Вводная картинка

«Будет непросто» Пойдет ли НАТО на конфликт с Россией и какое будущее ждет европейскую безопасность?

Мир
СюжетПереговоры по СНВ-3

Последние события вокруг Украины фактически обнулили и без того хрупкую архитектуру мировой безопасности. Между двумя крупнейшими ядерными державами — США и Россией — практически не осталось соглашений, ограничивающих наступательные вооружения, а те, что остались, истекают в ближайшие четыре года. В связи с этим возникают опасения, что при нынешнем уровне взаимной неприязни и в отсутствии сдерживающих механизмов очередной виток гонки вооружений практически неизбежен, а европейский континент станет тем местом, где развернется это соперничество. Какие испытания и трансформации ждут европейскую систему безопасности после российской спецоперации на Украине, насколько вероятен сценарий нового ракетного кризиса и возможен ли военный конфликт между Россией и НАТО — разбиралась «Лента.ру».

Глобальное противостояние

После объявления российским президентом Владимиром Путиным спецоперации по демилитаризации Украины Москва столкнулась с мощнейшим политическим и экономическим давлением: в ООН была принята резолюция, осуждающая действия России, западные страны вводят все новые и новые ограничения против российской экономики и политиков, а международные компании и сервисы один за другим объявляют о прекращении деятельности на территории страны.

Есть у этого давления и военное измерение — на данном этапе оно выражается в поставках вооружений на Украину, в том числе в беспрецедентном решении Европейского союза (ЕС) о предоставлении Украине летального оружия. Однако не исключено, что оно примет и другой, куда более опасный облик. По словам генерального директора Российского совета по международным делам (РСМД) и эксперта клуба «Валдай» Андрея Кортунова, на Западе всерьез обсуждается и сценарий возможного военного конфликта между НАТО и Россией.

За поставками вооружений на Украину может последовать более открытое и непосредственное вмешательство в ход военного конфликта — например, переброска в горячие точки добровольцев и наемников из западных частных военных компаний. При этом звучали и более радикальные идеи вроде создания бесполетной зоны над территорией Украины.

Впрочем, как в секретариате Североатлантического альянса, так и в отдельных столицах подобное предложение отвергли: такой шаг сопряжен с риском прямого военного столкновения России и НАТО, а воевать в альянсе не хотят

По мнению Кортунова, скорее всего, дело ограничится косвенной поддержкой Украины: поставками вооружений, отправкой добровольцев и наемников, а также предоставлением Украине разведданных западных спецслужб. Так или иначе, в долгосрочной перспективе Россия останется главным оппонентом и главным объектом интересов НАТО, что явно будет отражено в новой стратегии Североатлантического альянса, которую планируется принять в июне 2022 года на саммите в Мадриде.

Новый Карибский кризис

В силу своей природы человек нередко пытается провести параллели между событиями настоящего и прошлого. В последние месяцы нарастающее напряжение между Россией и Западом неоднократно сравнивали с наиболее острыми моментами холодной войны — Карибским кризисом и ракетным кризисом в Европе конца 1970-х — 1980-х годов. После приказа президента России Владимира Путина привести в режим несения боевого дежурства силы сдерживания, включающие ядерное оружие, эта аналогия перестала быть сугубо умозрительной и теоретической.

Подобный шаг был воспринят на Западе с осуждением и тревогой, а Пентагон принял решение отложить испытание баллистической ракеты Minuteman-3, чтобы не послать России неверный сигнал.

Ядерную войну нельзя выиграть и не следует начинать

Джон Кирбиофициальный представитель Пентагона

Впрочем, в нынешних обстоятельствах сложно исключить эскалацию в сфере неядерных вооружений. НАТО еще до последних событий планировало значительно увеличить свое военное присутствие на восточных рубежах, и вполне естественно, что с нынешней эскалацией эти планы будут лишь форсированы.

Научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователь проекта «Ватфор» Дмитрий Стефанович отметил, что уже сейчас наблюдаются призывы восточноевропейских стран к увеличению контингента США на их территории, свою военную стратегию может пересмотреть и Германия.

В средней и долгосрочной перспективе текущие события приведут к наращиванию вооруженных сил стран НАТО

Дмитрий Стефановичсотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН

Генеральный директор РСМД Андрей Кортунов предположил, что нынешний кризис сподвигнет США к ускорению программы по разработке ракетных систем нового поколения. При этом если раньше речь шла о размещении подобных комплексов в Восточной Азии для сдерживания Китая, то сейчас может быть рассмотрен вопрос об их использовании и в Европе. Это создаст угрозу для безопасности России, которая в ответ может разместить аналогичные системы в европейской части страны, чтобы оказать давление на союзников США на континенте.

Еще в 2021 году Соединенные Штаты возродили 56-е командование полевой артиллерии армии США в Германии, которое в годы холодной войны отвечало за ракеты средней дальности в Европе. Сейчас в его состав также войдут специалисты по кибербезопасности, радиоэлектронной борьбе и операциям в космосе. В том же году Эстония заключила с Израилем договор о закупке противокорабельных ракет Blue Spear («Голубое копье»). До этого аналогичные комплексы Naval Strike Missile (NSM) производства норвежской компании Kongsberg Defence & Aerospace закупили и развернули Военно-морские силы Польши.

Стефанович предположил, что вследствие нынешней эскалации Соединенные Штаты могут перевооружиться на новую высокоточную оперативно-тактическую ракету PrSM, которую называли «убийцей» российских систем противовоздушной обороны С-400 «Триумф». Все это, безусловно, не останется без ответа в России, что лишь приведет к снижению общей безопасности.

Тенденция не самая приятная. Будет непросто

Дмитрий Стефановичсотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН

Такое положение дел может привести к повторению ракетного кризиса 1980-х годов в Европе. «А если Россия договорится с кем-то из своих партнеров о размещении ракет в непосредственной близости от территории США, тогда будет уместна аналогия с Карибским кризисом», — отметил Кортунов. Особую тревогу вызывает тот факт, что между Россией и Соединенными Штатами практически не осталось соглашений, ограничивающих размещение стратегических вооружений.

За период президентства Дональда Трампа США вышли из соглашений о контроле над вооружениями, на выработку которых в свое время уходили месяцы: это Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) и Договор по открытому небу (ДОН). Еще до этого, в 2001 году, администрация Джорджа Буша-младшего в одностороннем порядке вышла из Договора об ограничении систем противоракетной обороны.

Последнее «выжившее» соглашение, ограничивающее стратегическое вооружение России и США, Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), буквально за несколько дней до истечения срока действия удалось продлить — правда, всего на пять лет и с оговоркой, что за эти годы пройдут углубленные дискуссии по заключению новой итерации договора, которая учитывала бы новейшие системы вооружений.

Основополагающий акт Россия — НАТО, по всей видимости, прекращает свое существование. 25 февраля генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг заявил, что Россия неоднократно нарушила положения документа, в том числе в связи с операцией на Украине, а потому документ больше не работает. Судьба Венского документа о мерах укрепления доверия и безопасности также выглядит крайне туманной.

Все это вместе фактически обнуляет существовавшую до этого архитектуру безопасности. А значит, ее придется создавать заново и, скорее всего, не просто в обновленном, но в полноценно переосмысленном виде

И с чистого листа опять начнем сначала

До разгорания кризиса вокруг Украины Россия уже предприняла попытку обсудить с Западом будущее безопасности в Европе. В США и НАТО были направлены два документа, в которых содержались российские предложения по гарантиям безопасности.

Ключевые требования России — нерасширение НАТО на восток, отказ от предоставления Украине и Грузии членства в альянсе, а также отвод сил и военной инфраструктуры НАТО на позиции 1997 года — были отвергнуты на Западе

Однако некоторые предложения, вроде контроля над вооружениями, транспарентности в военной деятельности и избежания военных инцидентов, все-таки снискали поддержку США и НАТО. Но такой ответ не устроил Россию, которая настаивала на комплексном рассмотрении своих предложений.

На нынешнем этапе продолжение переговоров на основании российских проектов соглашений выглядит крайне маловероятным. Однако стороны все же могут вернуться к обсуждению насущных вопросов в сфере контроля над вооружением, пусть и не в краткосрочной перспективе, считает Стефанович.

В интересах не только России, но и всех европейских стран найти какое-то решение, которое не привело бы к дальнейшему наращиванию численности и количества вооруженных сил и техники вдоль линии соприкосновения

Дмитрий Стефановичсотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН

По мнению специалиста, стороны могли бы сфокусироваться на вопросах, связанных с носителями высокоточного оружия большей дальности: крылатыми ракетами, противоракетными системами, ударными беспилотниками, — то есть тем вооружением, которое представляет непосредственную угрозу как России, так и Западу.

Еще один насущный вопрос — переговоры по СНВ-3, действие которого истекает 5 февраля 2026 года. Вскоре после продления стороны выразили намерение провести углубленные переговоры по будущему контроля над вооружением, выработать новое «уравнение безопасности», как говорил заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков. За прошедший год переговоры существенно не продвинулись, но в конечном итоге поиск какого-то взаимоприемлемого решения отвечает интересам и США, и России.

Кортунов напомнил, что у сторон расходится видение будущего документа: Россия хочет, чтобы он охватывал все стратегические системы — и ядерные, и неядерные; США же настаивают на том, что соглашение должно сосредоточиться на всем ядерном оружии, тактическом и стратегическом.

Кроме того, договор может включать и новые измерения: операции в космосе, кибероружие, дроны-носители ядерного и неядерного оружия, средства «быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike, нанесение удара неядерным оружием по любой точке мира в течение одного часа).

Вопрос в том, чтобы не столько количественно, сколько качественно ограничивать гонку вооружений

Андрей Кортуновгенеральный директор РСМД

В НАТО в целом продемонстрировали готовность продолжить с Россией диалог по вопросам стратегической стабильности и контроля над вооружением после завершения острой фазы кризиса на Украине. Осторожный оптимизм питают и российские официальные лица.

Я уверен, что мы от этого дна оттолкнемся и начнем выправлять отношения

Сергей Рябковзаместитель министра иностранных дел России

По словам Кортунова, хотя нынешние события лишь углубили противоречия между Россией и Западом, обе стороны осознают необходимость дальнейшего диалога по вопросам стратегической стабильности. Предстоит обсуждать не только технические вопросы вроде восстановления линий коммуникаций и моратория на размещение ракет средней и меньшей дальности, но и вопрос более фундаментального характера: самого понятия неделимой безопасности, которое стороны, к сожалению, пока понимают по-разному. «Потребуется много времени и сил, чтобы хотя бы частично восстановить то, что нужно восстановить, создать то, что нужно создать взамен утраченного», — отметил специалист.

***

Как показали предшествующие глобальные кризисы, вслед за тотальным обнулением наступает период выстраивания новых правил игры, взаимных гарантий и новой архитектуры безопасности. С учетом накопившихся противоречий этот процесс будет весьма продолжительным и непростым, но уже на нынешнем этапе осознается сторонами как критически важный и необходимый, без преувеличения, для будущего всей планеты.

Со времен ракетного кризиса в Европе и уж тем более Карибского кризиса военные технологии шагнули далеко вперед. Время подлета ракет-носителей ядерного оружия сократилось до минут, и цена человеческой ошибки стала как никогда высокой. Именно поэтому так важно сесть за стол переговоров и принять новые правила игры. Но для этого понадобится твердая политическая воля обеих сторон. Как скоро она появится — вопрос открытый.

Лента.ру на рабочем столе для быстрого доступа