лента.ру» поговорила с россиянами и экспертами о том, как стресс влияет на основной инстинкт человечества.

Гордость и изнеможение

Марина и Рома (имена героев изменены) — успешная молодая пара. Она предпринимательница, он работает в госкомпании. До начала спецоперации Марина и Рома регулярно занимались сексом, ни он, ни она на недостаток секса не жаловались. Но в конце февраля все резко изменилось: новости о происходящем на Украине и об экономических санкциях вызвали у Марины такой сильный стресс, что ей стали неприятны даже прикосновения мужа.

«Сексуальное желание у меня стало пропадать сразу после первых новостей. Сначала вообще мыслей о сексе не было. В первые две недели — вплоть до отвращения», — рассказывает Марина.

При этом у Ромы либидо не особенно снизилось. «Он менее эмоциональный по темпераменту, спокойнее реагирует на ситуацию — работает в госкомпании, в жизненно необходимой отрасли, которая очень маловероятно пострадает и в которой будет бронь от призыва в армию», — объясняет Марина.

Но настаивать на сексе Рома не стал и с пониманием отнесся к состоянию Марины. Хотя разговор для обоих был непростым. Вскоре Рома и вовсе заразился коронавирусом, поэтому вопрос секса ушел из повестки сам собой.

Зато со временем стало больше объятий. По мнению врачей, это один из лучших способов избавиться от стресса.

Похожая ситуация произошла и в жизни Аллы (имя изменено). Первые две недели она была в шоке от происходящего и не могла фокусироваться ни на чем, кроме новостей. «Я бесконечно скроллила новости и совершенно не могла допустить никаких мыслей о сексе. (...) Так что первые две недели у меня вообще отключилась функция секса, абсолютно», — признается она.

Поначалу Алла считала, что просто не может получать удовольствие с мужем, пока есть люди, которые вынуждены бежать из своих домов и прятаться в бомбоубежищах. При этом для партнера Аллы секс — скорее акт расслабления, который может и должен иметь место несмотря ни на что. Но принуждать ее он не пытался.

Со временем Алла решила жестко выстроить распорядок дня так, чтобы чтение новостей не занимало большую часть времени. Она сказала себе: «Лучшее, что я сейчас могу сделать, — это помогать себе и своей семье оставаться на плаву в плане денег, учиться, получать знания». Алла решила, что будет позволять себе читать новости утром или вечером. По ее словам, это помогло.

С начала спецоперации прошел месяц. Марина до сих пор пьет успокоительные и не может заниматься сексом с мужем. Алла нашла способ вернуть желание, но каждый раз ей для этого приходится прилагать усилия, максимально концентрируясь на партнере и его прикосновениях.

Природа против

Сексолог Евгений Кульгавчук объяснил, что нежелание заниматься сексом во время стресса — вполне обычное дело, поскольку «природа против размножения в трудные времена».

Обычно стресс у многих блокирует инстинкт размножения. Люди порой так и говорят, что им «не до секса». Обладателей слабой половой конституции даже малейший стресс может выбить из колеи. Все дело в повышении уровня гормона пролактина, который может опосредованно снижать уровень гормона тестостерона, отвечающего за либидо как у мужчин, так и у женщин

Евгений Кульгавчукпсихолог

Но есть и другие модели поведения людей в стрессовых ситуациях. У кого-то сексуальное желание, наоборот, возрастает, потому что организм стремится восполнить потребность в размножении, пока у него есть такая возможность. Кульгавчук уточнил, что такая реакция встречается у более стрессоустойчивых людей. У них во время кризисов могут обостряться чувства и желания, так популяция самовосстанавливается — в первую очередь за счет самых сильных, отметил он.

Секс-терапевт Лиза Мороз пишет, что столкнулась с двумя стадиями своих отношений с либидо. «Когда я уехала из Киева, у меня появилось время и силы обратить внимание на либидо. Ну и я его не нашла. Чувствовала себя бесполым существом, которое чисто в теории знает, что такое секс», — вспоминает она. Вторая стадия была сопряжена с переездом в Польшу и возникновением ярких сексуальных фантазий. «Такие меня посещали только в пубертат... Напряжение в теле было сильным. Тянуло внизу живота», — рассказывает Мороз в своем Telegram-канале «Подкаст "Ты уже?"».

У кого-то такое количество кортизола вырубает либидо в ноль. У кого-то ничего не происходит, хочется так же, как и хотелось. А у кого-то, наоборот, либидо повышает. Это зависит и от половой конституции: чем она сильнее, тем меньше воздействие стресса на либидо. И от установок — например, таких: когда другим плохо, я не имею права испытывать желание. И от общей стрессоустойчивости. Эти процессы могут быть обоснованы эволюционно, типа скоро смерть — давайте размножаться, ну или хотя бы притягиваться друг к другу. Или: какое размножение — надо бежать!

Лиза Морозсекс-терапевт

Карина, автор Telegram-канала «*** случай», в свою очередь, рассказала о своем бывшем, который накопленное во время стресса напряжение вымещал в сексе. По словам блогера, это был очень нервный человек, а секс с ним она вспоминает как агрессивный и жесткий. «Я такое просто ненавидела, потому что в эти моменты человек был словно не со мной, а где-то во вчерашней командировке», — пишет Карина. При этом блогер признается, что на нее стресс действует диаметрально противоположно: «оргазм быстро пропадает».

Кульгавчук объясняет, что у мужчин больше тестостерона, поэтому и «стартового влечения» больше. «И нужно понимать, что женщины могут вступать в половые отношения, не имея огромного полового желания, а порой уступая напору, — говорит он. — Мужчины же допускаются к размножению только через эрекцию. А в эрекции есть два механизма: расслабление кавернозных тел, которое коррелирует с психическим расслаблением, и потом уже гидравлика. Поэтому, если со стрессом совсем зашкаливает, воспроизводство временно прекращается».

Рожденные в СССР

Исключения из правила есть, но чаще всего, по словам Кульгавчука, инстинкт самосохранения побеждает инстинкт размножения. В моменты кризисов репродуктивная функция как бы ставится на паузу, и люди замыкаются в себе, а когда тяжелые времена заканчиваются — и либидо восстанавливается, и рождаемость повышается. Кульгавчук рассказал, что, например, во время Великой Отечественной войны у многих женщин даже прекращались менструальные циклы, тогда как в послевоенное время рождаемость повышалась.

Демограф Юрий Крупнов, в свою очередь, считает, что такой связи может и не быть. «Исторические ряды — это недостаточно подтвержденные данные. Известный феномен 1943 года, когда в военное время, после победы под Сталинградом и перелома в ходе Великой Отечественной войны рождаемость стала заметно расти, поскольку рождаемость — это во многом функция психологического и духовного подъема населения», — отметил он.

Сама по себе рождаемость в России — синусоидная, причем эта синусоида затухающая, ведущая к вымиранию, уверен Крупнов. Прекращение простого воспроизводства населения наступило в СССР еще в 1964 году, и углубление этого слома продолжается до сих пор.

Возвращаясь к происходящему сейчас, Крупнов высказал мнение, что если кризис и скажется на демографической ситуации в стране, то его влияние будет минимальным. Связано это с тем, что с точки зрения рождаемости Россия и без того находится в глубочайшем кризисе из-за доминирования в стране полуторадетной семьи (когда суммарный коэффициент рождаемости не превышает 1,5 условных ребенка на женщину). Экономика, безусловно, тоже влияет на желание заводить детей, но не так сильно, как разрушение института семьи и брака, считает демограф. Но эта тенденция характерна для большинства стран. «По развитым странам мы видим, что и кризис 2008 года, и ковидный кризис не влияют кардинально на рождаемость в связи с ее и без того крайне низким уровнем», — сказал демограф.

Если бы российская демография была в нормальном состоянии, то, наверное, можно было бы это обсуждать. А она находится в разрушенно-катастрофическом. Конечно, понятно, что с падением доходов снижение будет, но не более двух-пяти процентов. А в целом глобально ничего, по моему мнению, не изменится

Юрий Крупновдемограф

Сейчас же, по словам демографа, на одну российскую семью приходится в среднем 1,5 ребенка, а в Москве — и того меньше.

Дорогое удовольствие

На фоне общей картины сообщения о взрывном росте спроса на презервативы выглядят неоднозначно. Если россияне в стрессе и не думают о сексе, то непонятно, откуда такой спрос — разве что все решили избежать нежелательной беременности. Но, по словам Юрия Крупнова, скорее всего дело лишь в стремлении людей запастись товарами по старой цене. Сначала сахар, потом презервативы.

Хотя сексолог Евгений Кульгавчук все же видит в интересе россиян к презервативам оптимистичную тенденцию. По его словам, это может свидетельствовать о благополучии большинства людей в интимной сфере, хотя в западных странах прослеживается другая тенденция.

В работах американских коллег — в частности, профессора Индианского университета Дебби Хербеник, занимающейся изучением сексуального и репродуктивного здоровья, — отчетливо показаны тенденции к снижению либидо у американской молодежи. Американские студенты все меньше и меньше занимаются сексом. Были сопоставлены данные Общего социального опроса за 2000-2018 годы и аналогичные исследования на данный момент. Выяснилось, что доля молодых мужчин, у которых не было секса, увеличилась с 19 до 31 процента. Частота секса снизилась и у тех, у кого был постоянный партнер

Евгений Кульгавчуксексолог

Рассуждая же на известную тему, что «в СССР секса не было», Кульгавчук отметил, что в советское время в стране не было не секса, а стресса. «В СССР была стабильность, занятость, и она, конечно, способствовала психологическому благополучию населения. В том числе и гармоничным интимным отношениям», — отметил сексолог.

Исследовательница Кристин Годси, в свою очередь, утверждает, что для хорошего секса женщинам нужна уверенность в завтрашнем дне, социальные гарантии. В СССР эта уверенность якобы была. По крайней мере, судя по показателям рождаемости, заводить детей боялись не так сильно, как теперь.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа