Вводная картинка

«Все, что помнит, — страх» Российскую девочку отравили неизвестным ядом. Она потеряла память и нуждается в вашей помощи

Россия

Аня Чистякова живет в станице Павловская Краснодарского края. Летом прошлого года девочка отравилась неизвестным веществом: у нее отказали почки, печень, легкие, произошел отек головного мозга. Ребенок впал в кому. Врачам удалось спасти Ане жизнь, но она утратила память и почти все навыки. После двух курсов реабилитации в подмосковном центре «Три сестры» Аня смогла встать на ноги. Лечение необходимо продолжить, но оплатить следующий этап реабилитации стоимостью более миллиона рублей ее родители не в состоянии.

Аня похожа на красивую куклу с двумя косичками и большими грустными глазами. Тринадцатилетняя девочка ходит с мамой за ручку и послушно открывает рот, когда мама кормит ее из ложки. Аня очень любит книги, но совершенно не помнит, что с ними делать. Несколько раз в день она спрашивает: «Мама, где я? Я хочу домой. Я очень устала».

— Недавно в реабилитационном центре одна маленькая пациентка решила, что Аня — кукла, и спросила, можно ли ее купить.

Летом прошлого года Аня отравилась неизвестным веществом: у нее отказали почки, печень, легкие, произошел отек головного мозга. Врачам удалось спасти жизнь девочки, но она утратила память и почти все навыки. Чтобы помочь Ане вернуться к жизни, требуется очень сложная и дорогая реабилитация. Нужна наша помощь.

Сбор средств успешно завершен.

1 128 744 рублей собрали читатели «Ленты.ру», rbc.ru и rusfond.ru

Всего собрано 1 128 744 рублей.

Друзья, всем спасибо! Вместе мы сделали доброе дело

У Ани серьезное поражение головного мозга в результате сильнейшего токсического отравления. Она многое забыла, но точно знает, что ей надо долго лечиться, чтобы снова стать обычной девочкой, какой она была еще восемь месяцев назад: Аня играла на флейте, рисовала, знала наизусть десятки стихотворений на русском и английском.

— В 12 лет Аня была очень развита интеллектуально. Училась на одни пятерки, ее фотография висела в школе на доске почета, — вспоминает ее мама Светлана. — А в душе это был еще ребенок, который иногда играл в куклы и делился со мной своими нехитрыми секретами.

Страшная трагедия изменила все в одночасье.

24 июля прошлого года Светлана получила от дочки странное СМС: «Не могу ходить, рву» — и помчалась домой. Аня лежала в дверном проеме между коридором и ванной, ее рвало, она кричала: «Мамочка, спаси меня!»

Экспресс-тест, сделанный в районной больнице, показал, что в моче и крови ребенка содержится амфетамин — синтетический стимулятор центральной нервной системы. Каким образом вещество попало в организм девочки, она не помнила. Сказала, что ела грушу.

Сотрудники полиции обследовали у нас дома все продукты, напитки и медикаменты, допросили Аниных друзей, изучили переписку в соцсетях. Зацепиться было не за что. Последним запросом в интернете у дочки был «Что означает имя Анна»

Светлана Чистякова, мама Ани

Повторный анализ крови оказался чистым. Светлана сосредоточилась на спасении единственной дочери, которой с каждым часом становилось хуже. В реанимации районной больницы девочку подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. А на следующее утро у нее отказала печень.

Органы начали сыпаться один за другим. После печени перестали работать почки, потом отказала поджелудочная железа. На вертолете Аню доставили в реанимацию Краснодарской детской краевой больницы.

Там у девочки открылось почечное кровотечение. Токсичное отравление добралось до головного мозга и спровоцировало отек. Ребенок впал в глубокую кому. Для дыхания врачи установили Ане трахеостому, для питания — гастростому, для очищения крови проводили диализ. Никто из врачей не обещал, что она выберется из комы.

Через три недели Аня открыла глаза.

— Я рыдала от счастья! — рассказывает Светлана. — Представляла, как зайду в реанимацию, мы с дочкой обнимемся и поедем домой. Но такое возможно только в кино. Впереди нас ждали страшные испытания.

За три недели комы девочка потеряла больше десяти килограммов веса и находилась в вегетативном состоянии: не могла говорить, двигаться, держать голову. Ее состояние оценили как стабильно тяжелое и перевели в отделение неврологии. Маме разрешили за ней ухаживать. По словам Светланы, из-за спастики кулачки Ани невозможно было разжать, колени не сгибались. Во время приступов она выгибалась всем телом и билась ногами до кровавых ран. Кричать не могла, только очень широко открывала рот и глаза, как будто звала на помощь.

Целый месяц Ане кололи препараты, делали массажи и разные процедуры. Врачи говорили маме, что некоторые упражнения надо повторять миллион раз — и тогда может случиться сдвиг. А может и не случиться, все зависит от пластичности мозга.

Этот сдвиг наконец случился: к Ане вернулось сознание, она узнала маму, вспомнила папу, дедушку и бабушку. Однажды, когда Светлана читала ей «Мишкину кашу», Аня засмеялась.

— Для меня это был сигнал, что дочка все слышит и понимает, — улыбается Светлана. — Я пообещала ей, что сделаю все, чтобы она выздоровела!

Перед самой выпиской у Ани заработали почки, печень, поджелудочная железа. Стомы удалили. Не заработал только мозг, хотя улучшения были налицо: прекратились ужасные приступы, Аня начала фокусировать зрение, могла выполнять несложные команды — подвинуть ногу, высунуть язык.

Заведующий отделением неврологии сказал, что ребенку теперь нужна хорошая реабилитация, и посоветовал обратиться за помощью в подмосковный реабилитационный центр «Три сестры».

Чтобы ухаживать за дочкой, мама Ани уволилась с работы. Все накопления родители потратили на первый курс реабилитации. Результаты удивили даже врачей из центра «Три сестры»: туда Аню привезли на инвалидной коляске, а через месяц она вышла своими ногами, хоть и со страховочным поясом. По результатам МРТ очаги повреждения головного мозга заметно уменьшились.

Сейчас девочка проходит второй курс реабилитации, который оплатил благотворительный фонд. Аня уже может есть с ложки, начала вспоминать английские слова, разговаривает короткими предложениями, но понимает ее пока только мама.

Аня до сих пор не знает, что случилось с ней в тот самый день.

Все, что она помнит, — было очень страшно и хотелось плакать

Врачи в реабилитационном центре говорят, что у Ани очень хорошие шансы на восстановление. Но мозгу ни в коем случае нельзя давать отдых, иначе все старания сведутся к нулю. Второй курс реабилитации подходит к концу, а лечение необходимо продолжать. Аня очень устала быть куклой. Она хочет быть обычной девочкой, как раньше. И еще — чтобы мама подарила овчарку.

Овчарку мама обещала взять в приюте. А вот с реабилитацией так просто вопрос не решить.

Впереди у Ани большой и трудный путь к себе прежней. Но с нашей помощью она обязательно справится.

После перенесенной токсической энцефалопатии — поражения головного мозга — у Ани появились проблемы с координацией, с памятью и речью. Предстоит следующий курс реабилитации: мы будем работать над мобильностью Ани, в результате она сможет подниматься и спускаться по лестнице на второй этаж без помощи. На занятиях с эрготерапевтом будем работать над навыками самообслуживания. Для восстановления речи и памяти с девочкой будут заниматься логопед и нейропсихолог.

Олег Прорвич, невролог реабилитационного центра «Три сестры»

Стоимость лечения — 1 071 000 рублей.

1 128 744 рублей собрали читатели «Ленты.ру», rbc.ru и rusfond.ru
Всего собрано 1 128 744 рублей.

Сбор средств успешно завершен.

Друзья, всем спасибо! Вместе мы сделали доброе дело.

О РУСФОНДЕ

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Ъ». Проверив письма, мы размещаем их в «Ъ», на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире телеканала «Россия 1» и радио «Вера», в социальных сетях, а также в 156 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать.

Всего собрано свыше 17,386 млрд руб. В 2022 году (на 10 марта) собрано 323 724 796 рублей, помощь получили 204 ребенка.

Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг. В декабре 2021 года Русфонд получил грант на развитие Национального РДКМ в конкурсе «Москва — добрый город». Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;
rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа